Второй тур выборов президента: три сценария

И что же будет дальше? Как долго ещё может существовать наша страна при нынешней полулегитимной власти – неработоспособном парламенте и отсутствии президента? По моему мнению, возможны следующие три сценария дальнейшего развития событий в Республике Молдова:

Накануне назначенных на 16 декабря 2011 года выборов президента исполняющий его обязанности председатель парламента, лидер ДПМ Мариан Лупу, выдвинутый «единым кандидатом» на эту должность правящим Альянсом, твёрдо обещал, во что бы то ни стало найти «золотые голоса», недостающие для своего избрания.

Но этих голосов Мариан Лупу не нашел, оказавшись в неприглядном положении «обманутого и покинутого».

Учитывая, что у всех трёх, входящих в состав АЕИ-2, партий – ЛДПМ, ДПМ и ЛПМ – вместе набирается только 58 депутатских мандатов + 1 депутатский мандат бывшего либерал-демократа Михая Годи (человек «Кукловода», готовый проголосовать при любом раскладе), итого выходит 59 мандатов, в то время как надо не менее 61 голоса, совершенно очевидно, что получить недостающие до необходимого для избрания Мариана Лупу президентом количества мандатов ещё 2 депутатских голоса можно было только от фракции ПКРМ или от группы Игоря Додона.

По этому поводу было столько всевозможных слухов и спекуляций в парламентских кулуарах и в «независимых» СМИ, что забеспокоился даже сам лидер ПКРМ Владимир Воронин, начавший было сомневаться в том, что все его соратники выдержат испытание «золотым тельцом» и уклонятся от поддержки кандидатуры Мариана Лупу в ходе голосования в парламенте, назначенного на 16 декабря 2011 года.

Осознав все опасности, которые грозят ПКРМ в том случае, если в её рядах окажутся индивидуумы, решившие отдать свои голоса за Мариана Лупу, лидер Партии коммунистов создал искусственную ситуацию, при которой ни один депутат фракции ПКРМ, кроме тех «абсолютно надежных товарищей», которых Воронин лично делегировал в состав Комиссии по выборам, физически не мог присутствовать в зале для голосования.

Расчетливо совместив Пленум ЦК ПКРМ с днём голосования в парламенте по кандидатуре АЕИ-2 Мариана Лупу для избрания его президентом Молдовы, лидер Партии коммунистов до самого последнего момента ожидал, что АЕИ-2 сделает ему, наконец, такие предложения, которые он сочтёт достаточными для того, чтобы переступить через свои же собственные слова о том, что Мариан Лупу «никогда не станет президентом».

Но, видно, что-то в тонких расчётах Владимира Воронина «не срослось»: Альянс вдруг заартачился и проявил неожиданное для него упорство и единство взглядов в вопросе о нежелательности допуска ПКРМ во власть, а потому никаких предложений со стороны АЕИ-2, которые позволили бы Воронину говорить о «переформатировании нынешней власти», коммунисты так и не дождались.

В результате очередная попытка выборов президента Республики Молдова 16 декабря 2011 года вновь провалилась, и поэтому в нашей стране по-прежнему нет не только законно избранного президента, но даже уверенности в том, что нынешним составом парламента он вообще будет когда-либо избран.

И что же будет дальше? Как долго ещё может существовать наша страна при нынешней полулегитимной власти – неработоспособном парламенте и отсутствии президента?

По моему мнению, возможны следующие три сценария дальнейшего развития событий в Республике Молдова:

Первый сценарий

Достижение договоренности между Альянсом и ПКРМ относительно избрания «непартийного президента»

Вполне очевидно, что какие бы «жесткие ультиматумы» правящему Альянсу ни выдвигала сегодня оппозиционная ПКРМ, суть их всегда одна: «Поделитесь с нами властью!»

В этом, кстати, и заключается главный смысл предложения ПКРМ о создании «Антикризисного Правительства». Проще говоря, засидевшиеся в «окопах оппозиции» коммунисты хотят выторговать у Альянса для себя «кусок» власти.

Что может потребовать ПКРМ?

Во-первых, коммунисты, вероятно, потребуют для себя одну из высших должностей в государстве, причём вся пикантность ситуации заключается в том, что таких должностей останется только две, так как пост президента, по общему согласию, должен будет отойти к «непартийному кандидату».

Конечно, коммунисты очень хотели бы, чтобы этот «непартийный кандидат» был вообще-то их собственным выдвиженцем.

