Молдова между Сциллой и Харибдой

Что же мы имеем, проведя наш политический экспресс-анализ, так сказать, «в сухом остатке»? Увы, прежде всего, приходится признать, что мы имеем в нашей стране никудышную, недееспособную власть. Это, конечно, очень плохо. Но ещё хуже то, что мы имеем в Республике Молдова также и плохую оппозицию.

Как известно, Сциллой и Харибдой древние греки называли двух страшных чудовищ, которые обитали по обеим сторонам Мессинского залива и нападали на корабли, проходившие мимо них. Иносказательно так говорят обычно о сложной и опасной ситуации, когда угроза кому-либо исходит с двух сторон. Это своего рода аналог выражения «между молотом и наковальней», или, как говорят у нас в народе, ««куда ни кинь, всюду клин».

Во всяком случае, при любом толковании этой афористичной фразы, она идеально применима сегодня к Республике Молдова в её нынешнем состоянии, которая оказалась именно в такой, крайне неприятной и опасной, ситуации, когда угрозы её дальнейшему существованию в качестве суверенного и независимого государства молдавского народа не только вполне реальны, но и всё более осязаемы, причём избежать их она сможет лишь в том случае, если произойдут давно назревшие перемены во внешней и внутренней политике её властей.

Вне всякого сомнения, тот факт, что подавляющее большинство граждан Республики Молдова искренне желают этих перемен, даёт определённую надежду на лучшее. К тому же, надо учитывать, что многие молдавские граждане твёрдо уверены в том, что эти перемены станут возможны только вследствие смены власти в нашей стране, то есть в результате отставки правящего Альянса, что в условиях демократии рано или поздно непременно должно произойти.

На это, кстати, прямо указывают и результаты последних соцопросов. Например, проведённый «Барометром общественного мнения» в ноябре 2011 года соцопрос показал, что уже почти 84% молдавских граждан считают, что наша страна движется в неверном направлении. Всё это говорит, как минимум, о неприятии народом Республики Молдова нынешней либерально-демократической власти и её политического, экономического и социального курса, если вообще не о предреволюционном состоянии молдавского общества.

Правящий в Республике Молдова с июля 2009 года (в двух своих, несколько отличающихся по составу, ипостасях, суть которых, однако, по большому счёту, одна и та же) Альянс «За европейскую интеграцию» настолько уже надоел и стал просто невыносимым, словно горький хрен в качестве основного блюда на завтрак, обед и ужин, не только тем молдавским гражданам, которые всегда голосовали против ЛПМ, ЛДПМ и ДПМ, то есть партий, входящих в эту коалицию, но и очень многим из тех, кто ранее голосовал за эти партии, поверив обещаниям их «вождей» о скором пришествии – благодаря проводимой ими политике - «хорошей и достойной жизни для всех».

У молдавского общества накопился к настоящему моменту немалый перечень претензии к нынешней власти в лице трёх партий правящего Альянса. Вот лишь небольшая часть из них, наиболее серьёзных:

Во-первых, правящий Альянс в течение двух с половиной лет всё никак не может (или просто не хочет?) провести, наконец, выборы президента Республики Молдова, по сути, нагло и цинично переступив через соответствующие требования Конституции РМ и, фактически, узурпировав власть в стране.

Во-вторых, правящий Альянс, несмотря на все прекраснодушные заявления и благие намерения его «вождей», так и не смог (или просто не захотел?) провести обещанную судебную реформу в стране, по каковой причине суды в Республике Молдова и сегодня по-прежнему руководствуются не требованиями Закона, а всё тем же пресловутым «телефонным правом», с которым партии Альянса накануне выборов обещали решительно покончить, а также продолжают барахтаться в опутавших их сетях коррупции.

