Налог на богатство: ответственность и справедливость

Я хорошо понимаю и ту ответст­венность, которую возлагает на правительство увеличение фискальной нагрузки на бизнес и богатых людей. «Мы платим больше налогов, а что делаете вы?» — всегда могут спросить у меня предприниматели. И это будет вполне справедливый вопрос. Мы должны делать больше и объяснять свои шаги чаще. Спрос на реформы, действенные в долгосрочной перспективе, и на меры, способные сгладить вторую волну финансово-экономического кризиса, растет.

Налог на богатство — это не ограничение прав одних граждан и не победа других, это еще один шаг к социальной справедливости. И если Украина в этом смысле только делает первые шаги, то для многих развитых демократических государств налогообложение роскоши — обычная вещь.

С первой волной кризиса 2008 года правительства большинства стран боролись путем масштабных вливаний госфинансов в экономику. Единственным действенным способом борьбы с кризисными явлениями после того, как количественные меры стимулирования исчерпали себя, остается сокращение расходов. С этим соглашаются и еврочиновники, и американские конгрессмены. В частности, на днях в Италии правительство сделало достоянием гласности трехлетний план экономии бюджетных средств, который среди прочего включает пенсионную реформу и налог на богатство. Убежден, что для Украины тоже нет иного пути.

Вместе с тем сокращение бюджетных расходов должно объединяться с восстановлением социальной справедливости, сужением пропасти между очень богатыми и очень бедными. Именно поэтому Министерство социальной политики инициировало разработку законопроекта о налоге на богатство.

Все рассчитано

Думаете, миллиардеры из США, Италии и Франции, просившие свои правительства повысить налоги на роскошь, стремятся к разбрасыванию денег? Конечно, у многих из них говорит гражданская позиция и патриотизм, но все же в основе их заявлений — трезвый расчет. Дорогие машины, шикарные виллы и яхты богатых людей вызывают раздражение у тех, чьи доходы стремительно падают, кто из-за кризиса теряет работу. Это первый момент.

Второй заключается в том, что многие предметы роскоши в бедной стране просто обесцениваются. Например, стоимость земли, квартир и домов, даже производственных активов напрямую зависит от состояния экономики страны, в которой они расположены. Поэтому дополнительные налоги на роскошь и помощь экономике своей страны в сложные времена — это также вклад в сохранение стоимости своего имущества богатыми людьми. Уплата налога на богатство физическими лицами — это как политика корпоративной социальной ответственности для крупных компаний, которые заинтересованы в постоянном развитии на длительную перспективу. В обоих случаях действует похожий принцип: «успешный бизнес в успешной стране» — «успешные люди в богатом обществе». Само стремление к этим паритетам лежит в основе налогообложения предметов роскоши. Возможно, отечественные бизнесмены и просто богатые люди еще не готовы самостоятельно выдвигать инициативы о дополнительном налогообложении. Но я уверен, что зажиточные украинцы воспримут мое предложение.

Недавно я был на заседании общественной организации «Реформа­торский клуб», объединяющей инициативных бизнесменов. Среди них есть действительно богатые люди. Когда я рассказал им о моих стремлениях, в частности о законопроекте, который предусматривает внедрение налога на богатство, знаете, что услышал в ответ? «Мы готовы платить этот налог, но мы будем требовать от власти скорейшего проведения реформ, улучшения инвестиционного климата и упрощения условий ведения бизнеса». По мнению этих бизнесменов, реформы идут медленно и не всегда успешно, и во многом я с ними соглашаюсь.

Много или мало?

Некоторые считает, что богатые люди даже не почувствуют этого налога. Но для бюджета Пенсионного фонда, куда мы направим поступление от налога на богатство, дополнительные 800 млн. грн. ежегодно будут ощутимыми.

Налог на богатство не отобьет охоту у богатых людей делать дорогие и престижные покупки. Мы не преследуем цель лишить людей возможности демонстрировать свой статус и богатство. Платеж не должен быть для них слишком отягощающим, ведь в ином случае мы не получим дополнительных поступлений в бюджет из-за уклонения от налогообложения. Кроме того, налог на богатство должен быть простым для уплаты, его администрирование — понятным и нерасходным.

В оценке критериев богатства необходимо сохранить принцип пропорциональности. Если в США богатым считается человек, зарабатывающий более миллиона долларов в год, то в Украине эта планка ниже. Постепенно мы должны выйти на то, чтобы выровнять налогообложение пассивных доходов и инвестиций (основной источник заработка богатых людей) и налогообложение заработной платы, которая является источником доходов среднего класса и бедных. Именно такой прин­цип был положен в основу законопроекта, инициированного президентом США Бараком Обамой. И этот принцип вполне справедлив, особенно с учетом кризисной ситуации в мировой и суверенных экономиках.

