«Бетон» и компромисс

Выбора между Востоком и Западом, если подняться над сиюминутными выгодами, не существует. Есть только выбор между failed state, то есть «несостоявшимся государством», и либеральным будущим Бессарабской провинции. Именно по этим судьбоносным проблемам и проходит сегодня «линия фронта». Здесь идёт бескомпромиссная борьба.

«Политический компромисс – это продукт
интеллекта и таланта, а не результат особой
конфигурации политических партий».


«Вы легко идёте на компромиссы?

« - Только на резонных основаниях и если
только цель оправдана. Вообще, политика –
искусство компромиссов, и без этого не
обойтись. Особенно в Молдове, где мы
достаточно часто сталкиваемся с
ситуациями, определение которых
невозможно без компромиссов».

В.Филат, премьер-министр, лидер ЛДПМ.
интервью Интернет-газете Press-обозрение
от 02.06.2010 года


«Мне лично кажется, что сделано
недостаточно усилий для нахождения компромисса».

Дирк Шубель, посол ЕС в Молдове
интервью для UNIMEDIA от 10 октября 2011 года

Полностью согласен с каждым словом этих высказываний. Они, на мой взгляд, весьма чётко напоминают молдавской политической элите о том, что эффективной политикой в условиях трёхлетней тотальной борьбы без правил всех против всех, на фоне расколотого общества, страдающего от разброда и шатаний во власти и в оппозиции, своего рода «спасательным кругом» может быть только политика разумного компромисса.

Жизнь наша вообще состоит из компромиссов. С ними нам приходится сталкиваться везде и всюду: в семье, на работе и, уж тем более, в политике.

Однако, как известно, рассуждать о важности и нужности компромиссов куда легче, чем реально пойти на компромисс. К тому же многие люди воспринимают компромисс не иначе, как предательство. Когда же речь идёт о партийных вождях, то для них любой компромисс вообще становится чуть ли не отказом от «священных принципов и ценностей», от партийной идеологии, «предательством избирателей».

Надо признать, что чисто внешне эта позиция нередко выглядит вполне резонно. Но, при более глубоком и объективном подходе, становится понятно, что всё это – типичные «отмазки», всё это говорится лишь для оправдания как своих собственных, так и клановых принципов и интересов.

Конечно, будем справедливы, согласиться на компромисс, не забывая при этом, кто ты и для чего ты это делаешь, бывает порой очень и очень нелегко.

Но нельзя также не признать и того, что отказаться от вызываемого реальной политической необходимостью и общественными интересами компромисса лишь ради удовлетворения собственных амбиций и личных интересов, значит, показать себя ограниченным и никчемным политиком.

Вот и возникает вопрос: Что же делать в этой сложной ситуации? Как можно, «не теряя себя», принять нелегкое решение о согласии на компромисс, да ещё при этом не проиграть, а победить?

Да, да, именно победить. Речь, конечно, идёт о победе разума над упрямым «бетонным» тупоумием, о согласии ради сохранения стабильности в стране. Ведь вне компромисса достичь политической стабильности, обеспечить продвижение по пути евроинтеграции, успешно проводить экономические и социальные реформы просто невозможно.

Вот и задумаемся, как трактуется и понимается эта аксиома компромисса, сформулированная ещё мудрыми Платоном, Аристотелем и Макиавелли, на земле нашей Молдовы?

Прежде, чем попытаться ответить на все эти вопросы, следует обозначить «национальные особенности» молдавской политики. За годы независимости она окончательно превратилась в «большую паутину», нити которой переплелись между собой, причём каждый её субъект, дёргая за нужные ему нити, искажает до неузнаваемости общую картину нашей демократии, государственности, политической стабильности.

Сегодня Молдова столкнулась с неординарной ситуацией: с одной стороны, официально провозглашается, что в нашей стране торжествует победившая демократия, но в то же самое время, с другой стороны, в нашей стране процветает циничный «бетонно-партийный» корпоративный тоталитаризм.

Предмет изучения этого «молдавского феномена» весьма специфичен. Это позорное для Молдовы явление, когда по «партийной квоте», в полном соответствии с некими секретными соглашениями, заключёнными внутри «крепкого, как бетон» правящего Альянса, распределяются абсолютно все должности в системе власти и управления – начиная с президента и премьера-министра и кончая уборщицей туалета в парламенте.

Договорная демократия? Какая чушь!

Эту фразу я услышал на одном из местных телеканалов, из уст «независимого политического аналитика», коих в последнее время развелось в Молдове, как грибов после тёплого дождя.

Так толкут воду в ступе эти либеральные «хранители принципов и ценностей», такую оголтелую чушь несут с телеэкранов, что уже просто тошнит. Бросается в глаза то, что мы ничего не слышим об опыте стран с развитой демократии, а ограничиваемся пределами Кишинёва.

Так вот, хочу напомнить этому «аналитику» с претензией на «либерала», что исторически наибольшая способность к компромиссам на Западе обнаруживается именно в либеральных партиях. В отличие от Молдовы.

