Глава МИД Приднестровья:Мы стараемся сейчас построить с молдавскими коллегами, такой диалог, чтобы он привел нас к решению практических вопросов социальной, экономической, гуманитарной направленности

Интервью газеты «Профсоюзные вести» с Министром иностранных дел, Чрезвычайным и Полномочным Послом,специальным представителем Президента по переговорному процессу, взаимодействию с дипломатическими представительствами и международными организациями Нина Штански

- Министерство иностранных дел, пожалуй, одно из самых сложных и ответственных в республике – в свете непризнанности нашего государства и неурегулированности молдо-приднестровского конфликта. Строить внешнюю политику в таких условиях, уметь обходить подводные течения и находить компромисс, всегда помня, что вопрос о независимости Приднестровья - один из ключевых вопросов для нас, не так просто. И всё это «свалилось» на хрупкие женские плечи. Нина Викторовна, как планируете работать, намечена ли уже программа действий?


- Прежде всего, нужно понимать, что дипломатия – это такая сфера деятельности, которая требует преемственности. И мы намерены продолжать работу по тем направления, по которым она велась до моего назначения на должность министра. Сейчас я принимаю дела, вникаю в работу, вношу свои коррективы.

Статус непризнанности и неурегулированность молдо-приднестровских отношений, действительно, создают определенную изоляцию республики от внешнего мира, поэтому курс на признание является определяющим в нашей работе. Воля приднестровцев была выражена в 2006 году, и задача внешнеполитического ведомства - сделать так, чтобы эту волю учитывали в ближнем и дальнем зарубежье, чтобы мы имели максимум возможностей озвучивать свою позицию с различных международных площадок, доводить до мирового сообщества чаяния нашего народа.

Вот так я вижу первостепенные задачи МИДа, но, конечно, на этом их круг не замыкается. Мы намерены активизировать работу по содействию иным органам государственной власти в осуществлении внешних контактов. Возьмем, к примеру, министерство экономического развития: сегодня большое значение имеют вопросы внешнеэкономической деятельности, и хотя такие вопросы часто лежат вне компетенции МИДа, мы все же можем содействовать в их решении, оказывать помощь в установлении контактов с государственными органами других стран, с экономическими агентами.

Это очень важные моменты, потому что идет речь об инвестиционном климате, имидже нашей республики, нашей открытости и понятности для внешних игроков.


- Когда-то экс-шеф МИДа Лицкай сказал, что Приднестровье, по его мнению, получит признание через 30 лет своей независимости. 20 уже прошло, но что-то не похоже, что мы близки к признанию. Как, по-Вашему, этот вопрос действительно может решиться через 10 лет? Или у Вас свой прогноз?

- Я бы не стала делать каких-либо прогнозов и ограничивать вопрос признания республики конкретными временными рамками. Это такие грабли, на которые наступали не только дипломаты, но и многие политики, общественные деятели. Я не буду, опираясь на их большой опыт, повторять эту ошибку. Мы не делаем прогнозов – мы трудимся для того, чтобы максимально приблизить этот момент.

- Наша маленькая республика зажата между Украиной и Молдовой, и хотим мы того или нет, но должны «дружить» с этими странами. Какова концепция МИДа в части развития отношений с ближайшими соседями?

- Есть ясный и четкий курс, который был определен президентом нашей республики и был обозначен им еще в инаугурационной речи - это концепция добрососедства. У нас есть соседи, и нам нужно построить с ними действительно добрые отношения. Мы помним, что от того, в какой атмосфере развивается наши взаимодействие с соседями, во многом зависит благополучие Приднестровья. Наши граждане ездят и в Молдову, и в Украину, многие предприятия имеют торговые связи с этими странами, у многих людей там живут родственники. Конечно, нам хотелось бы, чтобы диалог с Молдовой и Украиной был конструктивным, открытым и позитивным. Мы постараемся сделать для этого все необходимое и активизировать контакты с этими странами.

