Заметки на полях бессмысленных политических баталий

Ответственность за наблюдаемый на протяжении всего этого времени маразм, пусть и не в равной мере, лежит как на власти, так и на оппозиции.

Понятное дело, с правящего Альянса за ЕИ – расшифровывать аббревиатуру ЕИ, согласитесь, просто не имеет смысла, уже никто никуда не интегрируется – спрос побольше, ведь и ожиданий от него в обществе было больше, чем от коммунистов. Но и ПКРМ напрасно пытается изобразить из себя гимназистку на первом свидании. Справедливо заметил кто-то из кишиневских наблюдателей: раз уж коммунисты так добиваются роспуска парламента, кто мешал им сразу, как только были назначены выборы президента, выдвинуть собственного кандидата, зарегистрировать его, принять участие в голосовании, пусть и лишь в составе собственной фракции?

Ну и что, что нет 61 голоса? Попытка выборов состоялась бы. А так – всё впустую. Одно дело чесать языками на всех углах – долой Альянс! даешь досрочные выборы! – и совсем другое добиваться этих выборов на практике. Впрочем, это вполне в стиле молдавских коммунистов. Хотя какие они коммунисты. Так, одно название.

* * *

Очевидно, что новые досрочные выборы не нужны никому.

Входящим в Альянс партиям они не нужны по понятной причине – хорошо сидят. Вот и будут цепляться за теплые кресла весь четырехлетний срок, до конца 2014 года. Они бы и дальше цеплялись, но на сей счет молдавская Конституция уж слишком определенно высказывается, тут никакие ухищрения – ни либерального ума, ни демократического – не помогут.

ПКРМ досрочные выборы пока тоже ни к чему. Вся нынешняя воинственная риторика тандема Воронин–Ткачук рассчитана как минимум на сохранение уже завоеванного электорального потенциала (а он у коммунистов и так самый значительный). А как максимум – на его увеличение за счет разочарования части сторонников партий Альянса (в первую очередь ДПМ, разумеется, как наиболее близко позиционирующейся на избирательном поле) в своих политических кумирах.

Скорее всего, такая нехитрая тактика окажется успешной, уж слишком тупые решения принимают лидеры Альянса, одна идея о проведении в апреле конституционного референдума чего стоит! При такой «политике» правящего либерально-демократического большинства коммунистам даже нет особой надобности в дополнительных избирателях. Вполне достаточно, чтобы на следующие выборы не вышла хотя бы часть сторонников ДПМ и ЛДПМ – у ПКРМ уже будет большинство. Только за счет дисциплинированного голосования своего электората, так сказать, традиционно окучиваемого. А сколько еще глупостей способен за оставшиеся почти три года натворить Альянс, страшно подумать.

Нет, ни к чему коммунистам выборы сейчас. Лучше пусть будут в конце 2014, чтоб уж наверняка. Как в 2001 году. А пока можно в протесты поиграть, изобразить готовность к РЭ-волюции. Потрясти бородами, поскрежетать зубами, гневно пообличать узурпаторов из Альянса, порычать на поддерживающих их лицемерных европейцев. Ну и так далее.

* * *

Обществу, если отвлечься от интересов парламентских партий, заигравшихся в лесную войну немцев с партизанами, внеочередные выборы тоже ни к чему. И проблема вовсе не в том, что общество устало от выборов, в чем нас пытаются убедить лидеры Альянса. Если говорить об обществе, то оно устало не от выборов, а от бессмысленности происходящего на вершине властной пирамиды.

Были демократы, были Снегур, Лучинский. Потом пришел Воронин со своими коммунистами. Сейчас снова типа демократы на пару с либералами. На очереди, рано или поздно, снова типа коммунисты. Ну и что?

Вот что, скажите на милость, выиграло общество, страна от восьмилетнего пребывания у власти ПКРМ? Причем у этой самой ПКРМ было всё! Был и дважды избранный президент, и стабильное парламентское большинство, да такое, что можно было без всяких референдумов в Конституцию изменения вносить, и послушное президенту правительство было, и не одно правительство, и что же?

