Игорь Додон: «В скором времени лед тронется, и политический туман рассеется»

Ведь если бы этот референдум прошел, то Альянс свободно избрал бы своего президента, Гимпу получил бы кресло спикера и АЕИ воплотил бы в жизнь свое тайное соглашение о разделении функций и правлении.

Председатель Партии социалистов в интервью «Комсомольской правде» рассказал о том, зачем нам нужен президент, какими он должен обладать качествами, как необходимо переформатировать власть и как в целом будет развиваться политическая ситуация в стране


- Вы неоднократно заявляли, что приложите максимум усилий для преодоления политического кризиса в Молдове. Но верите ли вы, что кризис удастся преодолеть одним лишь избранием президента? Только ли в этом загвоздка?

- У нас в стране системный кризис. Экономика уже года три держится «на честном слове и на одном крыле». Власти убаюкивают нас рассказами о внешней финансовой поддержке, но пока лишь только растут цены, тарифы, безработица, а пенсии и зарплаты заморожены. Угрожающе вырос госдолг, средний и малый бизнес вскоре опять задохнется под бременем налогов. В сельском хозяйстве в этом году и вовсе будет, извините за выражение, полный аут. Фермеры остались практически наедине со своими проблемами, денег на посевы нет, а стране грозит продовольственный кризис. В социальной сфере жуткий упадок, растет доля обедневшего населения, наблюдается чудовищный всплеск криминалитета. Хуже всего, что в стране нет единства, люди сильно разо­бщены и озлоблены.

Поэтому, естественно, избрание президента - это не панацея от всех этих бед. Это лишь даст возможность политическому классу выйти из окопов и перейти наконец-то к решению насущных проблем, обратить более пристальное внимание на экономику и на социальную политику, начать работать, а не заниматься очковтирательством.

Но вот если президента не избрать, то ситуация ухудшится многократно из-за общей атмосферы неопределенности, хаоса и нескончаемого политического балагана. Ведь этот Альянс не прочь растянуть эту свою канитель с «тузами из рукавов» еще на три года вперед. А коммунисты так и грезят о внеочередных парламентских выборах, в четвертый раз за три года, считая, что после этого что-то кардинально изменится. Да никаких качественных изменений не будет, просто поменяем шило на мыло и окажемся в политической яме похуже этой. Тогда ведь придется опять строить коалиции и искать компромисс, а за это время экономика вообще упадет ниже плинтуса, как нравится выражаться некоторым моим бывшим краснощеким коллегам из ПКРМ.

Так что избрание президента, уточню – внепартийного президента - это единственно верный в данной ситуации шаг на пути преодоления кризиса в нашей стране.

- Вы поддержали идею АЕИ отказаться от референдума и вернуться к выборам главы государства в парламенте. Но с этого момента прошло уже 3 недели, и ничего не изменилось. Мы слышим заявления, но не видим конкретных решений. С чем связана эта «пробуксовка»? И не означает ли она, что нынешний парламент исчерпал все свои возможности?

- Во-первых, насчет референдума. Я считаю, что отказ Альянса от проведения конституционного референдума - это стопроцентная заслуга парламентской группы социалистов. Ведь именно благодаря аргументу, что у нас, у социалистов, есть три недостающих АЕИ голоса для избрания президента в рамках нынешнего законодательства, заставило Альянс пойти на попятную. Именно этот аргумент, а не давление уличных протестов, избавило всех нас от очень рискованного эксперимента с референдумом. Ведь если бы этот референдум прошел, то Альянс свободно избрал бы своего президента, Гимпу получил бы кресло спикера и АЕИ воплотил бы в жизнь свое тайное соглашение о разделении функций и правлении.

Во-вторых, насчет пробуксовки. Всем уже давно понятно, кто играет роль тормоза в процессе избрания внепартийного президента, вне условий тайного соглашения АЕИ. Все мы заметили, что и АЕИ в целом, и отдельные личности из состава АЕИ, с очень большим напрягом согласились избрать президента на условиях, выдвинутых социалистами. Желание «блеснуть» еще одним крапленым «тузом из рукава» у некоторых лидеров АЕИ не пропало. Поэтому мы и поставили условие скорейшего назначения даты выборов президента. Потому что всем должно быть отчетливо ясна дальнейшая перспектива – или наконец-то будет избран внепартийный президент, или, если уж, в самом деле, на то пошло, будут парламентские выборы, и все начнется с нуля. Практически в скором времени лед тронется, и политический туман рассеется.

- Можно ли в сложившейся ситуации всю вину за промедление перекладывать на лидера ЛП Михая Гимпу? Какие, на ваш взгляд, у него могут быть мотивы? И есть ли шанс, что социалисты с либералами когда-нибудь придут к компромиссу?

