Заметки молдавского консерватора. Никита Михалков и национальная идея, или как обустроить наше будущее

Одно из существенных различий нашего духовного и интеллектуального возрождения, вносящее, порой, огромную разницу в понимание произошедшего для человека из России и для людей из бывших советских республик, заключалось в том, что мы, народы окраин бывшего СССР, связывали все наши беды с Россией и русским народом. Потому что именно оттуда нам был навязан коммунизм, именно туда нас депортировали, именно с помощью русского языка нас денационализировали.

Недавняя поездка в Астану на форум журналистов Европы и Азии, известный как ФЕАМ, стала для меня более чем удачной. Благодаря коллегам из РИА «Новости» мне довелось поучаствовать в очень важном форуме, услышать суждения множества умнейших людей, завести новые знакомства среди журналистов из разных стран, вновь увидеть чудесный город Астану. Но всё же, главным событием этого профессионального форума стала встреча с Никитой Михалковым. Я ждал её, даже, можно сказать, готовился к ней. Перед поездкой с карандашом в руках я перечитал его известный текст «Право и Правда. Манифест Просвещенного Консерватизма» (см. http://www.evrazia.info/modules.php?name=News&file=article&sid=4428). Я не являюсь большим знатоком кино: никоим образом не слежу за бурными, а порой, весьма критическими реакциями на новые творения этого замечательного художника в Москве. И сужу я о нём, только исходя из собственного глубоко искреннего интереса к его творчеству, точно так же, как в последнюю четверть века формирую своё мнение о тех событиях и явлениях, которые не оставили меня равнодушным.

Вступление

Я был одним из тех, кто воспитывался на Самиздате, кто принял Перестройку как возможность положить конец коммунистическому режиму и обрести Независимость для моей Родины. Я был счастлив, когда рухнула «Империя зла» и когда мы принялись строить новое государство, ориентируясь на западную, демократическую модель. Всё казалось очень простым: свобода, многопартийность, приватизация, права человека, США, НАТО, ЕС, МВФ и другие очаровавшие нас дефиниции сулили достижение всеобщего благосостояния, а то и полного блаженства. Глубинные корни Октябрьского переворота, последовавшего за ним Красного террора, Гулага и всех ужасов советского режима мы осознавали по мере открытия для себя новых книг, идей и понятий, не ведомых нам до развала СССР, да и долгое время после. Одно из существенных различий нашего духовного и интеллектуального возрождения, вносящее, порой, огромную разницу в понимание произошедшего для человека из России и для людей из бывших советских республик, заключалось в том, что мы, народы окраин бывшего СССР, связывали все наши беды с Россией и русским народом. Потому что именно оттуда нам был навязан коммунизм, именно туда нас депортировали, именно с помощью русского языка нас денационализировали. До сих пор многим всё ещё не ясно, что первой жертвой большевистских крамольников и палачей стал именно русский народ и настрадался не меньше нашего, и коммунистический режим был не менее разрушителен для русского народа, чем для тех, кто оказался под игом этого преступного строя несколько позднее. Однобокая версия обвинения России при интерпретации советского прошлого ещё очень распространена за ее пределами. И развеять её можно лишь общими усилиями при честном, постоянном и мудром диалоге между представителями интеллигенции, - нет! - более того, национальных элит наших народов. А это значит, что художники, политики, журналисты и, далеко не в последнюю очередь, священнослужители должны встречаться, общаться, преодолевать сложившиеся стереотипы, анализировать общие проблемы и строить общее будущее. И тут старые обиды, взаимные упрёки и национальная заносчивость ни к чему. По прошествии последних двадцати лет мы попали в глубокую яму, забрели в тупик, из которого будет легче выбраться сообща, стать на ноги, оправиться и продолжить движение во времени, будучи народами, нашедшими, чуть было не утерянную окончательно, дорогу.

Краткий диалог с Никитой Михалковым в Астане

Посмотрев накануне работу Никиты Михалкова «Цитадель», а затем и его документальный фильм «Русский философ Иван Ильин», я присутствовал на встрече с известным режиссёром. На этой встрече мне довелось высказать некоторые свои мысли, к которым Михалков отнесся с исключительной доброжелательностью. Ниже я воспроизвожу расшифровку этого краткого общения. (Видео-версию можно посмотреть на моей стене в фэйсбуке и в моём блоге www.iurierosca.md. Запись была сделана молодым блоггером Павлом Григорчуком, за что я ему искренне признателен.)