Мы что, стали свидетелями индустриального развития, создания новых рабочих мест, восстановления промышленности? Не то чтобы какие-то результаты экономического роста наблюдались (не путать с ростом ВВП за счет поступлений от гастарбайтеров) – даже тренд соответствующий не был задан.

Всё, чем осчастливила нас экономическая мысль, бурлящая в недрах воронинской «президентуры», свелось к хилой идейке о необходимости развивать в Молдове так называемую сервисную экономику. Мол, промышленность молдавская все равно разрушена, восстанавливать ее дело хлопотное и малоинтересное, а посему надо не парить мозги, а сделать упор на развитие банковского сектора, торговли, сферы услуг. Да, еще туризма. Сделать из Молдовы туристическую Мекку… Все эти благоглупости с серьезным видом на протяжении восьми лет озвучивали люди, облеченные властью.

Поэтому, когда сегодня наблюдаешь за бардаком, который порождает своими действиями Альянс, и понимаешь, что альтернативой ему может стать возврат к «стабильности» власти ПКРМ образца 2001-2009 годов, от скуки начинает сводить скулы. Так сильно зевать хочется.

Да и заканчивается воронинская стабильность без развития известно чем. Два главных символа молдавской государственности – здания парламента и администрации президента – уже разрушили. А их ведь в Кишиневе не так много наберется, символов этих. Ну, здание правительства осталось, ну еще МВД, СИБ, да и всё, пожалуй. Они что, тоже кому-то мешают, я имею в виду здания?

Все-таки варварское отношение к советскому наследию у современного молдавского политического класса в крови. Что у коммунистов, если оценивать реальные результаты их восьмилетнего правления, что у либералов с демократами. Только по риторике и отличаются, в остальном – как сиамские близнецы.

Зачем обществу выборы, после которых шило меняется на мыло? Или мыло на шило, без разницы.

* * *

Казалось бы, парадокс. Была когда-то одна партия, называлась КПСС (с дочкой КПМ), была монопартийная система и сплошь государственная собственность – и было развитие. Что оно-де, развитие это, было неправильным, в смысле не рыночным, что экономика было командной, что не было в ней частной собственности, что конкуренция и мотивация отсутствовали – всё так. Но ведь развитие было.

А сейчас что? Имеем вроде бы многопартийную систему, частная собственность появилась, рыночная экономика – и что? Где развитие?

Что демократы с либералами, что коммунисты – никто ни за что не отвечал и отвечать не желает. Главное – победить на выборах и прийти к власти. А там ничего особо делать не надо. Сиди себе спокойно в кабинете, в потолок поплевывай, иногда интригуй потихоньку, чтобы совсем уж скучно не было.

Да, главное не забывать контролировать финансовые потоки. Они ведь в любой стране текут, с самой дохленькой экономикой, пусть и жиденькие потоки. Ничего, на наш век хватит. Что на коммунистический, что на либерально-демократический.

* * *

В чем все-таки основная причина отсутствия развития? Почему продолжается деградация – в экономике, образовании, культуре?

На мой взгляд, главным тормозом в развитии Республики Молдова стала ее партийно-политическая система. Которая функционирует исключительно по клановым принципам. Каждая партия представляет собой иерархическую структуру, выстроенную под лидера – партийного вождя. Инакомыслие, а тем более фракционность не просто не приветствуются, а пресекаются на корню. Главным достоинством для любого члена такого партийного клана считается преданность самому клану, которая персонифицирована в преданность партийному вождю. Смысл существования для члена клана двояк: внутри клана быть постоянно готовым к подковерной борьбе с другими членами своего клана за «место под солнцем» – за проходной номер в списке на парламентских выборах (номер определяется вождем, в этом источник его власти над членом клана); вне клана – борьба с членами враждебных кланов.

По своей сути клан нацелен на консервацию статус-кво, всякое развитие для него означает гибель, саморастворение в эволюционирующей среде. Открытость, прозрачность, честную состязательность – ничего подобного клан не допускает.

