Двадцать лет без Союза

Уже сегодня виден позитивный эффект от создания ТС. Только в первом полугодии 2011 года на треть вырос общий товарооборот трех стран. И это всего за пять лет существования проекта ТС! Евросоюз, к примеру, к аналогичному уровню интеграции шел 40 лет после создания объединения «угля и стали». Итак, Таможенный союз успешно заработал. Но тут возникает вопрос – как и куда нам двигаться дальше? Лидеры «тройки» четко обозначили горизонт евразийской интеграции – это «создание Евразийского союза, который мог бы связать Азиатско-Тихоокеанский регион и Европу».

Юбилейный саммит СНГ состоится 20 декабря 2011 года в Москве. Главы государств Содружества подведут итоги 20-летия этой организации, созданной сразу после распада СССР. Если говорить кратко, то итоги минувшего десятилетия можно выразить так: «Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы».

Этот афоризм принадлежит Нурсултану Назарбаеву. Одному из немногих постсоветских политиков, который до последнего боролся за сохранение СССР. В своих интервью казахстанский лидер не раз с болью вспоминал драматические моменты начала 90-х. По сути, мы тогда остановились в полушаге от кровавой пропасти. 21 декабря 1991 года в Алма-Ате собрались лидеры 11 союзных советских республик для создания СНГ. В этот момент был остановлен опасный процесс хаотичного распада ядерной сверхдержавы, и наш «постсоветский развод» вошел в цивилизованное русло.

Почему после распада Союза в 1991 году большинство союзных республик не рискнули уйти в свободное плавание и вошли в состав СНГ? Ответ прост и прагматичен. Прежде чем получить признание на международной арене, все эти новообразованные государства должны быть взаимно признаны. Вот почему Содружество на первом этапе было всем крайне необходимо. Еще один момент. Бывшие республики СССР долгие годы объединяла своеобразная «стратегическая триада»: единство энергетической инфраструктуры, общность военной организации и близость культурных связей, которую у нас часто недооценивают. Эти три «кита» какое-то время держали структуру СНГ как единую организацию. Но со временем эта остаточная связность подошла к критическому рубежу.

У руководителей новых независимых образований, появившихся на месте бывшего СССР, многие годы отсутствовало видение общей цели – куда должно двигаться постсоветское пространство. Нужно было определенное время для того, чтобы постсоветские политические элиты насытились своей независимостью – персональными самолетами, рукопожатиями королей и красными ковровыми дорожками. И еще не хватало политической воли у руководства ряда ключевых стран СНГ. Лишь с приходом Владимира Путина на пост президента РФ стали складываться более или менее работоспособные интеграционные структуры, такие как «зонтик» ОДКБ в военной сфере или ЕврАзЭС – в экономической. Создание ЕврАзЭС в 2000 году в формате пяти стран – Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, по сути, стало переломным моментом в практике евразийской интеграции.

Владимир Путин обозначил и главный дефект СНГ: он очень точно назвал Содружество «механизмом цивилизованного развода» стран, образованных на пространстве бывшего Советского Союза. Но посудите сами: развод – это логика разделения, а не объединения! Например, Евросоюз родился из объединительного Союза «угля и стали» (Германии и Франции). Поэтому для нового этапа нашего объединения нужно было иметь крепкое «ядро» интеграции. «Евразийская тройка» – Астана, Москва и Минск – объективно стала интеграционным локомотивом на постсоветском пространстве.

Именно эти три страны образовали Таможенный союз (ТС) – самый успешный экономический проект с момента распада СССР. Вместе наша «тройка» представляет почти 80% экономического потенциала Советского Союза.

Уже сегодня виден позитивный эффект от создания ТС. Только в первом полугодии 2011 года на треть вырос общий товарооборот трех стран. И это всего за пять лет существования проекта ТС! Евросоюз, к примеру, к аналогичному уровню интеграции шел 40 лет после создания объединения «угля и стали». Итак, Таможенный союз успешно заработал. Но тут возникает вопрос – как и куда нам двигаться дальше? Лидеры «тройки» четко обозначили горизонт евразийской интеграции – это «создание Евразийского союза, который мог бы связать Азиатско-Тихоокеанский регион и Европу».

Идеолог евразийской интеграции – президент Назарбаев отметил важный исторический водораздел: «Никакой «реставрации» или «реинкарнации» СССР нет и не будет». Бесперспективно «реконструировать» прежний СССР или создать какой-то иной ностальгический проект. Скажем прямо – союзы, основанные на ностальгии, долго не живут. А нам нужен новый прагматичный подход, нацеленный на будущее. Именно такой путь сделает наши страны конкурентоспособной частью глобальной рыночной экономики.

При существующих сценариях развития у стран постсоветского пространства есть всего два пути. Первый – периферийная интеграция в Китай или ЕС. Фактически, на правах сырьевой провинции Китая и «кочегарки Европы». Второй – побороться за создание собственного центра силы в сердце Евразии. И Евразийский союз – один из инструментов создания такой силы. Только объединение усилий, ресурсов и возможностей «осколков бывшего СССР» способно принести всем странам – партнерам по СНГ серьезные политические и экономические дивиденды. Отказ от конструктивной евразийской интеграции – это синоним слова «распад». Получается, что лидеры «евразийской тройки» сделали всем странам СНГ уникальное предложение – о создании большого экономического пространства в самом центре Евразии.


Обсудить