« - Меня зовут Юрие Рошка, я из Молдовы. Я усиленно занимаюсь и журналистикой, и политикой. Поэтому я хочу вернуться к духовному, глубинному аспекту фильма, который мы посмотрели. Господин Михалков, для меня большая честь признаться, что я думаю в той же «струе», в которой, скажем, мыслите Вы. И если речь зашла о том, насколько вы политик или нет, то, конечно, Вы – духовный лидер. И я был бы счастлив, если бы политики наших стран ориентировались на духовных лидеров и не зацикливались на «экономическом детерминизме», на имитаторстве и на том, как Вы сказали, как бы сделать так, чтобы быть похожими на кого-то, а не на самих себя.

Что касается Вашей работы и мыслей, которые я увидел и во вчерашнем фильме. Переосмысление прошлого, с духовной точки зрения, наверное, означает наше всеобщее и очень ответственное покаяние; наверное, означает, что мы хотим все вместе как-то поучаствовать в завершении большевистского эксперимента и при помощи захоронения – христианского – останков Ленина. Это тоже очень важно. Потому что мы всё равно ориентируемся на то, что прийти в себя мы можем, только переборов вот этот кошмарный советский период.

Как человек, который очень много ездил по Европам-Америкам, я глубоко привержен консервативным ценностям. Но у нас есть одна проблема: к монархии мы вернуться не можем, аристократии уже нет. Духовная – да. Но! Скажем, как избирать элиты, как нам найти умного президента, который будет потом производить назначения?.. Давайте согласимся, что мы уже не республиканцы, но ещё не нашли чисто организационной, социологической дорожки, тропиночки… А как же строить иерархии в стране, которая уже поняла, что западный эксперимент проваливается, как коммунизм в прошлом, а чего-то нового мы ещё не придумали с точки зрения институционной, если можно так выразиться. Я очень благодарен Вам и я хочу закончить тем, что я чувствую глубокую приверженность идеям, которые вы исповедуете, еще и потому что я думаю и пишу на двух языках. Однажды по случаю дня рождения Высоцкого я сказал, что мне очень приятно и сладко дышать двумя духовными лёгкими. А именно: одним лёгким я дышу румынской культурой, другим лёгким я дышу русской культурой. Потому что иначе я чувствую себя ущербным – моё мировоззрение, моё понимание жизни, глубинного смысла того, что происходит, является ущербным, я чувствую себя духовным инвалидом без этого. И поэтому, конечно же, мы нужны друг другу, и поэтому я считаю, что двадцать лет не потеряно. Нам нужна была эта «долгая попытка» что-то выстроить при помощи имитации для того, чтобы прийти к духовному пути сближения и понимания того, что не только материальная сторона важна для всех нас.

Может, немного сумбурно. Я очень рад видеть Вас лично. Я очень рад, что мне довелось жить в такое время, когда есть такие духовные лидеры.

Никита Михалков: - Вы абсолютно личностно сформулировали то, что переживается сейчас всеми нашими народами. Вы на личном опыте, на личном примере, абсолютно точно, образно подвели итог, который мне был важен не только, так сказать, как красивая метафора, а как абсолютно точное внутреннее осознание того, что вот эта счастливейшая возможность дышать двумя лёгкими Востока и Запада - органическая потребность. Не туристическое дыхание экзотики, а внутренняя потребность друг в друге. Вот то, что вы сказали, просто - ну, просто - в десятку! Спасибо вам большое.

- Спасибо Вам».

После высказанных кратко и наскоро слов хотелось бы прояснить ряд аспектов, относящихся к затронутым мной темам.

Два разных фильма одного и того же мастера

Повторяю, я – не кинокритик, и я не в курсе обсуждений фильмов Михалкова. Был бы мастер, а критики найдутся. И всё же хотелось бы кое-что сказать о двух увиденных работах. «Цитадель».