- Гимпу прекрасно понимает, что избрание внепартийного президента - это конец его мечтам о кресле спикера, а в дальнейшем это конец его влиянию на политику страны. Уж мы-то, социалисты, позаботимся о том, чтобы влияние Гимпу померкло безвозвратно. Поэтому его действиями руководят его страхи. Либералы, как и ПКРМ, боятся, что за три года политической стабильности их партии раздуются и они потеряют и членов, и избирателей.

Либералы очень расчетливы и стремятся протолкнуть страну к досрочным парламентским выборам, потому что надеются, что в пылу кризиса их маргинальная партия наберет еще дополнительные прорумынские проценты. Вот откуда растут ноги у нынешнего политического кризиса.

А насчет компромисса, социалисты доказали, что готовы идти на уступки для избрания внепартийного президента, не требуя взамен никаких постов. Это и есть наш единственный компромисс с АЕИ. Союза же с ними не будет и быть не может.

- Какими качествами должен обладать кандидат в президенты, чтобы устроить все парламентские фракции? И будет ли группа социалистов голосовать за любого кандидата, который будет предложен Альянсом, если эта кандидатура будет поддержана всеми парламентскими фракциями?

- У социалистов есть ряд условий к потенциальному кандидату в президенты: внепартийность, государственник, только молдавское гражданство, сторонник нейтралитета страны, способность представлять всех граждан Молдовы, уравновешенность во взглядах в отношении Востока и Запада.

Любой кандидат, который будет нам предложен на рассмотрение, пройдет тест этих принципиальных условий. А любое несоответствие, хотя бы по одному из этих пунктов, будет расценено как признак несоответствия функции президента страны.

- Если президент все-таки будет избран, значит ли это, что Партия социалистов станет союзником Альянса? Как вы видите переформатирование власти в этом случае?

- Я уже не раз говорил, что союза с этим Альянсом у нас нет, не будет и быть не может. Когда «группа Додона» покинула ряды ПКРМ 4 ноября прошлого года, мы открытым текстом заявили, что АЕИ должен исчезнуть как кошмарный сон. Мы работаем и будем работать в этом направлении. В этом у нас есть поддержка наших сторонников, и мы следуем нашим политических идеалам.

С Альянсом мы ведем переговоры лишь в отношении избрания внепартийного президента, так как это очень важно для преодоления политического кризиса в стране. И только таким путем, избирая внепартийного президента, мы не допустили референдума и не позволили реализоваться секретному соглашению АЕИ. Гимпу уже не быть спикером парламента, а это и есть первый элемент переформатирования власти.

После избрания президента социалисты направят всю мощь своей партии на критику действующего правительства.

- Как вы относитесь к позиции Партии коммунистов — к их бойкоту заседаний парламента и нежеланию участвовать в выборах президента?

- А как можно относиться к тем, кто выбрал путь слабаков и спрятался за баррикадами? Они отделились от реальной политики и предпочли отсидеться на уличных протестах, пока решается судьба страны.

Мы, социалисты, рискнули и своей политической репутацией, и нервами, и сохранностью партии, и пошли на нелегкие переговоры с лидерами Альянса. Наша цель – положить конец кризису в стране, избрать внепартийного президента, переформатировать власть, отдалить униониста Гимпу от кресла спикера. А взамен не требуем никаких постов. И все это время мы боремся в одиночку не только с прессингом АЕИ, но против нас коварно работает и агитпроп ПКРМ, дезинформируя людей. Нам бы пригодилась поддержка коммунистов в парламенте, но они зарылись в окопах, и это не по-мужски, это не проявление силы, а проявления малодушия с их стороны.

- Как вы считаете, продолжатся ли акции протеста оппозиции, если президента все же удастся избрать? И к чему они, в итоге, могут привести?

- ПКРМ загнала саму себя в угол. Они что-то там мямлят о нелегитимности парламента, но никак не могут это доказать и даже в Конституционный суд не обращаются, потому что понимают, что не правы. Если президент будет избран, то ПКРМ, исходя из их же заявлений, не сможет уже прийти в парламент, а будет три года шататься по улицам. А если вернуться, то это будет для них позорной акцией политической капитуляции. То, что происходит сейчас с ПКРМ, это результат порочного влияния ее идеологов, которые выбрали путь непрерывной войны и не могут с этого пути сойти.

- Ваш прогноз на развитие ситуации в стране на следующие 3 месяца.

- Или избрание внепартийного президента, по условиям, выдвинутым Партией социалистов, или парламентские выборы. А на выборах могут быть сюрпризы, как в Приднестровье, где боролись Камински и Смирнов, а выиграл альтернативный кандидат Шевчук.

Обсудить