Более того, стало известно, что лидеры АЕИ-2 в соглашение о создании Альянса включили специальный пункт, предусматривающий передел между ними всей системы судебной власти в Республике Молдова «согласно алгоритму», отдав, например, Верховный Суд на откуп Либеральной партии Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ. Так что, о какой уж тут реформе или, тем более, деполитизации юстиции можно говорить…

В-третьих, правящий Альянс, несмотря на все демонстративные потуги и добрые намерения отдельных его представителей, так и не смог (или снова не захотел?) сформировать обещанную «профессиональную команду» для качественной и эффективной работы в органах исполнительной власти.

По этой причине всем делами в нашей стране заправляют не профессиональные менеджеры, опытные и честные специалисты, а далекие от понимания своих конкретных задач «партийные комиссары», зачастую совершенно случайные люди, получившие назначения на свои высокие должности по «партийной квоте», «в соответствии с разнарядкой Альянса» и потому подотчетные не премьер-министру, не президенту, не парламенту, и уж, конечно, не молдавскому народу, а только своим собственным партийным боссам.

Во всяком случае, многие престижные властные должности в системе государственного управления в Республике Молдова заняты сегодня по кровнородственному принципу, а вовсе не по принципу высокого профессионализма.

В-четвертых, правящий Альянс отнюдь не утруждает себя поиском и рациональным использованием внутренних резервов для решения насущных экономических и социальных проблем Республики Молдова, а стремится решать их исключительно за счет внешних заимствований, всё новых международных кредитов, которые к тому же нередко подвергаются хищническому «распилу» между имеющими к ним доступ «союзниками», множа государственные долги, но не оказывая должного позитивного воздействия на состояние дел в стране.

В-пятых, правящий Альянс монополизировал государственную власть в Республике Молдова в пользу только одной, довольно малочисленной, но крайне активной политико - идеологической группировки, не только не отражающей интересы всего многонационального народа Молдовы, но и не пользующейся доверием даже коренного молдавского этноса, к тому же отличающейся крайне агрессивным отношением к национальным меньшинствам.

При этом сам мажоритарный этнос в Республике Молдова подвергаются процессу денационализации, в стране идёт насильственная «переплавка» национального сознания из молдавского в румынское.

В-шестых, правящий Альянс создал режим наибольшего благоприятствования для тех политических сил (в том числе и в своём собственном составе), действия которых создают реальную угрозу для дальнейшего сохранения Республики Молдова в качестве независимого и суверенного государства, поскольку они открыто и недвусмысленно требуют её вхождения в состав соседней Румынии, не признают за молдавским народом его законное право на своё историческое имя, своя язык, свою историю, своё государство.

В-седьмых, правящий Альянс, вопреки желанию всё большей части молдавского народа, блокирует интеграцию Республики Молдова в Единое экономическое пространство на Востоке, противится вхождению её в Таможенный Союз России, Казахстана и Белоруссии, игнорирует приглашение к участию в ЕврАзЭС, продолжая ориентироваться на бесплодный и бесперспективный курс на интеграцию в ЕС, причём даже в ситуации, когда сам Запад дал - чётко и неоднократно! - понять официальному Кишинёву, что у нашей страны нет шансов когда-либо стать полноправным членом этого межгосударственного объединения.

Последний соцопрос, проведённый «Институтом публичных политик» (ИПП), показал, что уже 46% молдавских граждан выступают за вступление нашей страны в Таможенный Союз, и только 34% всё ещё связывают свои надежды с её вступлением в ЕС.

В-восьмых, правящий Альянс, убаюкивающий самого себя и молдавское общество популистскими «евроинтеграционными сказками», не прилагает необходимых усилий к сохранению и расширению политического, экономического и гуманитарного сотрудничества Республики Молдова с её важнейшим стратегическим партнёром на Востоке – Российской Федерацией (в то время как более 60% молдавских граждан признают необходимость сотрудничества с Россией делом первостепенной важности), не использует все те огромные преимущества, которые даёт это сотрудничество, особенно в условиях ширящегося в мире финансового и экономического кризиса, уже тяжело поразившего многие страны ЕС, что оборачивается для нашей страны всё большим экономическим и политическим ущербом.

