Молдова: прирожденные убийцы. Часть 2.

Я ни на йоту не сомневаюсь, что «мозги компартии» имели ясное представление, какую опасность представляют для них процессы, запущенные в девяностых. Но, видимо, хмель выборных успехов вскружил партийные головы. Коммунисты недооценили ситуацию, не увидели, что посеянные семена дали бурные всходы.

Фактически в 2001 г., когда к власти пришли коммунисты, Молдова валялась в руинах. Экономика, сельское хозяйство, социальная сфера были развалены, культура бедствовала. Органы государственной власти разбил паралич. Это был больной, который оживал только от одной инъекции – взятки. Депутаты тех лет за рюмкой водки допускали откровенность: цена поднятой руки, то бишь голосования по нужному делу, доходила до 4-5 тысяч зеленых пирамидок с глазом внутри. Политики поняли, что Приднестровье это не «головная боль» государства, а огромная выгода – этакий Клондайк, тайный оффшор.

Чтобы понять, почему Владимир Воронин до сих пор сохраняет поддержку населения, нужно проникнуться чувствами людей, которые оказывались в экстраординарных ситуациях того времени. Например, человека, который вынужден упрашивать местную власть, чтобы на время похорон родственника на его улицу подали свет. Или стариков, получающих пенсию калошами, испорченными макаронами и поддельным шампанским. Или детей, которые по очереди носят одежду, чтобы пойти в школу, а также и тех, кто в школу вообще не идет из-за отсутствия денег. Нужно представить себя в роли стариков, замерзших в своих домах, потому что им было нечем топить. Людей, уезжающих за рубеж на заработки в ящиках от мебели…Просто тихо умирающих из-за отсутствия средств к существованию.

Поэтому многие до сих пор благодарны коммунистам за то, что они смогли ситуацию изменить.

Но нас сейчас интересует другое – поединок победителей выборов 2001 г. с «матрицей 90-ых».

Я ни на йоту не сомневаюсь, что «мозги компартии» имели ясное представление, какую опасность представляют для них процессы, запущенные в девяностых. Но, видимо, хмель выборных успехов вскружил партийные головы. Коммунисты недооценили ситуацию, не увидели, что посеянные семена дали бурные всходы. Это стало ясно весной 2002 года. Напомню, что тогда министр образования Илья Ванча издал приказ об обязательном изучении русского языка в молдавских школах, начиная со второго класса. Другой «красной тряпкой» стало решение заменить курс «История румын», историей Молдовы.

Понятно, что решение Ильи Ванчи воспринялось как новая волна русификации. И мастера разжечь пожар национальных чувств немедленно объявились. Христианско-Демократическая Народная Партия во главе с Юрием Рошкой вывела на площади тысячи сторонников, в большинстве своем школьников и молодежь.

Толпы людей тогда стояли у входа в парламент, готовые захватить его в любую минуту. Депутаты от ХДНП выбрасывали из окон здания парламентские документы. Это вызывало неистовое ликование митингующих. Из здания напротив, через темные стекла, на них смотрели сотрудники президентуры, гадая, чем все это закончится. Новый спазм молдавской государственности был настолько сильным, что в любую минуту мог превратиться в коллапс. Это было прелюдией апрельских событий 2009 г. Между зданиями парламента и президента был разбит палаточный городок, который стал петлей на шее коммунистов. И тогда для выхода из политического кризиса понадобилось вмешательство европейских структур.

Одолеть матрицу с наскока у коммунистов не получилось.

Поэтому было принято решение переформатировать государство с помощью Приднестровья, объединив страну. По приглашению Владимира Воронина в Кишинев приезжает заместитель главы кремлевской администрации Дмитрий Козак.

Опустим то, что всеми давно пережевано. Хочу выделить несколько моментов.

Первый. Приднестровье подписало «меморандум Козака», согласившись отложить во времени вопрос о статусе русского языка. Со стороны левого берега это был очень болезненный компромисс и уступка, на которую теперь они вряд ли согласятся.

Второй. Содержание меморандума повергло в шок не только представителей Запада, но молдавских политологов и политиков. В митинге протеста у Российского посольства, когда демонстративно сжигался портрет Владимира Путина, участвовали не только известные экстремистские, но и центристские силы из Парламента.

