Я говорю по-русски

Для молдавского общества русский язык – это как латынь для медиков: носитель исторической памяти, административного управления и ценностных установок.

Тема русского языка все чаще становится предметом политических спекуляций, что значительно усложняет обсуждение и определение его роли и перспектив в Молдове. А вопрос важен, ведь носителями языка являются более 90 процентов жителей Молдовы, что по-прежнему обгоняет государственный – молдавский – язык. Я не ставлю вопрос о статусе языка. Вопрос этот скорее вторичен, пока нет общего понимания места языка в молдавском обществе.

Например, на каком языке в армии должны отдаваться приказы? На двух? Звучит абсурдно. С другой стороны, если владение русским языком залог ведения успешного бизнеса в Молдове, - ограничение языка приведет к вполне ощутимым экономическим убыткам. Логично?

Русский язык, овладеть которым для иностранцев является достаточно сложной задачей, открывает путь к мировой науке, культуре, истории, конечно же, наряду с английским, французским, испанским, немецким языками. Но, объективно взглянув на вещи, признаемся, что исторически сложившаяся в Молдове реальность предполагает быстрое и легкое изучение скорее русского языка, чем других языков мирового значения. Зачем же с этим бороться? А более того, от этого отказываться?

Необходимо, чтобы в обществе установилась тривиальная, на мой взгляд, мысль: простой гражданин может говорить на любом языке. Главное - чтобы каждый человек в Молдове чувствовал себя комфортно, независимо от языка общения. И государство обязано гарантировать нам эту комфортность. Однако, если гражданин решил состояться на политическом, военном или административном поприще, то владение государственным языком просто обязательно. Искусственное ограничение русского языка, как впрочем, и нежелание овладевать молдавским языком, наносит большой ущерб и мешает развитию всего молдавского общества.

Обсудить