Несмотря на то, что Российская Федерация по-прежнему занимает первое место по объёму торгово-экономических отношений с Республикой Молдова, все те многообещающие подвижки в этом направлении, которые наметились после личной встречи и обстоятельной беседы молдавского премьер-министра, лидера ЛДПМ Владимира Филата с его российским коллегой Владимиром Путиным, не получили развития по причине отсутствия должной поддержки как со стороны образующих правящий Альянс партий власти, так и со стороны оппозиционной ПКРМ.

Весьма примечательно, что даже выдвижение доброжелательно воспринятой Россией экс-премьера Зинаиды Гречаной в качестве кандидата на пост президента Республики Молдова также было, фактически, заблокировано двумя политическими лидерами – находящимся в оппозиции коммунистом Владимиром Ворониным и входящим в правящий Альянс либералом Михаем Гимпу.

В-девятых, правящий Альянс (за исключением нескольких, спонтанных и довольно непоследовательных, попыток со стороны лидера ЛДПМ, премьер-министра Владимира Филата) не проявил никакого желания «навести мосты» между двумя берегами Днестра, добиться реального сближения позиций Кишинёва и Тирасполя по вопросу об урегулировании Приднестровского конфликта и реинтеграции страны, продолжая упорно настаивать на вариантах, категорически неприемлемых подавляющим большинством населения Приднестровского региона, и уповая на решение этой застарелой проблемы исключительно при поддержке западных партнёров, без учёта мнения жителей Левобережья и позиции Российской Федерации – гаранта безопасности и активного участника процесса урегулирования.

В-десятых, и это, наверное, самое главное, правящий Альянс совершенно оторвался от всех слоёв молдавского общества, принимает решения без оглядки на народ, без учета его мнения, не прислушиваясь к его требованиям, старается не замечать растущего в обществе возмущения своей провальной политикой, грозящего перерасти в массовые протесты и другие крайние действия, способные взорвать ситуацию в стране, посеять хаос и спровоцировать массовые беспорядки с непредсказуемыми последствиями.

Наиболее полную и красноречивую оценку деятельности АЕИ дали сами молдавские граждане, принявшие участие в опросе, проведённом «Барометром общественного мнения» (ИПП) в ноябре 2011 года. При этом выяснилось, что идея «европейской интеграции» за прошедшие два года утратила свою прежнюю привлекательность для большинства граждан Молдовы, в то время как всё более популярной становится идея о вступлении Молдовы в Таможенный Союз России, Белоруссии и Казахстана.

Таким образом, сегодня уже можно уверенно констатировать, что правящий в Республике Молдова либерально-демократический Альянс, провозгласивший при своём формировании курс на европейскую интеграцию стратегической целью и главной задачей, полностью дискредитировал и себя, и саму евроинтеграционную идею, ради практической реализации которой он, кстати, и создавался.

Конечно, перечень претензий, предъявляемых молдавским обществом к правящему либерально-демократическому Альянсу можно продолжить и значительно расширить. Полагаю, однако, что и сказанного выше вполне достаточно для того, чтобы понять: правящий Альянс – такой, каким он сегодня является - не может, не должен, не имеет права и далее оставаться у власти в доведённой им до полукоматозного состояния Республике Молдова. Он должен либо кардинально измениться (на что, к сожалению, пока слишком мало надежды), либо честно признать свой полный провал, покаяться и добровольно уйти из власти.

Но, безусловно, уход АЕИ-2 из власти тут же поставит на повестку дня вполне естественный - важнейший! - вопрос: кто придет ему на смену? Какие политические силы в Республике Молдова будут готовы взвалить на себя тяжелейшее бремя проблем, оставленных после себя Альянсом? Кому по силам будет это бремя вынести, со всеми этими проблемами справиться, наладить жизнь в стране, развернуть Молдову в сторону от края пропасти и направить её на скорейший выход из глухого политического и экономического тупика, в который её загнали три партии правящего сегодня Альянса?