Столь бурная реакция возникла из-за предчувствия серьезной угрозы, которая нависла над «алгоритмом 90-х». Включение Приднестровья в политическую жизнь Молдовы автоматически просто выталкивало из нее очень многих игроков. Более того, это означало возврат к тому, с чего все началось. Карты перетасовываются, и колода сдается заново.

Это давало шанс населению двух берегов Днестра и новому Молдавскому государству. Но перечеркивало идею постепенно сближающихся «двух румынских государств», с разрушением меньшего из них.

Страх воссоединения с Приднестровьем оказался настолько сильным, что Парламент консолидированным большинством принял в 2005 году Закон об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья).

Таким образом, коммунисты не воспользовались историческим шансом, когда у них было конституционное большинство в парламенте. Свою стратегическую недальновидность они дополнили неверными тактическими шагами. Ведь очевидно, что «поворотные решения» не принимаются с кондачка или росчерком министерского пера. Им предшествует широкая дискуссия в обществе. Требуются шаги продуманные, социологически выверенные, системные. Вирусную программу может победить только «антивирус», такая же программа.

Существовала ли до этого времени у политического класса Молдовы возможность изменить парадигму развития?

Шанс был и в середине 90-х. В 1994 году, как уже говорилось, в парламенте Молдовы главенствовали аграрии и «Единство». Первые имели 56 мандатов, вторые – 28.

Этих голосов было достаточно, чтобы скорректировать курс, но помешало нечто.

Что же это за «нечто»?

Как известно, у порока должны быть и «мать», и «отец». Кто родил разрушительную матрицу для молдаван, мы определили, теперь пришел черед «отца».

«По плодам узнаете вы их».

Отцом выступила старая советская бюрократия, которая, избавившись от надзора «старшего брата», пустилась во все тяжкие ради выполнения всех своих тайных желаний. Вернее, это была ее худшая часть. Многие тогда недоумевали, как за одну ночь партийные бонзы превращались в капиталистов. Этакие «спящие красавицы», проснувшиеся от звона золотых монет, как от поцелуев. Что поделаешь, для проявления их скрытых наклонностей возникли подходящие условия.

Но спрашивается, разве для них создавалось новое молдавское государство? Разве не для народа? Разве не ему обещали свободу и процветание?

Но разве не предлагали Буратино посеять золотые монетки в Стране Дураков, чтобы утром собрать урожай сокровищ?

Самый лучший и надежный раб тот, который думает, что он свободен (независим). Это партийные вожди знали еще с советских времен.

Напомню, с чего начали свой путь Микки Нокс и Мэллори Уилсон, герои культового фильма Оливера Стоуна «Прирожденные убийцы». Они убили родителей Мэллори.

«Родителем» любого государства является его народ. Поэтому с самого основания главной мишенью разрушительной матрицы стал именно молдавский народ (я включаю сюда представителей всех национальностей). Новорожденное государство объявило ему войну на уничтожение.

Первый удар был нанесен по так называемым «некоренным», «чужим» и «манкуртам». Отмашку дали два Мирчи: Друк и Снегур. Столкнулись регионы страны. Вначале был объявлен «крестовый поход» на Гагаузию, а потом разгорелась Приднестровская война. Эти два события раскололи и продолжают держать в состоянии войны молдавское общество. Можно говорить о священных идеалах, о зове и наказах предков, о коварстве Кремля, отсутствии опыта строительства собственного государства. Но на весах справедливости этим разговорам будут противостоять дети, оставшиеся без родителей, слезы вдов и матерей, телесно и духовно искалеченные люди.

Второй удар принял на себя уже сам молдавский народ.

Увы, затеянные «реформы», приватизация, программа «Пэмынт» имели главной целью обогащение одних и привели к массовому обнищанию других.

Второе лицо матрицы Молдавского государства приобрело черты, против которых проповедовал Христос и сами коммунисты.

Жадность, личная выгода, неумная страсть к деньгам и продажность – вот что явила людям новая молдавская власть.

