Рынок земельных ресурсов в условиях финансового кризиса

С другой стороны, в собственности государства (кстати, тоже должника перед внешними кредиторами) даже после массовой приватизации сельскохозяйственных угодий, которая завершилась в 2000 г., все еще находится около 1,5 млн. гектаров земель различного назначения (44,6% от общей площади земель Республики Молдова).

Нынешний долгосрочный, как оказалось, финансовый кризис уже ознаменовался многими неожиданными последствиями. Часть из них, например, кризис ипотечных кредитов в США или «арабская весна» в Африке, уже всем хорошо известны. Другая часть этих последствий – стремительный рост цен на золото на мировых рынках (почти до 1900 долл. США за унцию), а затем их не менее стремительное падение до 1400 долл./унцию, также уже ни для кого не является секретом. Существенные колебания ценового диапазона в разное время этого кризисного «долгостоя» имели место на рынках продовольствия, энергоресурсов, металлов и др. товаров. Не отличается стабильностью и рынок рабочей силы, который даже в индустриально развитых государствах Европы и Северной Америки не падает ниже отметки в 9-10%, провоцируя известные демонстративные события типа «Occupy Wall Street» в США, а также различного рода митинги и забастовки в странах Европейского Экономического Сообщества.

Очень мало или почти ничего не было сказано в средствах массовой информации о состоянии дел на рынке земельных ресурсов. Отчасти это можно объяснить тем фактом, что земля является сугубо специфическим товаром. Она не продается и не покупается на биржах, а диапазон ее рыночных цен, как до кризиса финансового рынка, так и во время данного кризиса остается достаточно большим. Так, например, различного качества, назначения, местоположения и т.п. участки земли в мире в настоящее время продаются и покупаются по цене от 100 до 30000 долл. США в расчете на 1 гектар.

Кризис – это время перемен. Если эти перемены отсутствуют или они направлены не туда, куда следует, кризис не прекращается, а наоборот – он может усугубляться и далее, указывая топ-менеджерам на необходимость уточнять диагноз и приступать к решительным действиям по оздоровлению экономики.

Нынешний финансовый кризис был спровоцирован практически неуправляемым ростом долгов значительной части европейских государств и США.

Сам по себе государственный долг не так страшен, как его представляют средства массовой информации. Возьмите любой учебник экономики, и Вы легко убедитесь в том, что в мире нет ничего более надежного, чем государственные облигации, т.е. – те же государственные долги (не важно внутреннего или внешнего займа). И это верно. Но только до тех пор, пока государство не теряет чувство меры в своих заимствованиях и, что более важно, пока в его руках находится печатный станок.

Соединенные Штаты Америки не расставались со своим печатным станком, но управляют им как-то странно – с помощью частной фирмы, которая, наряду с другими «патриотами», и довела государственный долг этой страны до заоблачных размеров.

В Европе ситуация несколько иная. Не делая никаких поправок на переход к общеевропейской валюте, часть государств – Греция, Италия, Испания и др. продолжали тратить столько же, сколько они тратили и раньше (а некоторые и больше того), забывая о том, что печатный станок им уже не принадлежит.

Как следствие, обе вышеуказанные валюты, если говорить коротко, в любое время могут быть сильно девальвированы. По долгам надо платить. А когда платить нечем – страдают и те, кто брал в долг, и те, кто давал. Конечно, у каждой из этих сторон имеются многочисленные резервы, но об этом в другой раз. А пока вернемся к рынку земельных ресурсов. Когда деньги дешевеют (или когда существует просто угроза их девальвации), земля, драгоценные металлы и другие материальные активы становятся более востребованными.

По сообщениям информационных агентств, в течение всего лишь одного – 2010 г. транснациональные компании Китая, Южной Кореи и других южно-азиатских государств выкупили в Африке земли, общая площадь которых приравнивается к площади Франции, т.е. примерно 550,0 тыс. км2 (1 км2 равен 100 гектарам; 1 гектар – это квадрат со стороной в 100 м).

Таковой оказалась реакция крупномасштабного бизнеса на потенциально существующую угрозу обесценивания американского доллара и единой европейской валюты.

Не возникает никаких сомнений в том, что приобретенные массивы африканских земель покупались по цене, близкой к ранее названному нижнему пределу. Вполне возможно, что и обрабатываться эти массивы будут не африканцами, а значит, данные инвестиции не повлекут за собой и создание новых рабочих мест для местного населения. Будем ждать новых сообщений, прежде чем обобщать результаты подобных, беспрецедентных по своей природе и по своим масштабам, коммерческих сделок.

Пока же можно констатировать только одно. Покупка столь значительных площадей земли, даже если она осуществлялась за деньги частных компаний, не могла быть реализована без активной помощи государств, в одночасье расширивших свои территории на сотни тысяч квадратных километров.

Важно подчеркнуть, что эти государства занимали активную позицию, всячески благоприятствовали (а не ставили палки в колеса) своим бизнесменам избавиться от потенциально девальвируемых бумажек, приобретая взамен самое дорогое из всех возможных материальных благ – землю.

В настоящее время на банковских счетах в Республике Молдова (имеются в виду счета юридических и физических лиц) имеется не так уж много иностранной валюты. Всего лишь около 10 млрд. (в леевом эквиваленте).

Еще столько же, возможно, имеется в других формах сбережений. Все эти деньги представляют собой не что иное, как потенциальные инвестиции, а их владельцы, естественно, переживают за сохранность платежеспособности своих накоплений.

С другой стороны, в собственности государства (кстати, тоже должника перед внешними кредиторами) даже после массовой приватизации сельскохозяйственных угодий, которая завершилась в 2000 г., все еще находится около 1,5 млн. гектаров земель различного назначения (44,6% от общей площади земель Республики Молдова).

В контексте всего вышеизложенного было бы целесообразным разработать и практически реализовать Государственную Программу, направленную на приватизацию указанных земель (разумеется, не всех, а определенной части из них). Тем самым наиболее активным инвесторам была бы предоставлена возможность обзавестись собственным доходным бизнесом, будь это сельское (лесное) хозяйство или рыболовство.

В свою очередь, государство смогло бы пополнить доходную часть бюджета, уменьшить его дефицит и, почему нет, хотя бы частично рассчитаться с внешними кредиторами.

Обсудить