Вспоминая события двадцатилетней давности, можно лишь недоумевать по поводу вопиющего несоответствия нынешней партийно-политической системы тем представлениям о многопартийности, которые бытовали в молдавском обществе на заре политического плюрализма. Почему и как случилось такое несоответствие, пусть разбираются историки. Я лишь констатирую – случилось.

Вместо инструментов, стимулирующих общественное развитие (конкуренция программ, разработка механизмов их внедрения и т.д. – по учебнику), молдавские партии стали инструментом для непрекращающихся разборок между несколькими кланами. В которые, разборки, время от времени оказывается вовлеченной и часть населения. Та, которая участвует в выборах, еще питая наивную надежду, что жизнь в стране наладится. Используя современные информационные и политические технологии – которые по теории вроде бы доступны любому, но стоят дорого, а потому на практике доступны лишь узкой группе людей, называемых в простонародье олигархами, – каждый клан мобилизует максимальное число своих сторонников на решающую «битву» в день голосования.

А дальше что? А ничего, на этом все и заканчивается, до «всеобщей мобилизации» на следующую «битву».

* * *

Можно ли это уродство поломать? Можно ли вернуть в политическую жизнь полноценную (социально значимую) конкуренцию, равенство шансов (пусть относительное), наконец смыслы? Смыслы для общества в целом, не для четырех-пяти партийных вождей.

Мое убеждение: можно. Причем для этого не нужно – во всяком случае в этой части – трогать Конституцию. Достаточно изменить законодательство о выборах. Внести изменения в Кодекс о выборах. Отказаться от пропорциональной системы и перейти к мажоритарным выборам депутатов по 101 одномандатному округу. Если угодно, вернуться к той системе выборов, по которой избирался в 1990 году первый демократический парламент Молдовы, тогда еще Верховный Совет МССР. Вернуться в принципе, не копируя ее, естественно, да это и невозможно.

Не стану предаваться воспоминаниям, почему и как решили от той системы отказаться и перейти к выборам по партийным спискам. Отмечу лишь один элемент, ключевой: когда в конце 1993 года принимался новый закон о выборах в парламент, в качестве ВРЕМЕННОЙ нормы было решено объявить всю страну единым избирательным округом. Изначально проект закона хотя и закладывал пропорциональную систему, но предусматривал 9 или 10 избирательных округов, по каждому из которых партии должны были выдвигать списки своих кандидатов. Но ОДИН РАЗ, речь о парламентских выборах 1994 года, было решено (пока-де не будет урегулирован приднестровский конфликт, что, как тогда полагалось, произойдет за один–два года), идти единым списком от каждой партии, не дробя территорию страны на округа.

Затем, когда в 1997 году принимался Кодекс о выборах, временная норма обрела характер постоянной. Как тогда считалось, чтобы стимулировать партийное строительство. Достимулировались.

С тех пор, если что «принципиально» и менялось в молдавской избирательной системе, так это избирательный порог для партий: 4%, затем 6%, нынче снова 4%. Абсолютное большинство ломает копья только вокруг его размера. Хотя в данном случае совсем не размер имеет значение, не принципиально это. Ну снизят порог до 3% или даже до 2%, ну пройдет в парламент, в дополнение к нынешним четырем кланам, еще один кланчик, поменьше, и что? Разве что пространство для интриг и закулисных сговоров расширится, в остальном – ни уму, ни сердцу.

Для избавления от уродливой политической системы и раскрепощения общественно-гражданского потенциала это не даст ничего. То есть опять не получим шанса на развитие.

* * *

Любую партийно-политическую систему при наличии в ней более одной партии определяет ряд факторов. Но решающими, делающими ее такой, какова она в действительности, я бы назвал два. Это менталитет политиков (в широком смысле, включая стереотипы, привычки, национальные традиции, манеру поведения) и это действующая в стране избирательная система.

Любой эксперт в области избирательных систем скажет, что не существует идеальной избирательной системы. Что мажоритарная, что пропорциональная – у каждой системы свои плюсы и свои минусы.