- На какие аспекты будет, прежде всего, сделан акцент?

- Мы стараемся сейчас построить, особенно с молдавскими коллегами, такой диалог, чтобы он привел нас, в первую очередь, к решению практических вопросов социальной, экономической, гуманитарной направленности.

- Предыдущим шефом ведомства Ястребчаком была озвучена возможность создания при МИДе экспертной группы из специалистов разного профиля, которая занималась бы анализом внешнеполитических вопросов, выработкой советов, предложений. Вы поддерживаете эту идею?

- Да, в МИДе есть наработки по созданию экспертно-общественного совета, но пока трудно сказать, как это будет выглядеть институционально. Такой совет предполагает взаимодействие, прежде всего с организациями неправительственного сектора и академических кругов, тех же преподавателей, политологов, социологов. У нас не так много высококвалифицированных кадров в республике, и сегодня каждый специалист в той или иной области востребован, и мы надеемся на плодотворное сотрудничество с ними.


Мы, конечно же, заинтересованы в том, чтобы осуществлять взаимодействия с институтами гражданского общества, более того мы обязательно будем это делать. В самое ближайшее время мы озвучим такие инициативы. Более того, у нас в планах есть и создание совета молодых дипломатов, и мы намерены привлечь к работе в этом совете студентов - будущих дипломатов и постараемся наладить взаимодействие нашего совета с советом молодых дипломатов России.


Кроме того, в планах у нас и создание пресс-клуба. Мы хотим пойти по несколько не традиционному пути: уйти от традиции проведения исключительно брифингов, когда журналисты задают вопросы, а руководство внешнеполитического ведомства на них отвечает. Нам интересно знать, и что журналисты думают о международной обстановке, об инициативах, которые существуют и находятся на рассмотрении, хотелось бы услышать от журналистов и открытую критику нашей работы. Такой формат представляется нам очень полезным, потому что журналисты – это люди, которые часто видят ситуацию по-другому, чем мы, выполняя свои профессиональные обязанности. Скажем так - свежий взгляд со стороны…

- Работа главой министерства требует массу времени, а Вы, помимо политической деятельности, еще и преподаете в двух вузах. Не собираетесь в связи с новой нагрузкой «проститься» с преподаванием?

- Да, я не уверена, что у меня и дальше получится преподавать. Уже сейчас в силу объективных причин мне пришлось снять с себя большую часть педагогической нагрузки, отказаться от преподавания ряда дисциплин.

Тем не менее, я обещала своим студентам не терять с ними связи и оставила за собой возможность видеться с ними. Это может выражаться в проведении каких-то круглых столов, конференций, прохождении стажировок, практик. Для меня очень важно общение с молодежью, это всегда как глоток свежего воздуха. Может быть, тяга к преподаванию передалась мне от мамы – она тоже преподаватель.

А что касается нагрузок, то были времена, когда я переносила все лекции на субботу и читала по семь пар в день…

- Сохранился ли в МИДе костяк от прежнего коллектива или Вы привели с собой новую команду?

- Это хороший вопрос. Нам пришлось провести некоторые сокращения, это общая государственная политика – в части сокращения чиновничьего аппарата, и она касается всех органов государственной власти. МИД не стал исключением. Хочу отметить, что сокращения коснулись не только отделов, но и руководящего состава. Так, например, теперь у министра будут два заместителя, а не три, как было прежде. Вместе с тем нам удалось сохранить основной костяк коллектива ведомства. Начальники управлений, люди, задействованные в работе по внешнеполитическим направлениям, сотрудники финансово-правового управления министерства остались и продолжают работать.

И я очень довольна тем, как тепло меня принял коллектив. И со своей стороны очень заинтересована в том, чтобы создать для них более благоприятные условия работы, чтобы сделать эту работу интересной и превратить коллектив в команду профессионалов, единомышленников.

- Новое руководство республикой заметно помолодело, к тому же появилось очень много женщин на руководящих постах, женщин-политиков, женщин-министров. Как вы оцениваете такую тенденцию?