Диалог у речки между героем Михалкова и персонажем, которого играет Олег Меньшиков. В ожидании расстрела опальный комдив вдруг вспоминает, как в 1919 году монаха зарубил за то, что тот белых прятал. И что ему сказал монах перед смертью. И как сказал. Он знал, за что умирает и потому принял свое жертвование спокойно. Он знал наверняка, что ради Христа Спасителя умереть не страшно. А славный герой Гражданской войны зарубил его, не дрогнув. Не осталось и следа героического, романтического образа большевика, борющегося за «светлое будущее». Есть только трагедия всех и каждого, жертв и палачей, которые, порой, неожиданно меняются ролями. Монолог Сталина перед онемевшим героем, который сполна познал ужасы политического террора, физических и душевных мук, в нескольких предложениях передаёт весь ужас той беспрецедентной по размаху и коварству исторической трагедии, коей явилась большевистская преступная деятельность. Сталин объясняет, почему решил доверить именно ему штурм цитадели, на которую должны пойти пятнадцать тысяч человек с палками вместо оружия. Сталин может положиться на него, поскольку помнит, как тот рубил монахов в 19-ом за то, что те прятали белых, как топил баржи с белыми в 21-ом, как травил газом восставших тамбовских крестьян в 22-ом. Всего несколько слов передают в сжатой форме тысячи томов воспоминаний, исторических трудов и литературных произведений о кошмарном прошлом.

И нет нам духовного исцеления, и нет прощения грехам преступников, и нет надежды найти верную дорогу, если нет возврата к вере. Об этом и работа Никиты Михалкова о великом русском христианском мыслителе Иване Ильине. Этот фильм напомнил мне о Солженицыне – и, наверное, неслучайно. Ведь и этот великий писатель, как и Михалков, читал знаменитого русского философа. Да и критические замечания против всех троих уж очень сходны. Люди такого духовного масштаба, не приемлющие большевизма с его сатанинской сущностью, способны дойти до глубинного анализа первопричин подобного явления. А, следовательно, их не загнать в прокрустово ложе схематичного понимания реалий. Для них «падение человека в историю» с высоты существа, созданного по образу и подобию Господа, началось не в 1917-ом. Возрождение, Рационализм, Французская Революция, Эволюционизм, Материализм, Законы Истории, Прогресс, Техника, Покорение Земли и Вселенной, Человек, как единственный и самодостаточный хозяин своей судьбы, являются звеньями одной цепи. Отсюда и сдержанное отношение к либерализму как к панацее от всех бед. В мире, из которого Господь был сослан, человек не может найти своего предназначения.

На закате исторического цикла

В Астане я вновь услышал известную фразу Никиты Михалкова, который с горечью напомнил, что современный человек всё больше думает о том, КАК жить, а не о том, ЗАЧЕМ жить. Он с горечью говорил, что двадцать лет после развала СССР прошли даром – накопилось столько проблем и неудач; и что теперь пора вновь обрести самих себя и искать пути сближения народам, жившим когда-то вместе. Да, за это время мы испили до дна чашу высоких иллюзий и горьких разочарований, стала невыносима бедность, несправедливость, клептократия и плутократия, нам надоел картонный капитализм, состряпанный по образу и подобию потёмкинской деревни. Нас не дурманит больше заморская масс-культура и не пьянит глобализация, как заменитель коммунизма. В мире, зацикленном на материальных ценностях, на погоне за комфортом и на выпячивании прав, не остаётся места ни для высоких порывов, ни для вертикального видения ценностей через божественную любовь, добродетель и ответственность.

После стольких неудач и несчастий, которые выпали на долю народов, выбравшихся двадцать лет назад из под обломков СССР, наш регион переживает многосторонний, системный кризис. Став подражателями западных моделей, которые плохо привились на нашей почве, и отвергая ушедшую в прошлое советскую модель, мы ощущаем необходимость переосмысления наших реалий. Мы живём в изжившей себя парадигме, но ещё не придумали новую. Мы находимся на закате исторического цикла, но по инерции мыслим категориями вчерашнего дня.

Знаменитое изречение американского автора Томаса Фридмана «The world is flat», давшее название его бестселлеру, стало обретать и другой смысл. В условиях глобализации мир стал плоским не только потому, что современные технологии позволяют сжимать информацию во всё более плоские формы, а ещё и потому, что ум человеческий становится не менее плоским. В современном мире происходит массовое нивелирование человека, он сам становится плоским, у него уже нет времени остановиться, задуматься, сосредоточится. В горизонтальном мире сетевого общения всё меньше места остаётся для общения вертикального, с Богом. Едва вынырнув из коммунистического прошлого, мы сразу же нырнули и окунулись с головой в потребительское настоящее. Из «винтиков» советской системы мы рискуем стать «счастливыми рабами» в глобалистском мире.

Манифест как вера в нравственную политику

Да, Никита Михалков прав, когда пишет в своём Манифесте, что «быть консерватором - значит быть человеком:

- который любит Бога и ближнего своего;

- который помнит о предках и заботится о потомках;

- который бережно относится к окружающему миру и думает о нём как о живом существе;

- который сохраняет, развивает и преумножает культуру, науку и образование».

