Уроки Нюрнберга и современная Молдавия

Тезисы доклада Посла России в Молдавии к.и.н. В.И.Кузьмина на международной научной конференции «65 лет Нюрнбергскому вердикту: уроки для современной Европы» (Кишинев, 19 декабря 2011 г.)

1. В рамках 66-й сессии Генассамблеи ООН, в ее III Комитете Республика Молдова недавно, как и в прошлом году, лукаво воздержалась при голосовании резолюции «Недопустимость отдельных видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Как бы ни оправдывали наши молдавские коллеги это ссылками на «коллективную европейскую позицию», указанное голосование выглядит весьма странным со стороны одного из государств-правопреемников СССР, ставшего жертвой фашистской агрессии 22 июня 1941 г., страны, на территории которой имели место одни из самых ужасных эпизодов «холокоста». Странным, поскольку в данной резолюции имеется ссылка на Устав и приговор Нюрнбергского трибунала. Показательно вместе с тем, что уровень поддержки резолюции в целом поднялся (с 118 до 120 государств мира).

2. Покидая свой пост, врио президента М.Гимпу, в свое время неслучайно назвал собственным главным достижением указ о «дне советской оккупации». Хотя этот документ был отменен Конституционным судом РМ (в основном, в связи с несоблюдением процедурных требований), последствия указа, в т.ч. «памятный камень», продолжают оставаться на месте. Более того, в стране развернута информационно-пропагандистская кампания, направленная на систематическую фальсификацию истории Второй мировой (Великой Отечественной) войны, пребывания Молдавии в составе СССР, а также российско-молдавских отношений в целом на всю глубину веков. Одновременно последовательно замалчиваются документы и факты, касающиеся периода румынской оккупации 1918-40 гг. и преступлений фашистских оккупантов в 1941-44 гг. В учебные программы возвращен «Курс истории румын».

3. Вынужден вновь говорить об этом, поскольку упомянутые, уже далекие от нас исторические события определенные политические силы в Молдавии пытаются политизировать и спроецировать на современность, игнорируя оценки тех событий их современниками, сваливая в одну кучу события общеевропейской истории и внутриполитические процессы в СССР, договорившись до того, что «сталинские депортации» были актом геноцида молдавского народа, уничтожения его элиты и т.п. (помимо очевидной любому объективному наблюдателю неуместности использовании подобной терминологии по отношению к действиям НКВД, стоило бы напомнить этим знатокам истории, как преследовались коллаборационисты, скажем, в послевоенной Франции, Норвегии и т.д.). Подобные заявления, к сожалению, по-прежнему звучат не только из уст М.Гимпу и В.Павлюченко, но и в патетических речах некоторых первых лиц государства на мемориальных митингах, а затем все это воспроизводится СМИ и отравляет умы молодежи, омрачает традиционную атмосферу дружбы и взаимопонимания в российско-молдавских отношениях.

4. В позиции сторонников «пересмотра истории» в РМ прослеживаются следующие политизированные, антинаучные методы подачи исторического материала:

- постоянное попрание принципа историзма, т.е. попытки выборочного выпячивания отдельных исторических событий (особенно т.н. Пакта Молотова-Риббентропа) и их анализа на основе современных норм международного права или даже пока не до конца устоявшихся морально-этических норм международных отношений начала XXI века;

- систематическое пренебрежение общепризнанным, «действующим» международным правом (Венская конвенция о праве международных договоров 23 мая 1969 года), которое однозначно констатирует недопустимость применения любой нормы международного права к событиям, произошедшим в период до принятия данной нормы;

- последовательная подмена понятий в интересах соседнего государства, которое уклоняется от официального признания суверенитета и независимости РМ, избегая подписания соответственного политического договора (под нацией, национальными интересами, национальным языком, культурой в подтексте, а все чаще и открыто подразумевается румынская нация, национальные интересы Румынии и т.д., что не соответствует убеждениям большинства титульной молдавской нации, но упорно выдается за ее мнение и навязывается молодому поколению).