Налог на богатство — не панацея, а один из комплекса мер, которые смогут удержать экономику Украины на плаву, когда накатится вторая волна кризиса. Кроме внед­рения налога на богатство, Мин­соцполитики предлагает еще налог на операции с офшорами. Ведь так называемое офшорное планирование — это, в сущности, легальный способ уклонения от налогов и вывод части прибыли в страны с меньшим налоговым бременем. А теряет бюджет, возможности государства поддерживать незащищенных уменьшаются.

Оставляя за бизнесменами право планировать свой бизнес так, как они считают нужным, и с учетом действующего законодательства, государство должно позаботиться о том, чтобы компенсировать свои потери. И налог на работу с офшорами является одним из таких компенсаторов. Средства, которые будут поступать от этого 12-процентного сбора (а это около миллиарда гривен), также будут направляться на ликвидацию дефицита бюджета Пенсионного фонда. Мы предлагаем также расширить перечень офшорных юрисдикций с 33 до 68, что даст возможность увеличить поступления от этого налога. По предыдущим подсчетам, в этом случае речь идет еще о 2 млрд. грн. в год дополнительно.

Сегодня среди богатых украинцев не только бизнесмены, но и огромное количество чиновников разного уровня. По нашим подсчетам, сейчас только 23% средств, выделяемых из бюджета на социальные льготы, получают бедные люди.

В ближайшее время Минсоцпо­литики внесет законопроект, который предусматривает, что льготы народным депутатам, депутатам местных советов, прокурорам, судьям, представителям силовых структур и другим категориям льготников будут предоставляться только в том случае, если доход на члена семьи этого человека не будет превышать прожиточного минимума. И это тоже большой резерв для экономии.

Такие инициативы неизбежно натолкнутся на жесткое сопротивление и критику бюрократического аппарата. Но это сопротивление надо преодолевать. Если мы говорим о сокращении расходов и повышения налоговой нагрузки на богатых, то прежде всего надо начинать с себя.

Больше налогов — больше ответственности для государства

Я хорошо понимаю и ту ответст­венность, которую возлагает на правительство увеличение фискальной нагрузки на бизнес и богатых людей. «Мы платим больше налогов, а что делаете вы?» — всегда могут спросить у меня предприниматели. И это будет вполне справедливый вопрос. Мы должны делать больше и объяснять свои шаги чаще. Спрос на реформы, действенные в долгосрочной перспективе, и на меры, способные сгладить вторую волну финансово-экономического кризиса, растет. Тесный диалог и взаимодействие власти и бизнеса помогут преодолеть серьезные вызовы, появившиеся перед экономикой страны.

Мы продолжаем обсуждать зако­нопроекты о налоге на богатство и налогообложении операций с офшорами. В первый законопроект мы уже дважды вносили изменения с учетом предложений общественности.

Через каналы Министерства социальной политики и мою официальную страницу в Facebook мы и далее собираем предложения, чтобы усовершенствовать наши инициативы. Каждый может принять участие в их обсуждении. Важно, чтобы на выходе мы имели рабочий, эффективный и справедливый закон.

Кто-то может считать нормы этих законопроектов весьма жесткими, а кто-то, наоборот, — мягкими. Например, подходы к налогообложению предметов роскоши в разных странах очень отличаются. Эта практика нарабатывалась годами. Нам же нужно с чего-то начинать. Считаю, начинать следует с очевидного. Дома площадью свыше 400 м2, квартиры более 200 м2, самолеты, вертолеты, большие земельные участки, которые не используются в сельском хозяйстве, — все это предметы так называемого демонстративного потребления, призванного подчеркнуть статус и зажиточность их покупателя или владельца. А такой статус предусматривает и социальную ответственность.

В некоторых странах налог на богатство вводится как временный в период кризисных явлений в экономике. В других, более богатых государствах, он действует постоянно. Во многих странах такой налог распространяется на почти все виды пассивного дохода. Но там совершенно другой бизнес-климат и социальные стандарты.

Мы предполагаем, что в Украине налог на богатство будет вводиться временно, на пять лет. Этот налог — одна из мер, которые помогут свое­временно выплачивать пенсии, сбалансировать бюджет. Пройдет пять лет, и мы сделаем выводы: эффективны ли антикризисные меры, какую пользу принесли нынешние реформы, как изменился бизнес-климат. Если мы сможем дать бизнесу то, чего он хочет, — дерегуляцию, простую и понятную систему уплаты налогов, отсутствие побора и коррупции, то бизнес сам захочет делиться с государством и принимать участие в установлении социального равенства в Украине

.

Обсудить