И далее: «Консервативную традицию от радикальной новации любого толка отличает то, что она не рационалистична, а мистична. Она опирается не на внешнюю систему логических правил и рассудочных представлений, а на внутренний духовный строй личности, психологию нации, обычаи, ритуалы и обряды племён и народов».

И ещё:

«Внутренняя свобода, или ПРАВДА, - дар Божий. Она сопряжена с нравственной ответственностью и требует от человека жизни «по совести».

Внешняя свобода, или ПРАВО, - не только способность человека поступать так, как ему заблагорассудится, но и публичная обязанность отвечать за свои поступки в границах установленных обществом и поддерживаемых государством обычаев и норм.

Нарушение внутренней и внешней свобод человека недопустимо и должно охраняться Церковью и Государством».

Возвращаясь к тексту известного Манифеста, вобравшего в себя массу светлых идей консерватизма, не могу не подчеркнуть определённых затруднений, которые мешают нам выстроить до конца логическую цепочку сравнительно быстрой организации общества на основе данных принципов. Это совсем не означает, что данные принципы ошибочны. Но всё же мы не можем не вспомнить тот факт, что современные государства стали светскими и, с точки зрения юридического права, Бога нет, а, следовательно, закон человеческий основывается не на Законе Божьем, а на юридических формальностях. Власть потеряла свою сакральность, а на историческую сцену давно уже вышла человеческая вседозволенность, зачастую приобретающая облик порока. В качестве примера достаточно вспомнить пресловутую тему с правами гомосексуалистов как агрессивного «сексуального меньшинства», к которому все обязаны проявлять беспрекословную толерантность. А на тех, кто недостаточно «толерантен» есть управа – «международное сообщество»

Иными словами, мы уже знаем, чего больше не хотим в нашем государственном и общественном устройстве, но ещё не вполне знаем, какие точно формы организации власти способны заменить нынешние и стать столь же адекватными духу наших народов, как и те, что действовали до «падения в историю». Предлагаемая Никитой Михалковым в Манифесте «вертикаль власти» в условиях сильной президентской республики, где глава государства должен заменить просвещённого монарха, может сработать, в лучшем случае, при удачном стечении обстоятельств и лишь на сравнительно короткий срок. Как вернуть «Русь Святую» в условиях десакрализации власти, в условиях отсутствия монарха, как помазанника божьего, то есть в условиях светской республики, как взрастить новое поколение руководителей, которые призваны сыграть роль былой аристократии, нам ещё не совсем ясно. В условиях мирового «триумфального шествия демократии», с заложенной в ней нестабильностью власти, отсутствием всякого авторитета правителей и обязательностью принятия одинаковой модели для всех стран без учёта их традиций, – эта задача будет не из простых.

В условиях, когда общество потребительства материальных благ подавило духовную основу человека, один Господь Бог может смилостивиться над нами и вознаградить наши молитвы и усилия, открыв нам путь к новым формам социальной жизни, где будет воссоздана гармония между Создателем и Его созданием. И пусть у нас пока больше вопросов, чем ответов в наших мучительных поисках наилучших форм коллективного существования для наших народов. Ведь пережив трагические эксперименты прошлого столетия, мы осознали сполна всю утопичность поиска совершенного земного общества. Мы устали от потрясений, революций и трагических экспериментов. Золотой принцип «строить, не разрушая», сформулированный в Манифесте Никиты Михалкова, должен лечь в основу творческого созидательного процесса возрождения наших народов.

Будучи консерватором, Никита Михалков справедливо отдаёт предпочтение эволюции перед революцией. Стабильное, органическое развитие общества, без потрясений и переворотов, путём разумных реформ. Вот только КАК практически в условиях отсутствия сакральной власти и уважения масс к временщикам, взобравшимся на самый верх государственной пирамиды, при наличии всеобщего голосования формировать государственную власть из людей достойных. Ведь в современном обществе наиважнейшая задача политика есть не творить благо для общества, а сохранять и преумножать голоса избирателей. Процитирую ниже ещё одну фразу из Манифеста с тем, чтобы увидеть насколько функциональной является подобная модель.

«Политика – это воля к власти. Это искусство брать, удерживать и, главное, передавать власть. Это способность и умение политического движения и партии готовить и выдвигать лидера, способного стать не только главой государства, но и лидером нации». И далее: «Мы считаем, что губернаторы и мэры городов федерального значения должны выдвигаться на должность и освобождаться от должности президентом страны».