Первой такой политической силой при поиске ответа на этот вопрос, конечно же, видится оппозиционная Партия коммунистов (ПКРМ) Владимира Воронина. После сентября 2009 года, утратив восемь лет подряд удерживаемую в своих руках единоличную власть в стране, ПКРМ только тем и занимается, что предаёт анафеме правящий Альянс и требует его ухода из власти.

Но давайте задумаемся, можно ли ПКРМ в её нынешнем виде и состоянии снова доверить власть в Молдове? Сумело ли руководство ПКРМ за время нахождения в оппозиции провести модернизацию своей партии, превратить её в подлинно современную политическую организацию, соответствующую актуальным запросам страны и народа, сложнейшим проблемам сегодняшнего дня?

Да, бесспорно, многим в Молдове вначале показалось, что Партия коммунистов, перейдя в оппозицию, серьёзно настроена на кардинальные перемены в своей идеологии, программе, тактике и стратегии. Она вроде бы даже начала искать контакты с гражданским обществом, слегка приоткрылась для критики. К ПКРМ по этой причине сразу же потянулись многие представители гражданского общества, близкие ей по идеологической платформе левые и центристские партии, общественные движения. Начала было завязываться благожелательная, честная и откровенная дискуссия между ПКРМ и молдавским обществом. Всё это, конечно, весьма обнадеживало.

Но, увы, едва начавшейся «оттепели» в ПКРМ суждено было продолжаться совсем недолго, до определенного предела, переход за который показался её бессменному лидеру Владимиру Воронину слишком опасным (для него лично или для всей партии, другой вопрос) и потому совершенно нежелательным.

Уже вскоре выяснилось, что как самому Владимиру Воронину, так и его «ближнему кругу» в руководстве партии нужно было лишь некое «управляемое» ими по своему усмотрению гражданское общество, а любая критика по адресу партии ни в коем случае не должна была касаться его (Воронина) «лидерской политики» и, тем более, проблем модернизации единолично руководимой им ПКРМ.

Поскольку демократическая общественность Республики Молдова думала совсем иначе, чем лидер ПКРМ, Владимир Воронин чётко, резко и недвусмысленно заявил, что в её советах больше не нуждается, закрыв, таким образом, едва начавшуюся дискуссию.

В результате наступивших по этой причине в ПКРМ «заморозков» все те люди в Республике Молдова, которые искренне поверили в возможность реформирования партии Воронина, в её грядущую модернизацию, которые хотели ей помочь вернуться во власть, подставить ей своё плечо, разочаровались и в самой ПКРМ, и в её не в меру консервативном лидере.

В итоге ПКРМ оказалась единственной в Молдове парламентской партией, не имеющей своих политологов, аналитиков, лидеров общественного мнения, которые продвигали и защищали бы её интересы в публичном пространстве. В ПКРМ сегодня есть лишь не в меру ретивые партийные агитаторы и пропагандисты, которые продолжают всячески возвеличивать её лидера Владимира Воронина и беспощадно клеймить всех его оппонентов.

С Владимиром Ворониным и его Партией коммунистов остались сегодня только те немногочисленные представители молдавского гражданского общества, которые напрямую связывали и продолжают связывать с ними свои узколичные, карьерные или корыстные интересы.

Вполне понятно, что всей этой «околополитической публике» известного сорта, предпочитающей действовать в густой тени, за наглухо закрытыми дверями служебных кабинетов, за кулисами, решать свои проблемы «в узком кругу», руководствуясь пресловутым принципом «мы вам – вы нам», любые демократические реформы в ПКРМ совершенно не нужны. Не нужны потому, что большая открытость партии, развитие в ней гласности и плюрализма, критики и самокритики могут очень серьёзно помешать осуществлению их истинных целей и задач.

