Горят еще огни Фанара…?

Достигши богатства грабежом и насилием, люди делались высокомерными, чванными и относились с презрением к тем, которым не удалось еще обогатиться, а эти последние считали необходимым пресмыкаться перед сильными, в надежде при их покровительстве выйти в свою очередь на торную дорогу обогащения...».

Сразу скажу, что статья эта была написана довольно давно, в, уже далеком, 2000-м году. Хочу отметить – ни одного предложения из варианта статьи образца 2000-го года изменено не было, ни одного слова не выкинуто…

К тому времени людей активно «задолбала» власть и дарованные ею демократические блага и свободы. Кто не помнит «лихие 90-е»? Прошло почти десятилетие «независимости», но принять эту «независимость» в том виде, в котором она существовала, было тяжело, а для большинства – невозможно. В 2001-м году к власти пришла Партия коммунистов, но, признаться честно, системных улучшений не последовало. Принципы, а вернее – беспринципность власти, во всех сферах жизни, продолжали существовать и кататься, как сыр в масле. Как пишется в сносках фильмов – «прошло еще 10 лет». Завершается 2011 год, а изменений как не было, так и нет. Думаю, в ближайшее время и не будет. И политические вывески, лица властителей, слова, лозунги, флаги и прочая «мишура» никакого значения не имеют. Почему? Постараюсь никого не обидеть, читайте…

«Сия пустынная страна…», - писал в 20-е годы XIX в. о Бессарабии поэт А.С. Пушкин. Действительно, еще к началу русско-турецкой войны, приведшей в 1812 г. к присоединению Бессарабии к Российской империи, Дунайские княжества Молдова и Валахия, несмотря на огромный потенциал в виде природных богатств, благодатного климата и выгодного географического положения, находились в бедственном положении. Помимо русско-турецких войн, проходивших на территории княжеств и не способствовавших поднятию и развитию экономики, среди причин такого тяжелого положения стоит выделить установившийся в княжествах на три столетия порочный и расточительный османско-фанариотский режим, с его откупной системой получения должностей, отсутствием законов, произволом чиновников-бояр, державших в руках все важные посты и использовавших власть для набивания собственных карманов.

«Фанариоты, - писал американский исследователь Дж. Ф. Джусбери, - использовали те же жестокие и деспотичные методы правления, какие практиковала Османская империя по отношению к грекам. Деспотизм и самоуправство оказали тлетворное влияние на местное население».

Напомним, что суть фанариотской системы, установившейся в княжествах, состояла в том, что в составе османской административной системы, господари рассматривались на уровне обыкновенных губернаторов провинций. Уверенные в том, что правление их будет краткосрочным, господари старались обогатиться как можно скорее и выплатить долги, сделанные ими при восшествии на трон. Подобная система была распространена на всю вертикаль управления. Пост господаря, несмотря на ежегодную дань султану и взятки его приближенным, был весьма привлекательным в материальном отношении. Откупной, т.е. – купленный характер замещения государственных должностей был выгоден и для боярства, занимавшего высокие посты в государственном совете – Диване, и на местах – в уездах, где власть находилась в руках исправников – представителей власти, назначаемых Диваном.

С таким положением вещей столкнулась русская администрация и в захваченной у турок восточной части Молдавского княжества – Бессарабии. Из-за внешнеполитических задач в присоединенном крае были сохранены местные особенности и автономные начала в управлении. Во главе гражданского управления ставился гражданский губернатор, возглавлявший Бессарабское областное правительство, которое сильно напоминало молдавский Диван, с сохранением прежних боярских чинов: стольник, пахарник и др. В Общем собрании правительства основную массу составляли молдавские бояре.

Местные бояре держали в своих руках и уездное управление в новой области, также не претерпевшего заметных изменений. Именно здесь оставалась неизлеченной, как писал известный исследователь Бессарабии Л. Кассо, «главная язва в жизни края» в виде института исправников. Исправники в княжествах, назначаемые Диваном на 1 год (по два исправника на уезд), обладая неограниченной властью, являлись вершителями судеб и всех дел на местах. Помимо родственных связей, главным фактором в получении должностей являлись деньги. Кто больше платил, тот и оказывался на административных должностях, а значит - становился хозяином уезда. Естественно, что основной целью купившего должность боярина являлось возмещение и приумножение потраченных на покупку должности средств.

Несмотря на то, что по «Правилам временного управления» все жители Бессарабии освобождались на три года от налогов, исправники по-прежнему продолжали собирать с населения, в подавляющей массе не вникавшего в суть и не знавшего законодательства, подати в свою пользу. Все это привело к тому, что местные крестьяне (напуганные еще и слухом о введении крепостного права) и задунайские переселенцы (сербы, болгары и др.) стали осуществлять массовое бегство из Бессарабии.

Не правда ли, знакомая ситуация, близкая к современной: массовый исход трудоспособной и активной части населения Республики Молдова за границу, где более миллиона граждан ныне вынуждены выполнять самую неквалифицированную работу.

Перечисляя неустройства, царившие в то время крае, гражданский губернатор Гартинг, прекрасно знавший местную знать и даже находившийся в родстве с родом Стурдза, отмечал, что «…В Молдавии действовало одно токмо безбожное и бесчеловечное право сильного, для бояр выгоднейшее». Целью же большинства чиновников-бояр Бессарабии было: «…затмевать во всех случаях истину и справедливость, к их собственной частной пользе, открыто ими наблюдаемой преимущественнее пред всяким казенным интересом и пользою общественною… единственно для наживы и поправления или улучшения состояния своего, ибо они едва ли не все делают с каким-либо намерением, из пристрастия, обнаруживая корыстолюбие свое на каждом шагу…».