Но, к сожалению, несовершенство данной модели сводится к тому, что авторитет подобного лидера не обязательно является неоспоримым для всех и не гарантирует возможности избежать потрясений или переворотов как по внутренним мотивам, так и по причине влияния извне в современном глобальном мире с его медиа- и интернет-сетями и «твиттер-революциями».

Я затронул данные аспекты не затем, чтобы найти нестыковки или погрешности в столь солидной концепции крупнейшего российского художника и мыслителя. А лишь для того, чтобы лишний раз напомнить, что, понимая невозможность существования совершенных моделей государственного устройства, все мы чувствуем необходимость продолжить поиски наилучших форм организации жизни народов.

Несколько слов о геополитике и её духовной составляющей

После стольких потрясений, связанных с финансовым кризисом, низвергнувшемся на весь мир из США, после разрастающегося кризиса в Европе, только совсем уж наивные люди и «попугаи» ещё повторяют заклинания насчёт саморегуляции рынка, свободного и удачного передвижения капиталов, товаров и.т.д. «Голубая мечта», лелеемая до недавнего времени почти всем «политическим истэблишментом» нашего региона, о чудотворной и неизбежной интеграции в ЕС разваливается с каждым днём перед лицом жестокой действительности. ЕС не собирается больше расширяться, а, следовательно, нашим странам вожделенный «хэппи-энд» не грозит. Да и страны-счастливчики, попавшие таки в ЕС, то и дело впадают в глубочайшие кризисы, и конца этому не видно. Ну, как тут не вспомнить высказывание другого великого русского – Владимира Буковского, который на протяжении многих лет утверждает, что ЕС – это, в сущности, тот же СССР и по тем же причинам развалится.

Следовательно, страны нашего региона находятся на распутье. С одной стороны, нас влекут пленяющие воображение сирены всё ещё желанного фасада Европейского Союза, который охотно раздаёт ценные указания посредством своих комиссаров (слово-то какое жуткое переняли!) и директив. А взамен нашего послушания нам сулят безвизовый режим, то есть возможность добровольной ссылки с Родины ещё большего количества наших людей. С другой стороны, нас настойчиво приглашают сблизиться с Россией в совместном проекте, именуемом ЕврАзЭС, который видится не только структурой экономического сотрудничества, но и политической интеграции. В ситуации, когда народы нашего региона так сильно заворожены западной моделью, проникающей к нам по медийным и Интернет-каналам в виде масс-культуры, кино, музыки, шоу-бизнеса, брендов, трендов и прочих предметов восхищения, приглашение в альтернативную структуру многими рассматривается с опаской. И на то есть глубокие исторические причины.

Сегодня Россия стремится создать Евразийский Союз, приглашая к сотрудничеству народы бывшего СССР, уже вкусившие дух свободы и независимости. Ещё неизвестно, имеет ли этот масштабный проект шансы на успех в заявленном виде. Но, так или иначе, нашим народам необходимо тесное сотрудничество, с тем чтобы выстоять перед лицом новых, общих угроз и вызовов. И какую бы форму не приняли наши отношения, они могут развиваться и быть долгосрочными лишь в той мере, в какой Россия, будучи великой державой, откажется от роли «старшего брата», который притесняет свих соседей, угрожает их независимости и остаётся пленником собственного величия в ущерб другим. В противном случае, всякая попытка давления лишь ещё сильнее оттолкнет сбежавшие двадцать лет назад из-под ига коммунистической диктатуры народы. Вне зависимости от формы и названия нашего сотрудничества, важно то, что все мы глубоко осознаем, что мы нужны друг другу. И тут духовная близость не менее важна, нежели экономическая составляющая.

Мы, народы бывшего СССР, нуждаемся в историческом примирении. А для этого мы должны сказать о своём прошлом всю Правду. И не на уровне формальных, ритуальных заклинаний наших руководителей, а с глубоко искренним пониманием трагедии, произошедшей со всеми нами. Наше возрождение напрямую связано с признанием сатанинской сущности советского режима. И здесь российская политическая, церковная и культурная элита должна сделать более существенное усилие, нежели представители других народов. Наше духовное возрождение может обрести совсем иную силу, если в один прекрасный, благословлённый Господом нашим Иисусом Христом день руководители России пригласят своих соседей на событие, которое должно стать завершающим в процессе окончательного выхода из кошмарного, кровавого и антихристского советского прошлого.