Не стану поэтому сейчас перечислять возможные плюсы от перехода к 101 одномандатному округу. Потому что вопрос не формулируется так: что хрошего мы можем в итоге получить? Все равно любые предположения на сей счет будут не более чем спекуляциями. Мы не пророки, нам не дано заглянуть в будущее.

Зато мы можем очень четко сформулировать, от чего плохого хотим избавиться: мы не хотим бессмысленных голосований за анонимный список, составленный партийным вождем по своему усмотрению. Мы устали от дегенеративной политики по клановому принципу, которая не в состоянии обеспечить стране развитие. Нам не нужна пропорциональная избирательная система, потому что, скрещенная с менталитетом наших политиков, она породила ублюдочный политический уклад.

И мы знаем, чего хотим. Мы хотим голосовать за конкретных кандидатов, у которых есть имя и фамилия, есть биография, есть место проживания среди нас. За кандидатов, у которых есть лицо, которое мы хотим видеть. Есть голос, который мы хотим слышать. Есть свое собственное мнение, которое мы хотим знать, чтобы понять, согласны мы с ним или нет. Есть репутация, которой они должны будут (просто не смогут не) дорожить. Есть авторитет и влияние, которые они будут стремиться (просто не смогут не стремиться) сохранить и приумножить.

Мы же маленькая страна, а в маленькой стране очень быстро всё про всех становится известным.

Когда знаешь, чего хочешь, возникает движение вперед.

Движение без оглядки на страхи (а сторонники кланов их непременно запустят в оборот), что при 101 избирательном округе мафия сразу заполнит своими людьми весь парламент. Сейчас он чьими людьми заполнен?

Без опасения, что исчезнут партии. Никуда они не денутся. Вот что точно исчезнет, так это вождизм. Потому что любой депутат будет принимать решения не по указке своего партийного бонзы, как теперь, а с оглядкой на мнение своих избирателей. Что, между прочим, вполне соответствовало бы действующей конституционной норме, которая гласит (ст. 68-1), что «при исполнении мандата депутаты находятся на службе народа». Глядишь, хоть в чем-то станем жить по Конституции.

* * *

Разумеется, представить себе, что нынешний состав депутатского корпуса проголосует за изменение избирательной системы, трудно. И Воронина с Ткачуком, и Филата, и Лупу с Плахотнюком, да и Гимпу, куда ж без него, устраивает именно клановая политика. Слишком много ресурсов инвестировано ими в собственные партии-кланы, чтобы так запросто, легким движением руки отказаться от выборов по списку, который составляет суть их политического бизнеса.

Чудес в политике не бывает. Главная причина в том, что наши политики – не герои. В большинстве своем это лицемерные и циничные господа, хорошо осознающие собственные интересы. А «успешные» политики, которые еще и добиваются реализации этих интересов, – эти и вовсе от лукавого. Чтобы пожертвовать чем-то личным ради общественного блага – а героев от простых смертных как раз и отличает готовность к самопожертвованию, – увольте, это не про них. Так стоит ли о чем-то говорить, если, все равно ничего не изменится?

Говорить о существовании пути выхода из тупика, конечно, стоит. И стоит уже хотя бы потому, что сами наши политики, которые в парламенте заседают, представляют дело таким образом, что выхода как бы и нет. Проводи новые выборы, не проводи – все равно ничего не изменится. В крайнем случае поменяется масть. ПКРМ станет «козырями», подвесит Воронин, как обещал недавно в одном приватном телефонном разговоре, кое-кого за кое-какие деликатные части тела, а в остальном все останется, как было.

Говорить стоит, потому что нам надоела бесконечная война между немцами и партизанами. А лесничий всё не приходит, а скоро и леса-то не останется.

Поменять избирательную систему мы не можем, это вправе сделать только парламентские партии.

Но мы можем сужать им поле для вранья, не оставлять их лидерам пространства для спекуляций.

В идеале мы даже можем убедить общественное мнение, что никому из этих лидеров больше нельзя доверять. И хотя всякий идеал штука, как известно, недостижимая, но история неоднократно свидетельствовала, что движение по направлению к нему приводит к переменам.

Двигаться надо.


pan.md

Обсудить