Но и в том случае, если более – менее приемлемую для них кандидатуру назовут сами партии Альянса (скорее всего, ДПМ), то они, скрепя сердце, могут на нее согласиться.

Впрочем, если кандидатура президента будет предложена не ПКРМ и потому могут быть некоторые сомнения в его степени лояльности по отношению к партии Воронина, то коммунисты, вероятнее всего, запросят для себя «в качестве компенсации» пост председателя парламента.

Эту должность мог бы занять либо сам лидер ПКРМ Владимир Воронин, либо экс-директор СИБ РМ, депутат фракции ПКРМ в парламенте Артур Решетников.

Если же кандидат на пост президента будет предложен самой ПКРМ и поддержан Альянсом, причём это будет по-настоящему «верный товарищ», то коммунисты могут запросить для себя должность председателя правительства.

Правда, тут есть некоторые нюансы и сложности, так как должность премьер - министра предполагает ответственность за ход всех дел в государстве.

Поэтому в нынешней ситуации ширящегося экономического и финансового кризиса, осознавая все риски и издержки, коммунистам вряд ли захочется становиться во главе правительства Молдовы.

Воронин и его команда не могут не понимать, что если правительство Молдовы ввиду дефицитности госбюджета не пойдёт на разрыв отношений с международными финансовыми структурами, то ему придется и дальше проводить под их диктовку крайне непопулярные в обществе либеральные реформы, в том числе и урезать социальные статьи, накликая на себя народный гнев.

Так вынуждены поступать сегодня, например, правительства в опутанных долгами и обязательствами перед ЕС и МВФ Греции, Испании, Португалии, Италии и других странах Запада. Другого реального способа пережить с минимальными потерями вторую волну мирового кризиса пока никто и нигде не предложил.

Нет сомнений в том, что Владимир Воронин и его партия, критикуя правительство» Влада Филата, отлично понимают, насколько непросто будет соблюсти баланс между сохранением системы социальной защиты и необходимостью введения режима жесточайшей экономии в условиях кризиса.

Понимают, и поэтому ни в коем случае сами делать то, что вынужденно делает сегодня Кабинет министров Филата, не станут. Они ведь отлично знают, как сильно это ударит по их популярности.

Для Воронина и его соратников по ПКРМ сегодня куда лучше быть просто депутатами в парламенте и продвигать здесь заведомо популистские законы, чтобы потом сетовать на что, правительство их не выполняет.

Во-вторых, коммунисты попросят для себя солидную квоту во власти, соответствующую их процентной доле в парламенте. Речь может идти о важных постах в правительстве, в различных комиссиях и силовых структурах.

Так что, если Альянс, на самом деле, хочет достичь компромисса с ПКРМ, он должен быть готов к этим требованиям со стороны лидеров Партии коммунистов.

Второй сценарий

Достижение договоренности между Альянсом и «Группой Игоря Додона» относительно избрания «непартийного президента»

Социалист Игорь Додон и его соратники – Зинаида Гречаная и Вероника Абрамчук – в первые дни после выхода из фракции ПКРМ понесли определенные рейтинговые потери. Во всяком случае, личный рейтинг самого Додона тогда заметно пошатнулся и начал падать.

Хотя, как считают многие эксперты, в чисто стратегическом плане решение Додона и его соратников было совершенно правильным и своевременным.

Самое важное, что на левом фланге у ПКРМ, после многих лет её безраздельного господства, наконец-то, появился достойный соперник. От честной и здоровой конкуренции на левом фланге между ПКРМ и воссоздаваемой Игорем Додоном Партией социалистов может, в целом, выиграть всё левое движение Молдовы.

Тем более, что в дальнейшем нельзя исключать объединение ПКРМ и ПСРМ в одну мощную политическую партию на левом фланге. Конечно, это станет возможным только после ухода из ПКРМ некоторых наиболее одиозных фигур в её нынешнем руководстве, настроенных на конфронтацию со всеми, кто думает не так, как они.

Исходя из стратегических целей и задач проекта Игоря Додона, можно сделать вывод о том, что если это объединение когда-либо состоится, то проходить оно должно будет только под флагом и на идейной платформе Партии социалистов РМ.

Понятно, что практическая реализация этого плана напрямую зависит от того, насколько успешным окажется проект возрождения Партии социалистов.