Я имею в виду необходимость последовать нашим православным традициям и предать земле тело покойного кровавого преступника Владимира Ульянова (Ленина). И хоронить мы должны его так, как предлагает известный французский писатель русского происхождения Владимир Волков в своей книге «Троица зла», с глубокой православной ответственностью и без малейшего намёка на ненависть или издевательство, молясь о прощении многочисленных и тяжких грехов его. А его мавзолей, этот символ языческого духа, должен исчезнуть, как кошмарный сон, с площади, которая носит имя Красная совсем не из-за того, что этот цвет сопутствовал Красному террору. Путь к нашему духовному исцелению не может миновать это событие. Иначе нам так и не подняться над нашим нравственным убожеством, нам так и не пересилить ложь, в которой мы жили столько горестных лет.

Русь Святая или Русь Великая?

Никита Михалков говорит в своём Манифесте и о том, как духовная святость России была подменена земным величием. «Великая Россия» знаменовала собой Россию Имперскую... Российская Империя повторяла путь Империи Византийской. Волей императоров все больше становилась она «Великой Россией» и все меньше оставалось в ней «Святой Руси»... Пережив Гражданскую войну и эмиграцию, императорская Россия превратилась в Советский Союз – «Великую Россию без Святой Руси». В этом и состоит сегодня сложность и беспрецедентность задачи консерваторов. Как произошло скатывание общества – из традиционного, богобоязненного, органического – в светскую, а затем и в советскую, модель, мы уже знаем. Но как вернуть наши народы к вере, а власти вернуть ее утерянную святость – исчерпывающего ответа нет пока ни у кого. Джин бунтарства, ядовитый дух смуты, искушающая своими соблазнами революционная мода уже взорвали сознание современного человека. Формальное Право заменяет Правду, а наши посткоммунистические общества никак не остановят свой подражательский порыв быть похожими на всё и вся, так и не поняв, что несёт в себе эта новая, всеохватывающая пара-религия, именуемая глобализацией, с её неотъемлемым индивидуализмом, разрушающим на своем пути все основные ценности, на которых основывались традиционные общества – Вера, Семья, Родина, Земля.

Да, Россия может и должна стать духовным центром народов, остающихся верными своим вековым традициям. Но только не военная мощь и не энергетические запасы могут сделать её притягательной для народов Европы и Азии, не желающих быть жертвами нового вида коминтернизма. Только духовная сила Православной России, способной подняться над собственными ошибками, грехами и неудачами, готовой смотреть в будущее взором искренним, исполненным любовью к Христу и ближним, может стать той самой, притягательной силой для соседних народов. Сотни лет назад Россия спасала христианские народы от Османского ига. Сможет ли сегодня Россия подняться на уровень своей миссии и помочь себе и другим сохранить свою идентичность, независимость, веру и культуру?

Моя Родина, Молдова, уже несколько лет подряд не может выйти из состояния полного разложения авторитета государственной власти. Она не может преодолеть тотальное духовное обнищание и опасную ограниченность своих правителей, осилить нищету и экономическую разруху, лишь повторяя, как заклинания, расхожие штампы о правах человека, правовом государстве и демократии. К примеру, массовое, беспрецедентное в истории бегство нашей молодежи за рубеж в поисках заработка и «американской мечты», которое намного ужаснее по своим масштабам и социальным последствиям для наших народов, нежели сталинские ссылки, категорически не воспринимается власть предержащими как национальная трагедия. Те, кому выпала роль руководить нашими судьбами, чаще всего оказываются неспособными понять глубину и истинный смысл подобных процессов. Они считают, что упразднение визового режима в ЕС решит все проблемы. Они продолжают искать магические решения существующих задач с помощью наивных экономических механизмов вроде привлечения иностранного капитала, массовой приватизации, получения огромных кредитов от международных финансовых структур и слепого следования курсу «банкстеров» спекулятивного капитализма. Пропаганда европейской интеграции, как панацеи от всех социальных бед, полностью затмила общественное сознание и загнала в стратегическую западню правящую верхушку. Мы можем подняться на ноги, только если избавимся от иллюзий, пришедших взамен большевистской идеологии, если обратим наши взоры к духовным ценностям и воспримем государственную деятельность как служение своему народу.

Я благодарен Никите Михалкову за то, что своими художественными работами и своим личным присутствием на недавнем форуме журналистов в Казахстане побудил меня написать эти строки.

И да благословит нас всех Господь.

Астана – Москва – Кишинэу

Ноябрь 2011г.

Обсудить