Два выстрела - две реакции… Почему?

Оба случая, безусловно, вселяют тревогу в молдавское общество и вызывают горькое сожаление, ведь речь идёт о самом дорогом – жизни человека. Поэтому, казалось бы, и реакция на них как со стороны официальных властей Кишинева, так и со стороны молдавской общественности должна была быть соответствующей и идентичной по своему характеру: вначале объективно, спокойно, тщательно и профессионально разобраться во всех причинах и обстоятельствах данных трагических происшествий, затем принять все необходимые меры к тому, чтобы избежать их впредь, а уж после этого давать им взвешенную и ответственную публичную оценку.

Невесело начался новый – 2012-ый – год в Республике Молдова. Мало того, что снова резво полезли вверх цены на продукты питания и предметы первой необходимости, а лидеры партий, входящих в правящий Альянс «За европейскую интеграцию», вновь затеяли антиконституционную мышиную возню вокруг выборов президента страны, обостряя своими безответственными действиями затяжной политический кризис и доводя ситуацию до черты, за которой она может выйти из-под их контроля и обернуться взрывом общественного возмущения с непредсказуемыми последствиями, так ещё ко всему этому несчастью добавились и трагические случаи то в Зоне безопасности на Днестре, то на молдавско-румынской границе.

Вначале, ранним утром 1-го января 2012 года, на посту №9 Совместных миротворческих сил на мосту через Днестр российский миротворец, действуя строго по уставу, попытался остановить жителя близлежащего молдавского села Пырыта, 18-ти летнего гражданина Республики Молдова Вадима Писаря, опасно атаковавшего миротворческий пост на автомобиле, не подчиняясь правилам поведения в Зоне безопасности, а затем, после предупредительных выстрелов в воздух, на которые тот не реагировал, произвел несколько выстрелов в направлении колес его автомобиля, один из которых случайно попал в нарушителя и привел к его смерти.

Чуть позже, утром 15-го января 2012 года, на молдавско-румынской границе, на пограничном переходе Джурджулешты-Галац, сотрудник румынской пограничной службы также открыл огонь из табельного оружия по машине гражданина Республики Молдова, не подчинившегося его указанию о прохождении таможенного досмотра и попытавшего вернуться обратно на молдавскую территорию, при этом тяжело ранив его.

Оба случая, безусловно, вселяют тревогу в молдавское общество и вызывают горькое сожаление, ведь речь идёт о самом дорогом – жизни человека. Поэтому, казалось бы, и реакция на них как со стороны официальных властей Кишинева, так и со стороны молдавской общественности должна была быть соответствующей и идентичной по своему характеру: вначале объективно, спокойно, тщательно и профессионально разобраться во всех причинах и обстоятельствах данных трагических происшествий, затем принять все необходимые меры к тому, чтобы избежать их впредь, а уж после этого давать им взвешенную и ответственную публичную оценку.

Однако, как всем сегодня уже совершенно очевидно, эта реакция в первом и втором случаях оказалась почему-то совершенно различной по своему характеру, а в случае с происшествием на миротворческом посту, по большей части, и вовсе неадекватной.

В первом случае трагический инцидент в Зоне безопасности послужил поводом для активизации противоречащих ранее достигнутым договоренностям требований официального Кишинева о ликвидации миротворческих постов и преобразовании формата миротворческой операции. В ходе организованных молдавской стороной массовых протестов жителей близлежащих сел, граждане Республики Молдова, подстрекаемые политиками-либералами Михаем Гимпу, Дорином Киртоакэ, Виталией Павличенко и другими экстремистами, на протяжении двух недель ежедневно продолжали атаковать миротворческий пост и разрушать его инфраструктуру.

Практически все официальные лица в Кишинёве и «независимые» молдавские СМИ тут же, не дожидаясь результатов расследования всех обстоятельств инцидента в Зоне безопасности, разразились гневными нападками на Россию и её высшее руководство, на российских миротворцев, на российского посла в Молдове Валерия Кузьмина, дойдя до ультимативных требований о его «немедленном отзыве» и даже «высылке», а перед посольством России в Кишиневе были устроены шумные «пикеты» с протестными лозунгами и провокационными призывами.

Во втором же случае единственной реакцией официального Кишинева на трагический инцидент на молдавско-румынской границе стал состоявшийся 16 января 2012 года (причем «по инициативе румынской стороны» !?) телефонный разговор глав МИД Молдавии и Румынии Юрия Лянкэ и Теодора Баконского, которые «обсудили инцидент, выразив сожаление по поводу случившегося и отметив необходимость проведения тщательного расследования».