Во всяком случае, несмотря на понесенные в первые дни после выхода из фракции ПКРМ ощутимые потери, сегодня социалист Игорь Додон начал шаг за шагом восстанавливать свой прежний личный рейтинг, исправлять свой имидж.

Без сомнения, весьма значительную роль в этом сыграла твердая и однозначная позиция «Группы Додона» во время голосования на выборах президента Молдовы 16 декабря 2011 года: показав свою принципиальность, Додон, Гречаная и Абрамчук выполнили данные обществу накануне обещания, категорически отказавшись голосовать за кандидата Альянса Мариана Лупу.

А ведь накануне выборов некоторые политики и политологи упрямо твердили, что Додон, Гречаная и Абрамчук непременно «сломаются», обязательно «продадут» свои голоса, так или иначе помогут избрать кандидата Альянса Мариана Лупу президентом.

Об этом же, кстати, говорилось и писалось во всех коммунистических СМИ, которые назойливо убеждали молдавских граждан в том, что Игорь Додон «ушёл в Альянс», что он непременно проголосует за кандидатуру Альянса Мариана Лупу и вообще сделает всё возможное для сохранения АЕИ у власти.

Вышло всё, однако, с точностью до наоборот. Руководство ПКРМ, прождав до самого последнего момента «щедрых предложений» от Альянса и так и не получив их, просто заперло своих депутатов, дабы никто из них не принял участия в голосовании на выборах президента.

Так могут ли договориться между собой правящий Альянс и «Группа Игоря Додона»? Не исключено, что могут, но лишь при непременном условии, что Альянс будет считаться с интересами этой группы, состоящими в продвижении на пост президента Молдовы беспартийного профессионального управленца международного уровня Зинаиды Гречаной.

Если исходить из интересов Молдавского государства, то Зинаида Гречаная - это лучший на сегодняшний день кандидат. Известно ведь, что избрание Зинаиды Гречаной президентом Республики Молдова позитивно воспринимается как в странах ЕС, так и в России. У Гречаной добрые личные и деловые отношения с премьер министром России, кандидатом в президенты Владимиром Путиным. Хорошо воспринимают Гречаную и в ЕС. Это в очередной раз подтвердили и её недавние встречи в Брюсселе с «еврокомиссаром» Штефаном Фюле, и положительные отзывы о ней со стороны представителя ЕС в Республике Молдова Дирка Шубеля.

Всё это исключительно важно, так как одна из главнейших функций президента, как главы государства, состоит в развитии, расширении и укреплении позиций Республики Молдова на международной арене, в установлении и поддержании дружественных связей с другими странами.

Поэтому, когда имеет место – уникальный в новейшей истории Молдовы! - факт совпадения позиций России и ЕС по кандидатуре на должность президента нашей страны в лице Зинаиды Гречаной, это должно восприниматься нашими политиками как реальный шанс добиться того, чтобы Республика Молдова после её избрания не была больше «территорией скрытого конфликта между ЕС и Россией», а стала местом сближения их интересов, в том числе и по вопросу об окончательном урегулировании застарелой проблемы Приднестровья.

Надо объективно признать, что Зинаида Гречаная является отличным кандидатом на пост президента Молдовы: она хороший управленец высочайшего уровня, прекрасно владеет ситуацией в экономике и социальной сфере страны, чётко ориентируется в вопросах внешнеполитического характера, пользуется авторитетом в обществе.

Поэтому предложения «группы Додона» по её кандидатуре на должность президента Молдовы не может вызвать объективных возражений с чьей-либо стороны .

Что же касается негативных – причем крайне субъективных – мнений по кандидатуре Зинаиды Гречаной, то есть позиции лидера ЛПМ, униониста Михая Гимпу и его соратников и единомышленников, а также официального Бухареста, то вряд ли стоит прислушиваться к их суждениям и принимать их во внимание, поскольку отношение и тех, и других к Республике Молдова общеизвестно: они всегда считали и продолжают считать, что чем хуже будут идти дела в Молдове, чем беспомощней и непрофессиональней будет власть в нашей стране, тем легче будет подчинить её себе соседней Румынии, претендующей на роль её «старшей сестры».

Если следовать циничной и двуличной логике тайных и явных врагов Республики Молдова, то наиболее достойным кандидатом на должность её президента является не кто иной, как сам Михай Гимпу.

По крайней мере, у возглавляемой им Либеральной партии и политической элиты соседней Румынии, особенно у румынского президента Траяна Бэсеску, никаких возражений против этой одиозной кандидатуры не будет.