- Недавно мне довелось побывать на одной международной конференции, и могу сказать, что женщины были там представлены в довольно солидном количестве, так что такая тенденция не только у нас. В Украине, России, Грузии, на славянской территории Европы, в той же Болгарии, мы видим много примеров женщин-политиков.

Тех женщин, которые сейчас возглавляют министерства, ведомства, управления в нашей республике, я знаю уже много лет - по 10-летней работе в Верховном Совете. Мы практически со студенческой скамьи пришли на работу в органы власти, но времени на раскачку не было, ситуация в республике всегда была тяжелой, и надо было работать. И работали - порой за троих, занимаясь и организационными, и техническими вопросами, задерживаясь перед важными заседаниями ВС и до 11 часов вечера… Это люди, для которых слово «лень» не существует. Казалось бы – что могут эти молодые люди? Но у них за плечами 10 лет достаточно сложной работы в государственном секторе. Кроме того, они не так давно получали образование и обладают более свежими и актуальными знаниями.

На эту тему хорошо высказался премьер Степанов в интервью 1-му республиканскому каналу: «В новом правительстве есть молодые люди, которые немного по-другому видят ситуацию, по-другому мыслят, получили современное образование, и они уравновешиваются людьми более зрелого возраста. Сочетание опыта и молодой энергии должно дать хороший результат».

- Нина Викторовна, Вы политик, министр иностранных дел, преподаватель очень сложных курсов в вузах, чрезвычайный посол, но, в первую очередь, Вы женщина, мама. Нашим читателям будет интересно узнать немного и о личном…

- Все, что Вы перечислили, стало возможным благодаря тому, что дома меня ждет любящая семья, люди, которые меня понимают и поддерживают, как бы мне ни было тяжело. Они меня вдохновляли и вдохновляют на творческие подвиги, на научную работу, и без моей семьи я не состоялась бы. Да, я мама, и стараюсь быть мамой заботливой. Моей дочери 12 лет, я наблюдаю, как этот маленький человек взрослеет и очень горжусь ею. Глядя на нее, я понимаю, что мне очень хотелось бы быть - в моем детстве - такой, как она.

- Когда ее спрашивают, кем она мечтает стать, когда вырастет, не отвечает, что министром, как мама?

- Когда она была совсем маленькой, а я работала политическим советником председателя Верховного Совета, мой ребенок однажды изрек: «Я хочу стать архитектором, но для этого нужно очень много учиться и наверняка за границей, и если у меня не получится, то я займу должность, как у моей мамы». Сейчас, конечно, она такого не говорит, но последовательно, с детства, хочет быть дизайнером, архитектором.


- Понимаем, что свободного времени у министра иностранных дел практически нет, да еще в такую «горячую» пору, но всё же: если такое время появляется, позволяете себе отдохнуть, к примеру, с книгой? И если да, то какая книга лежит у Вас сейчас на прикроватной тумбочке?

- Боюсь, если я вам отвечу на этот вопрос, мой рейтинг в глазах читателей поползет вниз, причем резко... (смеется). Дело в том, что я учусь в аспирантуре, уже на пятом курсе, и в этом году мне предстоит защита диссертации. Честно вам скажу, сейчас на прикроватной тумбочке у меня лежит книга Марка Хрусталева «Методология анализа международных ситуаций».


- Зато такая книга точно помогает быстрее уснуть…

- Что делать? Приходится читать научную литературу, связанную непосредственно с моей профессиональной деятельностью, с преподавательской работой, чтобы сделать мои лекции более познавательными для студентов. А художественную литературу я не читала очень давно, хотя обожаю Булгакова, Пушкина, Лермонтова. Но, увы, некогда.


- Жизненные принципы, которые помогают Вам идти по жизни?

- Много трудиться, никогда не сдаваться, никого не предавать, быть честным и уметь сострадать.

Интервью вела Жанна Мязина

Обсудить