5. Нюрнбергский процесс, завершившийся 65 лет назад осуждением большой группы нацистских главарей, по праву считается источником формирования современной системы норм международного уголовного права. Вердикт Нюрнбергского трибунала заложил в фундамент современного международного уголовного права принципы справедливости и неотвратимости наказания за преступления против человечности, развязывание агрессивной войны, уничтожение мирного населения, геноцид и т.д. и т.п. При этом человечество в лице представителей ведущих держав антигитлеровской коалиции вынесло свой окончательный приговор нацизму и фашизму как человеконенавистнической идеологии и государственной политике.

Как отметил 21 ноября 2010 г. на церемонии открытия музея Нюрнбергского процесса министр иностранных дел России С.В.Лавров, вынесенный Нюрнбергским трибуналом «приговор довершил военный крах гитлеризма его морально-политическим и правовым разгромом». Нелишне напомнить в этой связи, что инициатором суда над фашизмом, а значит цивилизованного юридического оформления итогов Второй мировой войны был Советский Союз.

6. Попытки нацистских главарей апеллировать к определенным, достаточно жестким действиям союзников в ходе войны были решительно отвергнуты трибуналом. Это произошло не только в силу «права победителей», но и в первую очередь, в связи с тем, что современники объективно и по достоинству могли оценить роль всех основных действующих лиц величайшей трагедии в истории человечества.

Неопровержимые задним числом факты и документы свидетельствуют о том, что весь демократический и свободолюбивый мир той эпохи (колониальные империи Великобритании и Франции, «империя янки» - США и др.) признавали неоспоримым решающий вклад Советского Союза, Красной Армии, народов СССР (от тружеников тыла до партизан в тылу врага) в победу над фашизмом (нацизмом). Не только король Великобритании, был выразителем этой позиции, когда подарил инкрустированный драгоценными камнями меч генералиссимусу Сталину после победы над войсками фашистской коалиции под Сталинградом, но и высшие руководители в Лондоне и Вашингтоне, которые, как свидетельствуют документы, очень опасались, что Москва остановит Красную армию у своих довоенных границ и не завершит разгром фашизма собственно на территории агрессора. Это лишь позднее, когда Красная Армия стала значительно обходить по темпам наступления американо-британский экспедиционный корпус во Франции и Италии, началась гонка на опережение с целью максимально расширить собственные зоны оккупации в Германии.

7. В позиции современных фальсификаторов истории в Молдавии четко прослеживается игнорирование того факта, что юридическое наследие Нюрнбергского трибунала, а также Устав ООН и фундаментальные акты международного права первых послевоенных лет исходили из четкого различия между статусом государств победившей антигитлеровской коалиции, с одной стороны, и вражеских государств, - с другой. Отчасти они следуют той же тактике, которую применила правящая элита Румынии на закате периода фашистской диктатуры. Однако попытки использовать все преимущества статуса победителя (в т.ч. право судить агрессора, международных преступников против человечности, право на компенсацию ущерба от агрессии) и при этом объявлять себя – как это публично сделал в 2010 г. тогдашний врио президента РМ – не принадлежащим к числу победителей во Второй мировой войне, представляют собой «поэму абсурда». Если эти господа серьезно сожалеют о том, что королевская Румыния казнила союзника Гитлера фашистского диктатора Антонеску и перешла в стан победоносной антигитлеровской коалиции, то не вредно задуматься и о том, какие последствия, в т.ч. в юридическом плане - в свете вердикта Нюрнбергского трибунала - повлек бы за собой ее перевод в разряд вражеских государств.

8. Послевоенный статус Румынии как союзного государства, члена антигитлеровской коалиции, несомненно дал ей целый ряд преимуществ, с которыми «реваншисты от истории», в основной своей массе будучи сторонниками и проводниками концепции «великой Румынии», «воссоединения» Молдавии с Румынией расстаться вовсе не согласны. Речь идет о Трансильвании, части Добруджи, уходе от наказания значительного числа соучастников военных преступлений и т.д. и т.п. В самой Румынии, кстати, отрицание «холокоста», как и в большинстве стран Европы, является уголовным преступлением.

К сожалению, некоторых современных политиков в Румынии история видимо мало чему научила. Но еще более удивительно «толерантность» европейских коллег президента Т.Бэсэсеску к его относительно недавним заявлениям, что, окажись он на месте фашиста Антонеску 22 июня 1941 г., то отдал бы своей армии такой же приказ.