Таким образом, воронинская ПКРМ, едва сделав первые робкие шаги на пути к модернизации, к демократизации внутрипартийной жизни, тут же досадно споткнулась, остановилась, затем испуганно попятилась и быстро откатилась на прежние позиции. В ПКРМ сегодня установились ещё более жесткие порядки, чем те, которые существовали в ней в то время, когда она была у власти.

Сегодня ПКРМ по-прежнему является всё той же партией авторитарного типа, закрытой политической организаций с несменяемым «вождем и учителем», слово которого является законом для всех её членов. Если в 2001 -2009 г.г. в партии Воронина встречались и ортодоксы, и младокомунисты, и ястребы и голуби, то сегодня в ней остались, в основном, одни ястребы. Это, конечно, весьма печально, так как исключение фракционности в любой партии неизбежно приводит к её маргинализации.

При сохранении в Партии коммунистов нынешней ситуации нельзя исключать, что, как это имеет место, например, в КНДР, власть в ней будет передаваться «по наследству» - от отца – сыну, от сына – внуку. Тем более, что и «законный» наследник нынешнего престарелого вождя ПКРМ вроде бы уже «нарисовался».

В партийных коммунистических СМИ отсутствует сегодня даже робкий намек на возможность какой-либо дискуссии. В них нет места никаким другим мнениям и взглядам, кроме мнений и взглядов на те или иные проблемы самого лидера ПКРМ Владимира Воронина, партия которого всё больше напоминает, если говорить современным «рыночным» языком, «закрытое акционерное общество» с одним хозяином-монополистом, которому принадлежат все 100% партийных акций.

И сегодня главный принцип формирования «команды ПКРМ» остаётся всё тем же – личная преданность лидеру партии. Кто не проходит этот «тест на беззаветную верность вождю», тот не может претендовать на место в парламентском списке ПКРМ, на выдвижение на различные партийные или государственные должности.

В марте 2012 года, на своём очередном съезде, ПКРМ, вероятно, снова покорно переизберет Владимира Воронина своим председателем на очередной («брежневский»?) срок. При этом нельзя исключать, что в руководящие органы партии войдет также и его сын (и вероятный наследник?) Олег Воронин.

Если всё так и случится, то станет ясно, что именно его готовят на место будущего лидера Партии коммунистов после ухода отца – Владимира Воронина. В таком случае в руководстве ПКРМ заблаговременно начнется процесс формирования новой команды – команды будущего «нового вождя» Олега Воронина. Вполне возможно, это будут «проверенные и надёжные» люди, которые были связаны с ним ранее совместными делами и интересами в сфере большого бизнеса.

После ухода из парламентской фракции ПКРМ таких общепризнанных профессионалов в сфере экономики, как Игорь Додон и Зинаида Гречаная, партия Воронина, фактически, утратила свой экономический блок. Судя по всему, замены Додону и Гречаной коммунисты-воронинцы и по сей день так и не нашли, да и вообще вряд ли когда-нибудь найдут.

Следует, однако, признать, что сегодня в ПКРМ всё ещё имеются довольно сильные политический и социальный блоки. Но вот кроме Марка Ткачука в партии Воронина, пожалуй, нет больше других, сравнимых с ним по своему потенциалу, ярких личностей. Безусловно, Марк Ткачук – один из самых профессиональных и эффективных политических менеджеров в Молдове, но в нынешней своей неофициальной должности «главного советника» лидера ПКРМ Владимира Воронина он явно засиделся.

Он бы, например, вполне нормально смотрелся в должности первого вице-премьера по модернизации в правительстве Молдовы, но для этого Партия коммунистов должна вначале вернуться во власть. Впрочем, даже если это и произойдет, есть большие сомнения в том, что Марк Ткачук сможет сработаться с нынешней командой ПКРМ, которая, дорвавшись до власти, тут же начнет делить между собой все «хлебные должности».

Ведь эти люди, сугубые прагматики и конформисты, в отличие от идеалиста и романтика Марка Ткачука, вряд ли захотят работать только «за чистую идею». Их будут интересовать, прежде всего, бизнес потоки, бизнес схемы, сферы личного влияния в бизнесе, ну и, конечно, возможности извлечения личной прибыли из своего властного положения. Очень сомнительно поэтому, что известный своим аскетизмом и бескорыстностью Марк Ткачук с ними сработается.