Политическое развитие и диалоговая политическая культура всегда облегчают и стимулируют взаимные уступки (не путать с «куплей-продажей», типичной для молдавской политики) и поиск баланса интересов.

Естественная склонность к компромиссам для либеральных партий на Западе была и остаётся признаком высокой политической культуры и высокого интеллекта западной либеральной элиты.

Можно привести опыт Германии, где правые партии, как правило, находят точки соприкосновения с другими политическими силами, если речь идёт о стабильности в стране и обществе.

Показателен и пример Испании, где все политические силы правого и левого толка заключили в своё время спасительный «Пакт Монклоа». В этом случае компромисс помог урегулированию конфликта между разными политическими силами в рамках национального примирения.

Самый свежий пример – создание в 1994 году парламентского большинства правых и левых политических сил и формирование коалиционного правительства в Венгрии. Этот альянс смягчил противостояние в обществе, позволил проводить взвешенную политику.

Возможно ли такое в молдавской политике? Вполне возможно, было бы желание политиков. Конечно, пока всё это ещё «в тумане». При этом не надо упрекать наших либералов в том, что они слишком заигрались со своими «тузами в рукаве». Дело в том, что они такие же либералы, как я Папа Римский. У них только вывески либеральные, а что касается идеологии, то это идеология самосохранения и максимальной реализации своих собственных эгоистических интересов. Вот такой, с позволения сказать, «либерализм по-молдавски». В этом и кроется важнейшая причина нашей политической отсталости и провинциализма.

Между тем, как никогда ранее остро, потребность в компромиссе встаёт в Молдове в повестку дня. Раскол в обществе, нерешённость Приднестровского конфликта, опасно высокая «социальная температура» делают разумные компромиссы единственным средством достижения политической стабильности, обеспечения целостности страны, укрепления нашей независимости и сохранения межнационального согласия.

Конечно, компромиссы – это высокое искусство возможного. Единственное, в чём не может быть компромисса, так это лишь в вопросах сохранения и защиты демократии и нашей государственности. Здесь нет места сомнительным договорённостям, скользким соглашениям, политическому торгу и уступкам.

Компромисс в политике должен всегда отвечать интересам страны и народа. В противном случае, «национальные особенности» молдавской политики будут всё более опасно проявляться на митингах протеста, будут рождать свирепую диктатуру необузданной толпы вместо того, чтобы перевести политику с улиц и площадей непосредственно в парламент.

Если уж сложилось так, что нам не хватает сегодня своего ума и собственного опыта, чтобы проводить политику разумного компромисса, надо изучать и перенимать опыт у западных демократий, у стран с многовековой историей государственности.

На мой взгляд, наиболее подходит для Молдовы сегодня опыт Испании. Эта страна заслуженно имеет в Европе репутацию «договорной демократии». Там её, в отличие от упомянутого выше местного заумного «аналитика», неспособного понять роль и значение политического компромисса, считают важнейшим инструментом, применяемым для достижения соглашения в политике. Искусство компромисса – это удел политических интеллектуалов, а не наших замшелых провинциальных политиков.

Итак, чем, прежде всего, ценен для нас опыт Испании? Что содержал известный всему миру «Пакт Монклоа»? Обозначу только те важнейшие моменты, которые актуальны сегодня для Молдовы.

«Пакт Монклоа» - это соглашение между всеми политическими силами Испании (а это правые партии, социал-демократы, коммунисты и франкисты) относительно процесса преодоления последствий прошлого диктаторского режима, отказ от «охоты на ведьм», национальное примирение между победителями и побеждёнными в гражданской войне.

Иными словами, это установление общих для всех правил игры на пути к демократии. Это признание принципа чередования у власти и гарантии прав меньшинства. Это политическая толерантность по отношению к оппозиции и сотрудничество во имя Испании.

В этом Пакте есть и такие слова: достигнутый политический компромисс несовместим с экстремизмом и попытками возврата тоталитарного режима путём узурпации власти или другими силовыми методами. Ещё одна важная деталь: этот Пакт согласия поддержала и Церковь.

А разве у нас в Молдове за прошедшие 20 лет не было политических конфликтов, не было и нет агрессивной войны с прошлым ради политической выгоды, нет «холодной войны с нашей государственностью»? Или, например, возьмём проблему языка и мирного решения Приднестровского конфликта. Разве у нас цивилизованное отношение к оппозиции?

Тогда почему политическая элита Молдовы, в отличие от испанской, даже и не думает ни о каком национальном примирении?

Ответ тут очень простой. Испанские политики выражали и защищали интересы страны и народа, молдавские политики выражают только интересы своих кланов и «спонсирующих» их олигархов. В Испании элита патриотическая и государственническая, в Молдове элита сидит на двух стульях двух разных государств. К чести испанцев, они не имели и не имеют такого «элитного товара». И, наконец, в Молдове ещё нет такой влиятельной политической фигуры, которая стала бы объединителем страны, общества в целом. Это подлинная драма Молдавского государства.

Почему Молдове нужны компромиссы?