8. Какие же основные уроки Нюрнбергского процесса и вынесенного по его итогам приговора нацистским преступникам можно было бы сформулировать для современной Молдавии, разумеется, без лукавых спекуляций терминами «национальные интересы», «национальное движение» и т.п., о которых говорилось выше. Как представляется, любые политики и исследователи – если они люди ответственные и ориентируются на подлинную волю молдавского народа (который в соответствии с данными многочисленных и многолетних опросов имеет собственную самоидентификацию, вовсе не ассоциируя себя с близким по языку и культуре, но все же иным румынским народом), - должны были бы руководствоваться следующими очевидными истинами:

- бесплодность и контрпродуктивность попыток фальсификации исторических фактов и отрицания документально подтвержденных преступлений румынского фашизма и германского нацизма на территории Молдавии с точки зрения принципов научной объективности, историзма, и уважения к позиции (и многочисленным жертвам, принесенным ради ее защиты!), которую заняло подавляющее большинство молдавского народа в те годы (лучшее свидетельство - соотношение выходцев из Молдавии в рядах Красной и румынской армий, равнявшееся примерно 12 к 1);

- отсутствие перспектив и неэффективность проведения политики «исторического антикоммунистического/антисоветского реванша» как альтернативы общепризнанным нормам международного права, заложенным в статут Международного уголовного суда. За скобками оставим имеющиеся отдельные прецеденты политизированных решений даже столь в иных случаях авторитетных судебных инстанций, как ЕСПЧ, по делам ветеранов антигитлеровской коалиции (дело Кононова, Латвия);

- опасность игнорирования уроков Нюрнберга и фактического внедрения в государственную образовательную политику, прежде всего в школьные и вузовские учебники, апологетики фашизма и агрессии с точки зрения создания предпосылок для роста ксенофобии, неофашистских настроений среди молодежи, провоцирования межэтнической напряженности и перспектив приднестровского урегулирования на базе уважения принципа территориальной целостности Молдавии;

- неизбежность при продолжении подобной политики осложнений межгосударственных отношений с государствами-наследниками Победы, в первую очередь, Россией, Украиной, Белоруссией, их народами, внесшими основную лепту в разгром фашизма;

- абсурдность и юридическая бесперспективность предъявления каких-то «исторических претензий» (тем более требований выплаты компенсации за некую оккупацию) к современной демократической России;

- глубокое противоречие вышеупомянутой политики с европейскими демократическими принципами и ценностями, зафиксированными в конвенциях Совета Европы, Заключительном акте Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и большинстве последующих документов СБСЕ/ОБСЕ (а не в «частных определениях» отдельных резолюций международных парламентских инстанций, не имеющих обязательной юридической силы с точки зрения международного права);

- необходимость выработки неконфронтационной, объективной версии национальной истории на базе прецедентов курса интегрированной истории, разработанного ЕС, опыта преодоления «исторических разногласий» между Францией и Германией, Германией и Россией, Россией и Турцией и т.д. (и в соответствии с рекомендациями – еще от 2006 г. – Европейской комиссии против расизма и нетерпимости – ЕСRI – о замене курса «Истории румын» на курс «интегрированной истории»).

9. Но есть и некоторые позитивные моменты. Представляется целесообразным скорее приступить в практической плоскости к созданию авторитетной российско-молдавской комиссии ученых, прежде всего, историков и педагогов, для «цивилизованного разрешения исторических проблем» двусторонних отношений. Принципиальная договоренность об этом была достигнута в ходе недавнего визита в Кишинев Министра иностранных дел России С.В.Лаврова. Сдвигается с мертвой точки и сотрудничество между архивами наших стран. Соответствующее соглашение было подписано в ходе упомянутого визита.

10. Все это - императивы времени, непреложное требование эпохи глобализации и утверждения в масштабах нашей планеты демократических основ общественного устройства, включая плюрализм и свободу мнений и совести, - без свойственного «тоталитарному» сознанию насильственного навязывания одной точки зрения или одной идеологии и при необходимом уважении к патриотическому долгу гражданина. А по поводу школьных учебников есть и решение СНГ.

Обсудить