Зачем создавать социально успешное общество? Это стоит многих и многих трудов. Легче позаботится только о себе. Эталоном стали люди размером не менее 56 размера, щеками шире плеч и бездонными карманами, каменным дворцом и джипом за высоким забором.

Идея честных заработков в Молдове не прижилась с самого начала. У нас всегда был героем человек хитрый, ловкий, беспринципный шмекер, использующий любые способы для обогащения. Поэтому в душах легко завелся червь наживы, а вопрос «Что я буду с этого иметь?» стал для верхушки краеугольным.

И все это для того, чтобы доказать, что «как у меня – ни у кого». Отсюда стремление к показному шику, дорогущие свадьбы-куматрии с участием известных исполнителей и дешевый глянец с демонстрацией дорогих интерьеров «элиты» и с дочками - «теле-шоу-звездочками» «дезголитэ фрумос» ( красиво раздетыми).

Многие надеялись, что «после пира во время чумы» 90-х, коммунисты остановят разнузданное паразитирование на народном добре. Находясь в оппозиции, они часто предавали анафеме «прихватизацию» и «Мормынт», но, оказавшись у власти, приостыли. «Перераспределять «нажитое непосильным трудом» - дело хоть коммунистам привычное, но хлопотное и опасное. Притом можно настроить против себя западных партнеров», - рассудили они.

В результате тех, кто наворовал и обогатился, используя преступные схемы, не тронули. Перераспределение решено было сделать выборочным, штучным и в интересах узкой группы лиц. Такая тактика всегда приводит к одному и тому же результату – созданию кланово-олигархического общества. Господарь и бояре с одной стороны и остальные – с другой.

Тем не менее, коммунисты обеспечили рост экономики. Как утверждают специалисты, в среднем ВВП прирастал на 6% в год. Но показатель валового внутреннего продукта – штука хитрая. Она не показывает, как изменилась жизнь рядового человека. Поэтому один из самых важных показателей - занятость населения. Что же имеем здесь? С 2000 по 2010 из экономики «высвободились» почти 400 тыс. работников. Молдова превратилась в уникальную страну. Она сделала экспортным товаром своих граждан.

Экспорт этот крайне выгодный, потому что чем больше будет отправлено за границу людей, тем больше они обратно присылают денег. Освоить деньги всегда найдется кому.

В горе, с болью, молдаване (и остальные, живущие здесь) называют свою страну «памперсом Европы». Мы умеем сердобольно ухаживать за чужими стариками, бросив своих собственных родителей и детей.

После того как Буратино посадил в Стране Дураков в землю свои денежки, утром, по наущению лисы, его схватили полицейские-Бульдоги. Глупому Буратино приписали сразу три преступления: «Ты – беспризорный, беспаспортный и безработный» - сказали ему.

Эх, Буратино, Буратино! Разве ты не знаешь, что на деревьях не растут золотые монетки?

Достоинства могут быть продолжением недостатков, но недостатки не обязательно превращаются в достоинства. Приняв закон о двойном гражданстве, коммунисты фактически присягнули на верность матрице разрушения, созданной в 90-х. Это оценили в Бухаресте. Поэтому не случайно, в 2006 г. коммунисты создают коалицию со своими непримиримыми противниками – ХДНП. Предлог, безусловно, оправданный и уважительный. Избрание Владимира Воронина президентом на второй срок. По сути, тогда началось совместное рытье могилы молдавского государства. Потому что именно это правление вызвало к действию и взрастило силы, которые устроили Молдове 7 апреля 2009 г.

Для нас это особый знак. Он указывает на то, что все наши размышления совсем «не притянуты за уши».

Новая история Молдовы почти как трехактная пьеса. Первое действие (завязка ) -1990 – 2000 г.г. Второй акт (развитие действия) – 2001 – 2009 г.г. Третий (развязка), можно сказать эндшпиль, начался в апреле 2009 г.

В чем смысл третьего акта, я говорил в статье «Выборы голого короля». События апреля – это молдавское «11 сентября», когда в ярости уничтожались символы государства – здания парламента и президента. Как все знают: на подожженных зданиях демонстранты вывесили лозунги, призывающие к ликвидации Молдовы.

