Михаил Пойсик: ЕврАзЭС и ЕС – без мишуры партийного экстремизма

За относительно короткую историю своей независимости Республика Молдова уже неоднократно становилась заложницей чьих-то губительных политических амбиций. И в ближайшее время должно быть принято архи важное стратегическое решение. Уж очень хотелось бы, чтобы те, кому мы доверили властные полномочия действовать от имени всего народа, тщательно взвесили все «за» и «против» и при этом вспомнили о народной мудрости: «Ласковое теля двух маток сосет».

В последнее время раздается множество противоречивых и категоричных деклараций о необходимости однозначного даже взаимоисключающего предпочтения в выборе западного или восточного вектора развития. В ПКРМ менее месяца назад даже создана специальная комиссия по изучению перспектив нашего участия в ЕврАзЭС.

А почему только сейчас? Вопрос-то имеет длинную «бороду».

Как известно, Договор о Таможенном союзе (ТС) и Едином экономическом пространстве (ЕЭП) был подписан еще 26 февраля 1999 г. Вслед за ним последовал Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г. Основной целью создаваемого ЕврАзЭС предполагалось повышение эффективности формирования ЕЭП, начатого в ТС. Тогда же было определено, что все решения в рабочих органах ЕврАзЭС будут приниматься двумя третями голосов. В свою очередь, количество голосов распределялось прямо пропорционально финансовому участию государств-членов в бюджете Сообщества: республики Беларусь, Казахстан и Узбекистан получили по 15 голосов каждая, Киргизия и Таджикистан – по 7,5 и Российской Федерации выделено было 40 голосов.

С мая 2002 года Молдова приобретает статус наблюдателя.

На этом, в общем-то, заявленные интеграционные процессы надолго зависли. Тем не менее, периодически создавались различные совместные органы и структуры, проводились заседания. При этом, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан ограничивались отдельными декларациями, позиционируя свое участие фактическим безучастием. И только в декабре 2010 года на саммите ЕврАзЭС в Москве были достигнуты более конкретные договоренности о создании Евразийского союза на базе ЕЭП Белоруссии, Казахстана и России. Киргизия и Таджикистан заявили, что они лишь в будущем предполагают подключиться к этому союзу.

Наряду с организационными процессами в ЕврАзЭС 27 ноября 2009 года был утвержден Таможенный кодекс, а 15 июля 2010 – принят каталог таможенных пошлин. С 1.01.2011 установлены для каждого участника тарифные квоты пока на 6 позиций.

Параллельно в октябре текущего года лидеры 8 из 11 стран СНГ согласовали и подписали (точнее парафировали) новый договор о зоне свободной торговли, обсуждение которого длилось около 17 лет. На первом этапе этого проекта из льготного перечня товаров исключены энергоносители и металлы — основа экспорта России. Предыдущий договор 1994 года, также парафированный теми же участниками, так и не был ратифицирован, прежде всего, Россией.

В целом, спектр оценок идеи Евразийского союза крайне широк и не только в Молдове – от банальной предвыборной кампании россиян до заявлений типа: «Россия "встает с колен" и приступает к восстановлению евразийской империи».

Разумеется, ЕврАзЭС не может считаться равнозначным восточным аналогом ЕС по целому ряду основополагающих причин:

· Заявленные участники Евразийского союза – это страны во многом с авторитарными политическими режимами и с сырьевыми или полусырьевыми экономиками. Его центральным и доминирующим звеном, безусловно, является Россия. В тоже время, Европейский союз - это объединение государств, в котором нет одного системообразующего государства.

· В Евразийском союзе пока не сформулированы общие ценности, подобные тем, на основе которых существует Европейский союз. А главное, что и нет к этому посылов. За словесной риторикой о всеобщем благе здесь явно превалирует прагматичное стремление каждого в отдельности решить свои вопросы за счет других.

Опыт совместного функционирования стран СНГ, как и десятилетняя история формирования ЕврАзЭС, указывает на значительную вероятность того, что весь энтузиазм по претворению в жизнь этого, безусловно, интересного начинания закончится, в основном, созданием новых бюрократических структур.

А как же быть нам? Помимо ностальгии по былому прошлому и общим утраченным ценностям, для Молдовы, для нашей зачастую мало конкурентной и невысокого качества продукции страны СНГ и, прежде всего, Россия еще долго будут оставаться главными импортерами. И даже, когда наша продукция станет конкурентоспособной на мировом рынке, уходить с восточного априори неразумно. Значительная часть молдавского экспорта на Запад это пока продукция с низкой добавленной стоимостью или из давальческого сырья: швейка, трикотаж, обувь, кожгалантерея.