Что же мы имеем, проведя наш политический экспресс-анализ, так сказать, «в сухом остатке»? Увы, прежде всего, приходится признать, что мы имеем в нашей стране никудышную, недееспособную власть. Это, конечно, очень плохо. Но ещё хуже то, что мы имеем в Республике Молдова также и плохую оппозицию.

Вот почему я высказал в начале этого анализа мнение о том, что Республика Молдова оказалась сегодня между Сциллой и Харибдой, то есть, между плохой властью и плохой оппозицией, которые, каждая сама по себе и обе они вместе, представляют для нашей страны всё большую опасность. Опасность для страны, для народа, для каждого из нас исходит как от действующей власти в лице трех партий правящего либерально-демократического Альянса, так и от рвущейся к власти оппозиционной ПКРМ в её нынешнем виде.

В этой, крайне неприглядной и всё более тревожной, ситуации самое время более внимательно присмотреться к молдавской оппозиции «второго эшелона», то есть к тем партиям, которые пока не имеют своих депутатских фракций в парламенте, но уже начинают заявлять о своих претензиях на приход во власть.

Это, прежде всего, Партия социалистов (ПСРМ) Игоря Додона, Партия Регионов (ПРРМ) Михаила Формузала и Социал-демократическая партия (СДП) Виктора Шелина.

У имеющей немалый «послужной список» Партии социалистов Игоря Додона есть определенные преимущества перед двумя другими вышеназванными оппозиционными партиями «второго эшелона», которые связаны с его личным позитивным персональным имиджем, а также с тем, что ПСРМ, в отличие от них, представлена сегодня небольшой группой депутатов в парламенте, которые по этой причине обладают возможностью озвучивать свои идеи с парламентской трибуны, выдвигать законопроекты, выступать перед камерами национальных телеканалов.

Надо признать, что после избрания Игоря Додона лидером Партии социалистов, она начала довольно быстро наращивать свой организационный потенциал. Идет заметный рост численности членов ПСРМ в районных партийных организациях, создаются группы поддержки партии в различных населенных пунктах, активизировалась деятельность молодежной организации ПСРМ, успешно работает под патронажем партии благотворительный фонд «Решение» («Solucie»), оказывая помощь многим нуждающимся в поддержке людям.

Всё это, конечно, следует отнести к безусловному позитиву в деятельности новой команды ПСРМ во главе с Игорем Додоном. Но нельзя не признать и тот факт, что очень серьёзным минусом ПСРМ является отсутствие у неё в настоящее время креативных, прорывных идей и проектов, могущих привлечь к себе внимание молдавского общества и обеспечить партии электоральную поддержку.

Весьма досадно, что многие, действительно серьезные и общественно важные, инициативы, которые Игорь Додон озвучивал в последние годы, так и не были доведены до своего логического завершения. Партия социалистов пока никак не может окончательно определиться и со своими целевыми группами и с теми месседжами, которые эти группы от неё ждут.

Вызывает сожаление тот факт, что в деятельности ПСРМ заметно отошли на второй план идеи молдавской идентичности, построения молдавской политической нации, развития и укрепления молдавской государственности, формирования профессиональной власти, модернизации страны, ориентация на таможенный союз.

Весьма странным представляется и то, что социалисты Игоря Додона почему-то избегают говорить о социализме, как идее, положенной в основу их политической платформы, что невольно создаёт в обществе впечатление, что они просто «стыдятся» этого термина.

По этим и ряду других причин Партия социалистов рискует уже вскоре превратиться в некий аналог Демпартии в её нынешнем виде со всеми присущими этому формированию пороками и недостатками - отсутствием четкой идеологической и политической позиции, конъюнктурщиной, приспособленчеством.