В прямом эфире событие освещали румынские телеканалы. Каким-то образом они заранее узнали о том, что готовится. Корреспонденты сообщали: «В Кишиневе происходит революция!»

Но даже во время «Великой Октябрьской революции» здания остались целы. А в Молдове? И самое главное - в результате революции к власти приходит народ. У нас же она досталась олигархам.

Фактически с приходом к власти Альянса за Европейскую Интеграцию в Молдове начался демонтаж государственности. И в этом суть роли, которую обязаны сыграть нынешние правители. Ружье, появившееся в начале пьесы, должны выстрелить. Таковы законы жанра.

И надо сказать политические актеры свою роль исполняют с блеском. С утра поливают друг друга помоями, а вечером, например, могут принять решение об очередном референдуме. Правящим сегодня партиям фактически удалось обесчестить и девальвировать все органы государственной власти Молдовы. Институт парламента, президента, правительства, конституционного суда. Удалось даже втоптать в грязь и такие инструменты как выборы и референдум. После фарса с избранием – неизбранием президента это, пожалуй, понятно даже каждому молдавскому коню.

И все же о референдуме. Но не о том, о который нас хочет запачкать АЕИ.

Пока существует Карабас Барабас, в его театре актеры будут играть пьесы, которые нравятся хозяину. Чтобы ставить свои пьесы, надо создать свой театр. Это поняли даже персонажи знаменитой сказки.

Население Молдовы ценой своих страданий заслужило Настоящий Референдум. На этом Референдуме должна быть решена судьба Молдавского государства.

К сожалению, Молдова зависла вместе с «бессарабским вопросом» в той точке, когда ей как Гамлету надо задать вопрос: «Быть или не быть?»

Решит народ присоединиться к Румынии – это его право.

Решат люди строить свою страну, тогда нужно избавиться от разрушительной «матрицы 90-х». Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В противном случае «прирожденные убийцы» от молдавской политики будут и дальше, раз за разом, обрушивать народ и страну, выполняя приказы невидимой программы.

На таком референдуме, чтобы не допустить профанации, не должно быть никакой агитации. Людям надо принять решение в тишине, послушав свое сердце. А не продажных политиков и агитаторов.

И если произойдет так, что будет принято решение о создании действительно Молдавского государства, то в этом процессе не должно быть места политикам, которые осрамили себя за прошедшие годы. Иначе они как камень, привязанный к ноге утопленника, окончательно утянут все общество на дно.

Хочется верить, что в Молдове найдется свой Ланцелот, или, используя наших героев, Фэт-Фрумос, который убьет дракона-балаура.

Слово «balaur» (дракон), как и ««brânză», «fasole» (фасоль) и другие остались нам в наследство от предков – гето-даков.

Первый румынский король Карл Первый любил отдыхать в Синае в древнем монастыре, построенном на месте ведического капища. В 1875 году во время строительных работ здесь было обнаружено 400 золотых пластин с древними письменами.
Поскольку поначалу Карл Первый был достаточно беден, он решил переплавить большую часть золотых находок. На вырученные средства был построен в Синае дворец для королевской семьи.

Сантии ДаковНо часть золотых пластин сохранилась. Выяснилось, что они имеют возраст более 2000 лет и являются сантиями даков – наших благородных предков. На пластинах можно увидеть множество Тьраг, (образных символов, которые соединяют в себе сложные объёмные знаки, передающие многомерные величины и многообразные Руны) Рун, а также знаков других древних видов письменности.
На некоторых пластинах, очевидно, был сделан перевод записей с древних языков на более поздний. Разбор изображений на Сантиях даков говорит в пользу того, что этот народ имел Славяно-Арийского корни.

Язык и письменность даков родственны санскриту, а значит и древнеславянскому.

Исследователи также говорят, что в топонимике Московии и Карпат много общего. Названия многих сел в Карпатах звучат так же, как и в Подмосковье.

Замечательная находка в Синае показывает, что война, которая ведется в Молдове на протяжении последних 20 лет, в принципе, не имеют смысла. Потому что этот спор яблок, растущих на разных ветках одного и того же дерева.

newscom.md
Обсудить