Создается впечатление, что это писалось совсем недавно!

Однако вновь вернемся в XIX век. Принятая в 1818 г. т.н. конституция Бессарабии – Устав образования Бессарабской области, вновь подтверждала все права и привилегии местного населения и особое положение края в составе империи. Главным органом становился Верховный совет, которому принадлежала высшая административная и судебная власть. Исполнительная власть принадлежала Областному правительству. В Верховном совете большинство было за представителями местного боярства, которому было обеспечено выгодное им местное право, привилегии, а так же преимущества во всех инстанциях областного и уездного административного управления.

Интересная характеристика бояр, выбранных в Верховный совет, дана бывшим одно время бессарабским вице-губернатором Ф.Ф. Вигелем. Особого внимания заслуживает описание боярина Прункула: «…Оракул Бессарабии, - по выражению Вигелея, - Прункул два трехлетия кряду был выбран в Верховный совет и сохранит, вероятно, сие звание до конца жизни… Собственным могуществом и посредством сыновей, зятя, родственников, сватов и кумовей, которых вслед за собою вытащил он из грязи, действует он на все, что в сей области происходит.» Не лучше характеризует Вигель и других членов Совета. Трагикомично выглядит описание заседаний Верховного совета, данное Вигелем.

Члены Совета «…по обыкновению собираются в десять часов с видом неудовольствия, потом, слушая дело с видом скуки и равнодушия, более шести раз в час каждый зевнет; когда же пробьет двенадцать, то все взоры поминутно устремляются на стенные часы… Наконец, ударит час, то все с шумом подымаются, восклицая: «Домой, домой, пора обедать!»».

Вновь перенесемся в ближайшее к нам время. Проблема комплектования в РМ правительственных и административных кадров и сейчас является острейшей. Одним из главных «бедствий» РМ в этом отношении является огромный процент сельского населения – почти 2/3. Если соотнести это с массовым оттоком квалифицированных кадров, можно констатировать потерю «критической массы» образованных, подготовленных людей, которые смогли бы достойно справиться с бременем управления государством. Фанариотская система, пережитки которой живы до сих пор, не может обеспечить приход к власти умных и порядочных людей. В этом – большая беда!

«Все почти здешние молдаване, - характеризовал Вигель верхушку бессарабского общества, - суть люди обогатившиеся в самоскорейшее время легкими непозволительными средствами… сделав фортуну, желалось бы им увеличить ее. На какие средства? Красть не дают, или дают мало; умножить состояние хозяйственными заведениями, улучшением хлебопашества, скотоводства, им кажется слишком медленно и скучно, завести фабрики или что-нибудь подобное, у них нет ни смысла ни терпения».

Так было тогда, но разве нет сходства с тем, что происходит сейчас? Конечно же, внешние условия значительно изменились, но суть проблемы осталась прежней! Оставшись без контроля, местная верхушка разворовала все, что можно было разворовать. Так, например, была продана масса военной техники, в частности боевые самолеты, а в результате бюджет недополучил огромные суммы; продается и закладывается национальное достояние, эшелонами вывозились черноземы страны, занесенные в книгу рекордов Гиннеса и т.д. и т.п. Те же, кто желал бы заниматься хозяйственной деятельностью, всюду встречает препоны со стороны современных бояр, обогатившихся «легкими и непозволительными средствами» и видящих во всем остальном занятие «скучное и медленное».

Кредиты, предоставленные РМ в размере двух миллиардов долларов, разворованы, а выплаты по процентам фактически загоняют народ в кабалу. На средства, полученные в форме кредитов, можно было бы отстроить пол-Кишинева: дома культуры, больницы, школы, детские сады. У нас же строятся – дома под офисы, банки, супермаркеты, рестораны, дискотеки, бары и другие «пылесосы» по выкачиванию денег из населения. Интересный факт – РМ стала одним из крупнейших клиентов трансфертной системы «Western Union», и этот факт говорит о многом!

Несколько лет назад мне «удалось» познакомиться с одним довольно откровенным чиновником одного силового ведомства. Так вот этот неосторожно-болтливый чиновник признался мне, что у них на службе считается дураком тот, кто за смену «зарабатывает» менее 100 американских долларов.

И вновь вернемся к «Запискам» Ф.Ф. Вигеля. «В Молдавии, писал автор, - почитается дураком тот исправник, который в год не получит 100 тысяч леев…».

То, что наблюдали очевидцы (русские, австрийские, французские) в Бессарабии, к сожалению, живо. Стяжательство стало для многих примером для подражания и доказательством способностей человека. Причем такая психология стала угрожающе объемной. Довольно точно и лаконично характеризовал морально-нравственные черты подобного положения бессарабский исследователь XIX в. А. Накко: «Причина такого жалкого и крайне печального направления времени объясняется совершенным отсутствием в тогдашнем обществе умственных и нравственных идеалов, национальных стремлений, патриотизма, высших воззрений на обязанности гражданина, наконец, человечности. Вместо всех этих стремлений везде господствовали грубые нравы, животные инстинкты и бесчеловечная жестокость; единственным благом считались деньги и богатство... Достигши богатства грабежом и насилием, люди делались высокомерными, чванными и относились с презрением к тем, которым не удалось еще обогатиться, а эти последние считали необходимым пресмыкаться перед сильными, в надежде при их покровительстве выйти в свою очередь на торную дорогу обогащения...».

Обсудить