Российский бизнес – основной инвестор в Молдове. И его не следует отпугивать, необходимо и дальше вовлекать, прежде всего, в энергетические проекты.

Россия главный поставщик энергоресурсов и будет оставаться им в обозримом будущем, несмотря на все усилия Молдовы по диверсификации импортеров. При разумной внешней политике страна может получать от России самые различные преференции.

Большая часть молдавских гастарбайтеров трудится и еще долго будет трудиться в России.

Но наш прагматичный интерес к России и странам СНГ это одно, а возможные последствия от вступления в ТС и ЕврАзЭС совсем другое. Ибо надо понимать, что участие в этих межгосударственных структурах приведет к определенным противоречиям, как члена Всемирной торговой организации (ВТО), а также в устремлениях Молдовы создать зону свободной торговли с ЕС.

1. В рамках ТС, не являющегося членом ВТО, для всех стран участников, также пока не членов ВТО, по всему перечню товарных позиций установлены конкретные и единые таможенные пошлины со своей средней величиной. У нас размеры таможенных пошлин по многим позициям, естественно, иные. Их уровень согласован с ВТО не только по величине, но и по графику их последующего снижения.

2. Ввоз беспошлинных товаров в Молдову из ЕС будет противоречить таможенной политике ТС, создавая предпосылки для дальнейшего реэкспорта в страны ЕврАзЭС. Таким образом, от нас потребуют установить пошлины на импорт из ЕС по действующим в ТС нормам.

3. Если же в рамках ТС нам все же удастся получить определенные преференции на ввоз товаров из ЕС беспошлинно, то производство в Молдове товаров из сырья и комплектующих, импортированных из ЕС, и прежде всего посредством «отверточной» сборки, предопределяет последующую нелояльную конкуренцию с производителями и импортерами аналогичной продукции государств ЕврАзЭС. Они-то будут по-прежнему оплачивать пошлину при импорте, что неминуемо станет предметом для их последующего протеста.

4. Для признания товара, как произведенного в данной стране, в ЕврАзЭС и государствах ЕС зачастую установлены и могут устанавливаться и в последствии различные требования, которые позволяют выдавать соответствующий сертификат о происхождении товара. В качестве таких параметров рассматриваются нормы минимальной добавленной стоимости; условия по таможенному кодированию первых четырех цифр группы товаров; специальные требования к технологическим процессам. Именно они позволяют изменять страну происхождения товара.

Помимо этих очевидных проблем следует учитывать и то, что зона свободной торговли с ЕС предполагает для Молдовы не только беспошлинный товарооборот товаров, но и ряд льгот в преодолении действующих технических барьеров со стороны ЕС, которые мы, наверняка, незамедлительно утратим при вступлении в ТС.

Заманчивый для Молдовы выигрыш от вступления в ТС – это иллюзорное обещание, прежде всего, будущих льготных цен на газ. Почему иллюзорное, да потому, что Россия и другие страны-участники ТС стремятся в ВТО. А ВТО, в свою очередь, последовательно давит на Россию с тем, чтобы в России внутренние цены на газ, нефтепродукты и ряд других товарных позиций соответствовали ценам экспорта этих же товаров, т.е. создавались условия для лояльной конкуренции с зарубежными производителями.

Все остальные просматриваемые преимущества ТС, включая и возможность упрощенного доступа на этот рынок, Молдова сможет реализовать и без вступления в ТС после ратификации договора о зоне свободной торговли стран СНГ, участником которой также де-факто является и ЕврАзЭС.

Немало проблем ожидает Молдову и на пути интеграции в ЕС. В условиях зоны свободной торговли с ЕС большинство видов молдавской продукции пока не конкурентоспособны не только в странах ЕС, но и у себя на Родине. К тому же нас обязывают до подписания этого договора заключить аналогичный договор с Турцией. Тут уж особенно тяжело придется национальным сельхоз производителям, «защищенных» сегодня 20-ти процентной пошлиной. Поэтому форсировать следовало бы безвизовый режим, гармонизировать законодательные и другие нормативные документы. А в части торговли пока идеальным инструментом для нас является соглашение об ассиметричной торговле (Молдова поставляет товары в ЕС без пошлин, а они нам с пошлинами). Пока соглашение действует до 2014 года! И выходить из него форсируя согласованные с ЕС сроки стоит ли?

За относительно короткую историю своей независимости Республика Молдова уже неоднократно становилась заложницей чьих-то губительных политических амбиций. И в ближайшее время должно быть принято архи важное стратегическое решение. Уж очень хотелось бы, чтобы те, кому мы доверили властные полномочия действовать от имени всего народа, тщательно взвесили все «за» и «против» и при этом вспомнили о народной мудрости: «Ласковое теля двух маток сосет».

Обсудить