Мы постоянно твердим, что живём в условиях победившей демократии, но, на самом деле, на каждом шагу сталкиваемся с рецидивами авторитарного прошлого, прежде всего, с партийным диктатом, несовместимым с поиском консенсуса по вопросу о будущем Молдовы.

У нас проблема эта упирается не только в политику правящего «бетонного» АЕИ, но и в политику оппозиционной ПКРМ. Сегодня это – самый неприглядный факт нашей молдавской реальности.

Выбора между Востоком и Западом, если подняться над сиюминутными выгодами, не существует. Есть только выбор между failed state, то есть «несостоявшимся государством», и либеральным будущим Бессарабской провинции. Именно по этим судьбоносным проблемам и проходит сегодня «линия фронта». Здесь идёт бескомпромиссная борьба.

Нужно приплюсовать сюда ещё наш феодальный менталитет - корпоративные отношения, кумэтризм во власти. Наши молдавские СМИ суживают ценности демократии, которые ещё не укрепились в нашей плоти.

Пора уже, наконец, смыть политический позор вокруг избрания президента Молдовы. Для компромисса в этом вопросе хороши любые рецепты, лишь бы он был достигнут.

А разве не нужны нам разумные компромиссы в решении Приднестровской проблемы? К этому следует добавить и языковую проблему. Почему до сих пор молдавский парламент не ратифицировал Европейскую Хартию региональных языков? Почему у нас по этим проблемам различными партиями и политиками навязываются обществу свои идеологические пристрастия, свой взгляд на нашу целостность и независимость?

Ещё один аспект, где компромисс необходим: это соглашение с оппозицией по социальным вопросам. Для чего это нужно? Чтобы сбалансировать «социальную температуру» и политическую стабильность. Пока мы ещё не знаем положительных примеров по данной проблематике. А жаль, что уступаем компромисс в пользу уличной демократии.

Есть ещё одна больная тема, где «лечащим врачом» может стать лишь компромисс. Для нас очень актуально стоит вопрос: нужна ли политика компромисса между этническими группами? Заболтать эту важнейшую проблему – это стихия молдавской политики. Как правило, у политической элиты традиционный ответ: «пусть они первыми уступят». Складывается такое мнение, что тот, кто первым уступит, тот и проиграет. А вот в развитых демократиях (Швейцария, Финляндия, Швеция), компромисс в такой деликатной теме, как межэтнические отношения, считается победой обеих сторон.

Готовы ли партии как правой, так и левой ориентации ради судьбы Молдовы, поступиться амбициями и найти возможные компромиссы? Сложный вопрос. Думаю, что сегодня это почти невозможно. Остаётся один выход: решающее слово избирателей.

По мнению западных экспертов и социологов, политический экстремизм, неспособность молдавской элиты договариваться превращает политическое поле в «шизополитику», которая засорена амбициозным ячеством, вульгарным популизмом, вождизмом, а личные, клановые мотивы преобладают над общественными.

Нет ничего опаснее, чем высокомерие «шизополитика», нет более бездарного политика, чем тот, кто витает в облаках, а не твёрдо стоит на родной земле. Для таких политических типажей любой разумный компромисс – это предательство.

Последние «хождения по мукам» Альянса вокруг референдума и избрания президента позволяет сделать вывод, что во власти наметилась тенденция к «умыванию политического лица», к избавлению от прошлых глупостей, что здесь, наконец, заговорили о каком-то компромиссе.

Некоторые наши «вожди нации» говорят, что вынуждены уступить даже «свои» должности, и это преподносится «жертвенным голосом». Речь идёт о компромиссе с лидером социалистов Игорем Додоном. Лично мне не представляется, что это осознанный политический компромисс. Это вынужденный шаг, хитрый маневр, чтобы сделать Игоря Додона «стрелочником», который «во всём виноват».

Молдове не нужны компромиссы ради компромиссов. Политика – это всегда определённый компромисс, отражающий реальную ситуацию и настроение избирателей. Это талант находить в компромиссе то, что объединяет, а не разъединяет политические силы. Искусство компромисса – удел интеллектуальных политиков. А здесь у нас дефицит.

Пора убрать железобетонные глыбы с дороги разумной, компромиссной политики, а партийным лидерам пора наступить на горло своих личных амбиций. Нам не нужны сегодня «всесильные Робеспьеры», так как они просто погубят страну ради собственных целей.

Один из философов писал, что задача государства, а значит и политики, не заключается в установлении рая на земле. У них есть другая, не менее важная задача – предупреждать ад на земле. А с «бетонной политикой» мы доиграемся до ещё большей беды. Чтобы этого не случилось и существует «интеллектуальное оружие» - компромисс.

P.S.

В качестве motto этой статьи я привёл высказывание лидера ЛДПМ, премьер-министра Влада Филата по поводу компромиссов для того, чтобы ещё раз подчеркнуть: сегодня удел компромисса в руках ЛДПМ и ДПМ, а вовсе не ЛПМ с её 9% голосов избирателей.

Как долго ещё эта маргинальная партия, нелепо рядящаяся в либеральные одежды с чужого плеча, будет испытывать терпение молдавского народа?

Обсудить