Поэтому «Группа Игоря Додона» должна, по моему мнению, твердо, последовательно и убедительно отстаивать кандидатуру Зинаиды Гречаной, добиваться того, чтобы её поддержали ЛДПМ, ДПМ, а также та часть ПКРМ, членам которой противен унизительный торг с Альянсом, которая хочет скорейшего восстановления в Молдове гражданского мира и общественного согласия.

Что касается остальных требований «Группы Додона», то не думаю, что она будет добиваться для себя каких-либо должностей в правительстве Альянса или других органах нынешней либеральной власти.

«Группа Додона», точнее сказать, Партия социалистов Республики Молдова, которую возглавил Игорь Додон, будет оставаться оппозиционной партией и по отношению к правящему большинству трёх партий Альянса в парламенте, и по отношению к правительству Влада Филата, вскрывая и подвергая критике все их ошибки и просчеты.

Правда, есть еще один вариант:

Речь идет о том, что в случае избрания Зинаиды Гречаной президентом Молдовы, у Влада Филата может окончательно вызреть его давняя идея переформатировать своё нынешнее «партийное правительство», сформировать его по сугубо профессиональному принципу, отказавшись от партийных квот.

Известно, что в правительстве Зинаиды Гречаной, в бытность её премьер-министром, самым сильным был финансово-экономический блок, состоявший из людей, которые образуют сегодня команду Игоря Додона.

Если Влад Филат решится, наконец, на формирование профессионального правительства, то люди из команды Игоря Додона, да и он сам также, могли бы войти в его состав, возглавив в нём финансово-экономический блок.

Что и говорить, это был бы, конечно, весьма большой риск для политического будущего Игоря Додона, но этот его шаг вдохнул бы новую жизнь в правительство Влада Филата, создал бы необходимые условия для того, чтобы общими согласованными усилиями Филат, Додон и Гречаная смогли вывести Республику Молдова из кризиса с наименьшими потерями.

Если же говорить о том, какие потери понесет АЕИ-2 в случае принятие предложения Игоря Додона о Зинаиде Гречаной в качестве кандидата на пост президента Молдовы, то следует признать, что потерей здесь (если это вообще можно назвать потерей), но не для страны и народа, а только для Либеральной партии, станет лишь окончательная утрата её лидером Михаем Гимпу шанса стать снова председателем парламента.

Таким образом, перед Альянсом сегодня стоит дилемма:

С одной стороны, существует возможность начать, наконец-то, проводить реальные реформы, которые АЕИ постоянно обещает уже в течение почти трех лет.

С другой стороны, существуют властные амбиции либерала Михая Гимпу, для которого общественный интерес – ничто, а его личная выгода – превыше всего.

Каким будет выбор Альянса, сегодня предсказать трудно и, по большому счету, бесполезно, так как настроения и намерения его лидеров подвержены сильным колебаниям и зависят от множества внутренних и внешних факторов.

Во всяком случае, для того, чтобы сделать правильный выбор, у них остается очень мало времени.

Третий сценарий

Парламент распускается и снова назначаются досрочные парламентские выборы

Если же правящий сегодня в Республике Молдова Альянс «За европейскую интеграцию» (АЕИ-2) не примет ни первый, ни второй сценарии, изложенные выше, то роспуск парламента и досрочные парламентские выборы станут неизбежными, причём есть основания полагать, что Альянс их с треском проиграет.

Рядом своих плохо продуманных и ещё хуже скоординированных действий либеральный Альянс – вопреки своим программным целям и задачам – в последнее время невольно работает на повышение электоральных шансов на этих досрочных выборах ряда своих политических соперников, прежде всего, на левом фланге.

Наиболее благоприятные условия ошибки и провалы правящего Альянса создают для оппозиционной ПКРМ Владимира Воронина:

Как только станет ясно, что новые досрочные парламентские выборы стали неизбежны, Партия коммунистов тут же понятно и доходчиво объяснит недовольным таким ходом дел во власти избирателям, что эти новые выборы – совершенно ненужные народу, требующие новых десятков миллионов леев из дефицитного госбюджета – результат непомерных личных властных амбиций и неспособности к компромиссу партий Альянса.

ПКРМ объяснит избирателям, как долго и упорно партия Воронина искала любые возможности разумного компромисса с партиями АЕИ-2, как готова она была пойти на любые уступки и самопожертвования ради того, чтобы молдавскому народу было хорошо и спокойно жить.

