Кэтрин Эштон: Евразийский союз - это интересно

Являясь примером региональной интеграции, мы, конечно, проявляем интерес к этим предложениям, и я обсудила этот вопрос с заместителем председателя правительства РФ Шуваловым в Москве. Думаю, что это будет обсуждаться и на саммите.

Накануне саммита Россия—ЕС в Брюсселе верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон рассказала корреспонденту "Ъ" Елене Черненко, что думают в Брюсселе о выдвинутой Владимиром Путиным идее создания Евразийского союза и как в ЕС намерены строить отношения с РФ.

В преддверии саммита вы встречались в Москве с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Что было согласовано и какие вопросы остались нерешенными?

Мы провели дружеский и конструктивный обмен мнениями по таким вопросам, как партнерство для модернизации; взаимодействие в энергетике; передвижение людей, включая визовые вопросы; и перспективы нового соглашения о сотрудничестве между ЕС и Россией. Мы разделяем мнение, что членство России в ВТО отвечает долгосрочным экономическим интересам РФ и Евросоюза и что теперь нам следует направить усилия на двусторонние переговоры — по вопросам торговли и инвестиций, в частности.

Потенциал нашего стратегического партнерства все еще не используется в полной мере — как с политической, так и экономической точки зрения. Нам следует содействовать торговле и инвестициям; продолжить работу по увеличению мобильности наших граждан; достичь прогресса в сотрудничестве в сфере энергетики. Убеждена, что есть возможности для более тесного взаимодействия во внешней политике и управлении кризисами.

А что вы думаете об идее Владимира Путина о создании Евразийского союза?

Являясь примером региональной интеграции, мы, конечно, проявляем интерес к этим предложениям, и я обсудила этот вопрос с заместителем председателя правительства РФ Шуваловым в Москве. Думаю, что это будет обсуждаться и на саммите.

В принципе мы не видим никакого противоречия. Более тесное сотрудничество между странами региона и Россией не исключает более тесных связей между ними и ЕС. Идея более тесной экономической интеграции на пространстве от Лиссабона до Владивостока, в основе которой лежат принципы ВТО, обсуждается уже на протяжении некоторого времени и учитывается в отношениях ЕС—Россия.

Заинтересованные страны должны сами принимать решение относительно интеграционных процессов в рамках Таможенного союза, единого экономического пространства и Евразийского союза. Конечно, Евросоюз как крупнейший торговый партнер всех вовлеченных стран заинтересован, чтобы его своевременно и надлежащим образом информировали о решениях, которые затрагивают нас. Это отвечает взаимным интересам. Со своей стороны ЕС продолжит предоставлять информацию о работе в рамках "Восточного партнерства" и стратегии ЕС в Центральной Азии. Одновременно мы продолжаем углублять наши отношения и с Россией, и с Казахстаном, в том числе путем заключения соглашений, которые создают для них новую, всеобъемлющую и прочную основу.

ЕС отмечает, что глава правительства Путин сделал акцент на свободном, суверенном характере решения, которое государство может принять в отношении интеграционного проекта, исходя из собственных национальных интересов. Поэтому мы полагаем, что не будет никакого давления на страны, с которыми ЕС ведет переговоры о создании зоны свободной торговли. Евросоюз также принимает к сведению заверение господина Путина в том, что весь интеграционный процесс в рамках Евразийского пространства должен основываться на общих ценностях свободы, демократии и свободных рынков. Мы также с удовлетворением отметили, что министр Христенко, назначенный на пост главы Евразийской экономической комиссии, недавно заявил, что технические нормы и стандарты этого союза должны не только быть совместимыми с нормами ВТО, но и соответствовать стандартам ЕС. Это позволит избежать создания новых барьеров в торговле, недоверия на нашем континенте...

Обсудить