В деятельности Партии социалистов на первый план стали почему-то всё чаще и всё заметнее выходить темы и задачи откровенно мелкие, конъюнктурного характера (например, позиция партии по вопросу об избрании президента, условия голосования ПСРМ «за» или «против» и т.п.).

Да, бесспорно, эти вопросы сегодня также важны. Но надо чётко понимать, что всё это – текущие вопросы, преходящие проблемы сегодняшнего дня, в то время как Партии социалистов надо серьёзно думать, прежде всего, о будущем, о перспективах и путях развития Республики Молдова, о своей роли и своих конкретных задачах в этом важнейшем процессе.

Определенные надежды часть молдавского общества связывает и с Партией Регионов башкана Гагаузии Михаила Формузала, у которого есть (потенциально) возможность стать настоящим лидером национальных меньшинств в Республике Молдова. А ведь это свыше 20% избирателей страны! Но, надо честно признать, что пока он эту задачу не решил. Это, безусловно, заметно ослабляет влияние его партии в молдавском обществе.

По мнению многих политических экспертов и аналитиков, которое я поддерживаю, в складывающейся ситуации Игорю Додону и Михаилу Формузалу необходимо очень серьезно подумать над возможностью объединения своих политических проектов.

В таком случае, если эту объединенную политическую силу поддержат также известные в Молдове политики и общественные деятели, Игорь Додон и Михаил Формузал смогут сформировать одну из самых сильных и эффективных партийных команд в стране, способную серьёзно побороться за власть и с ПКРМ, и с ЛДПМ.

Особняком в этом списке стоит СДП Виктора Шелина. В этой, старейшей в Молдове, партии, которая ещё ни разу не была во власти, имеются сегодня и интересные люди, и креативные, востребованные обществом идеи.

Но, к сожалению, наряду с этим, известный «партийный эгоизм» руководства СДП не позволяет этой партии найти себе достойных политических партнеров.

Например, взаимовыгодным и перспективным мог бы стать союз СДП и ПКРМ. О нём в Молдове говорят уже давно. Но лидер ПКРМ Владимир Воронин и лидер СДП Виктор Шелин всё никак не могут смирить свой политический гонор, найти общий язык, договориться о сотрудничестве.

Болезнь «вождизма», которой давно страдает большинство лидеров молдавских политических партий, даёт о себе знать всякий раз, когда речь заходит о необходимости объединения всех политических сил Республики Молдова на платформе защиты её независимой государственности, реализации планов восстановления и модернизации её экономики, решения острейших социальных проблем.

В сентябре 2009 года, а затем в ноябре 2010 года не только значительное число молдавских граждан, голосовавших за ЛПМ, ЛДПМ, ДПМ, но также опекающие нашу страну США и Запад расценивали приход к власти в Республике Молдова либерально-демократической коалиции – вначале АЕИ-1, затем АЕИ-2, – как свою собственную победу, серьёзно рассчитывая на то, что либералы и демократы, действуя по лекалам Вашингтона и Брюсселя, быстро и эффективно превратят нашу страну в подлинно демократическое государство с прогрессивно развивающейся экономикой и надёжной системой социальной защиты своих граждан.

Сегодня, в январе 2012 года, молдавские граждане пришли к пониманию, что как правящий Альянс «За европейскую интеграцию», так и противостоящая ему основная оппозиционная сила – Партия коммунистов в результате двух лет подковерных интриг, инсинуаций, провокаций, которыми сопровождается их борьба без правил между собой за власть и за все те блага, которые она даёт обладающим ею, довели Республику Молдова до такого критического состояния, когда возникли сомнения в её способности обеспечить сохранение и развитие своей независимой государственности. В своём нынешнем состоянии Республика Молдова стала представлять опасность также для своих соседей и для всей Европы.

Вывести страну из этого гибельного состояния могут лишь авторитетные и ответственные лидеры, опирающиеся на мощные и эффективные партии и волю большинства многонационального народа Молдовы. Но где они?

Обсудить