Но, вполне обоснованно отметят при этом коммунисты, жизнь убедительно показала, что с либеральным Альянсом нельзя ни о чём договариваться, так как лидерам входящих в АЕИ-2 партий нужна только власть, нужны только высокие посты, а на народ, на его проблемы им всем наплевать.

В этих словах, конечно, будет много правды (за исключением лишь того, что коммунисты якобы искренне хотели пойти на уступки Альянсу), а потому, как рассчитывает лидер ПКРМ Владимир Воронин, натерпевшийся от власти либералов народ им снова поверит и в массовом порядке отдаст свои голоса за Партию коммунистов на досрочных выборах.

Шансы должны будут появиться в этом случае и у Партии социалистов (ПСРМ) Игоря Додона, главная задача которой на досрочных парламентских выборах будет состоять в том, чтобы как можно более убедительно показать избирателям, чем она – естественно, в лучшую сторону - отличается от Партии коммунистов, а также убедить электорат в том, что левому политическому флангу Молдовы крайне нужна именно ПСРМ, как «партия созидания и согласия», а вовсе не ПКРМ - «партия войны и конфронтации».

Определённые шансы на прохождение в парламент на досрочных выборах имеет и Партия регионов Молдовы (ПРМ) башкана Гагаузии Михаила Формузала. Её успех зависит, прежде всего, от того, сумеют ли Михаил Формузал и его соратники мобилизовать своих сторонников не только в самой Гагаузии, но и в регионах по всей Молдове, а также убедить национальные меньшинства в том, что регионалы честно и последовательно будут выражать и защищать их интересы в будущем парламенте.

Скорее всего, поборется за прохождение в новый парламент и Социал-демократическая партия (СДП) Виктора Шелина, которая надеется на успех на досрочных выборах, «оседлав» идею о проведении референдума по вопросу о вхождении Республики Молдова в Таможенный Союз России-Белоруссии-Казахстана.

Очевидно, что все эти партии, действуя, в основном, на левом фланге, будут дробить и перетягивать на себя традиционный электорат ПКРМ. Не менее очевидно и то, что ни одна левая партия, в том числе и ПКРМ, не сможет по результатам этих выборов единолично взять всю власть в свои руки.

Это, однако, вряд ли можно считать негативом, так как, учитывая всё большее неприятие политики либерального Альянса в молдавском обществе, многие эксперты высказывают мнение о том, что по результатам досрочных выборов власть либо полностью перейдёт к новой коалиции – союзу левых партий, либо настолько усилит их позиции, что при формировании новой правящей коалиции именно они будут диктовать свои требования и ставить свои условия возможным партнерам из числа центристских партий.

Если всё это случится, то о провале правых партий, входящих в правящий сегодня АЕИ-2, мало кто в Молдове пожалеет. Альянс уже настолько скомпрометировал себя в глазах молдавского общества, что его поражение будет воспринято большинством граждан как вполне заслуженное и справедливое наказание.

Во всей этой пёстрой компании правых политиков симпатию вызывает, пожалуй, только лидер ЛДПМ, премьер-министр Влад Филат, благодаря личной энергии, инициативам и настойчивости которого «партийно-алгоритмическое» правительство АЕИ-1 и АЕИ-2 худо-бедно, с грехом пополам, но всё-таки справляется с руководством страной в ситуации, когда у него нет ни прочной и постоянной опоры в парламенте, ни поддержки со стороны президента (которого в Молдове также пока нет).

Конечно, лидера ЛДПМ Влада Филата можно упрекнуть в том, что он, дескать, знал, с кем связывался, когда принимал решение о вхождении своей партии в АЕИ-1 и АЕИ-2.

Но, с другой стороны, надо принять во внимание, что отсутствие четкой и ясной позиции со стороны лидера ПКРМ Владимира Воронина, который то вёл переговоры о коалиции с лидером ДПМ Марианом Лупу, то обнимался с лидером ЛПМ Михаем Гимпу, то выдвигал неприемлемые ультиматумы, лишало Филата маневра и свободы выбора.

Во всяком случае, сбрасывать со счетов ЛДПМ и её лидера Влада Филата, чей личный рейтинг в настоящее время даёт ему право считаться одним из ведущих общенациональных политических лидеров Молдовы, категорически отвергая любую возможность партнерства с ними после досрочных парламентских выборов, левым политическим лидерам ни в коем случае не следует.

Обсудить