Вот и всё. В общем и целом, вполне адекватная реакция. Молдавские «независимые» СМИ, кратко сообщив о происшествии, затем словно воды в рот набрали, а все прежние гневные «обличители» России и её политики в регионе предпочли вообще «не высовываться» со своими комментариями.

Более того, стало известно, что в связи с имевшим место инцидентом в отношении тяжело раненого молдавского гражданина румынской стороной было заведено уголовное дело «по факту незаконного пересечения государственной границы и оскорбления в отношении представителя власти». Было также установлено, что молдавский гражданин «ехал на автомашине с болгарскими номерами и пытался провезти контрабандой 300 пачек сигарет».

А ведь, по большому счёту, в обоих случаях ситуация была, в основном, предельно схожей: гражданин Республики Молдова нарушил установленный порядок (в первом случае – в Зоне безопасности в Приднестровье, во втором – на молдавско-румынской границе), отказался подчиниться законным требованиям должностных лиц (в первом случае – военнослужащих на миротворческом посту №9, во втором случае – румынских пограничников), что неизбежно повлекло за собой предусмотренное в такой ситуации применение ими табельного оружия против нарушителя.

Всё это общеизвестно. Но в чём же тогда, спрашивается, истинная причина столь кардинальных отличий реакции официального Кишинева и молдавских неправительственных организаций и «независимых СМИ» на происшествие на румынской границе 15 января 2012 года и инцидент, имевший место 1-го января 2012 года на посту Совместных миротворческих сил на мосту через реку Днестр?

Может быть, всё дело в том, что сегодня во власти в Кишиневе находятся правые политические силы, которые стоят на тех же самых позициях – враждебных по отношению к «сепаратистскому» Приднестровью и «имперской» России и дружественных по отношению к «братской» Румынии, на которых стояли прежде их бесславные предшественники – «национал-демократы первой волны», развязавшие принёсшую много горя и беды кровавую гражданскую войну на Днестре весной - летом 1992 года?

Во всяком случае, в пользу именно этой версии убедительно свидетельствует решение парламента Республики Молдовы от 15 января 2012 года, которым депутаты от трёх партий, входящих в правящий АЕИ-2, утвердили сразу в двух чтениях законопроект об учреждении специальной «награды» для участников агрессии против Приднестровья в 1992 году.

Эта странная «награда» носит название «Памятный крест «Участник боевых действий по защите территориальной целостности и независимости Республики Молдова» и была учреждена в честь (!?) отмечаемой в 2012 году 20-й годовщины вооруженного конфликта на Днестре.

Она должна быть вручена примерно 28.000 участников этого конфликта с молдавской стороны в рамках планируемых широкомасштабных памятных мероприятий, посвященных этой дате. Крестом будут награждаться военнослужащие, находившиеся на действительной службе, резервисты, призванные на сборы, добровольцы и сотрудники органов внутренних дел, зачисленные в штат воинских подразделений, находившихся на боевых позициях. На эти цели из резервного фонда молдавского правительства выделено свыше 6 миллионов леев.

В ходе вооруженного конфликта на Днестре, сопровождавшегося преступлениями против человечности и насилием в отношении мирных жителей Приднестровья, на Левобережье погибло 809 человек (130 из них - мирные жители - дети, старики, женщины), ранен 1471 человек (половина из которых - мирные жители, 185 - стали инвалидами). По официальным данным Кишинева, с молдавской стороны погибли 386 участников конфликта, ранения получили 400.

Как известно, 21 июля 1992 года в Москве президент России Борис Ельцин и президент Республики Молдова Мирча Снегур в присутствии главы администрации Приднестровья Игоря Смирнова подписали «Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова», положившее конец кровопролитию.

Впоследствии многие высшие представители молдавской власти и общественности неоднократно осуждали виновных в развязывании этого конфликта радикальных политиканов, выражали благодарность России за её миротворческую миссию и заявляли о своём стремлении нормализовать отношения с Приднестровьем, действуя в духе положений указанного Соглашения.

Вот и приходится задуматься сегодня, анализируя нынешние странные и нелогичные, на первый взгляд, действия официального Кишинёва, над вопросом о том, что же они всё-таки должны значить? Отход от изложенных в данном Соглашении принципов мирного урегулирования конфликта? Желание попытаться продолжить «силовое выяснение отношений» на Днестре? Или что-то совсем другое, не менее опасное и тревожное, о чём мы, однако, пока не догадываемся, но, вероятно, скоро узнаем?

Обсудить