Пора кончать пляски на костях и циничные игры на крови заложников прошлого

Но снова и снова на пути к сближению между гражданами Республики Молдова и гражданами Приднестровья, словно поднявшиеся в лунную ночь из могил вурдалаки, встают заложники прошлого - политики-унионисты, встаёт вся прорумынская и русофобская свора, продолжающая бредить мифами о Великой Румынии.

Двадцать лет тому назад в нашем общем Молдавском доме произошла величайшая трагедия – началась братоубийственная война, унесшая жизни тысяч людей, кровь которых, окрасив в алый цвет воды древнего Днестра, разделила некогда единую, процветающую страну на два государства – официально признанную Республику Молдова и де-факто существующую, но де-юре никем в мире не признанную Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР).

Ни для кого не секрет, что начал эту войну подпавший под власть унионистов и национал-демократов официальный Кишинёв, решивший силой заставить непокорных приднестровцев отказаться от своего естественного права говорить и писать на том языке, который они считают своим родным (то есть, на молдавском, русском, украинском) а не только на навязанном им «румынском», считать себя молдаванами, русскими и украинцами, а не только «бессарабскими румынами», оставаться частью молдавского, русского, украинского мира, а не становиться бесправной частью чуждой им «Великой Румынии».

Известны и имена тех кишиневских правителей, которые отдали молдавским силовикам приказ «перейти Днестр и навести «конституционный порядок» на Левобережье», рассчитывая на легкую победу над безоружным народом Приднестровья, но уже вскоре, встретив сокрушительный отпор и неся всё большие потери, столкнувшись с нарастающим нежеланием самих граждан Республики Молдова участвовать в этой несправедливой кровопролитной войне, при посредничестве и активном содействии Российской Федерации, были вынуждены остудить свои горячие головы и срочно «замириться» с Тирасполем, согласившись на то, чтобы на линии огня встали российские миротворцы, создав Зону безопасности.

Двадцать лет на разделительной линии между признанной Республикой Молдова и непризнанной ПМР было тихо и относительно спокойно – не раздавались выстрелы, не рвались снаряды и мины, не гибли люди, хотя «замороженный» благодаря посредничеству Москвы и Киева в конце лета 1992 года конфликт за эти двадцать лет так и не был по-настоящему «разморожен» и полностью урегулирован.

Практически, ни одна из принципиально важных проблем, которые послужили поводом к этому конфликту, за истекшие годы не была урегулирована, доверие между Кишиневом и Тирасполем не было восстановлено, пресловутые «мосты через Днестр» так и не были наведены.

Хотя, надо честно признать, после подписания вторым президентом Республики Молдова Петром Лучинским и главой администрации Приднестровья Игорем Смирновым в мае 1997 года Московского соглашения о нормализации отношений между Кишиневом и Тирасполем у многих людей на обоих берегах Днестра затеплилась надежда на лучшее, так как вскоре наметились и стали постепенно укрепляться явные признаки сближения и восстановления прежнего доверия.

Но та многообещающая «оттепель» так и не стала, к сожалению, настоящей весной. Во времена правления ныне оппозиционной Партии коммунистов, лидер которой Владимир Воронин в 2001 – 2009 годах был третьим президентом Республики Молдова, вновь отмечался резкий всплеск эскалации напряженности на Днестре, по большей части, по его личной вине.

Вначале (осенью 2003 года) в связи с отказом Воронина подписать «Меморандум Козака», а затем в связи с экономической блокадой Приднестровья, ставшей следствием введения в 2006 году по инициативе всё того же Воронина совместной погранично-таможенной миссии Молдовы и ЕС (EUBAM) на приднестровско-украинском участке границы.

Это было тем более досадно и неожиданно, что именно с приходом к власти в Молдове ПКРМ многие люди на обоих берегах Днестра связывали свои надежды на окончательное – мирное! - урегулирование конфликта и объединение страны.

Для это имелись весьма веские основания, так как лидер ПКРМ Владимир Воронин до февральских парламентских выборов 2001 года пользовался помощью и поддержкой Тирасполя, даже печатал на Левобережье свою партийную газету «Коммунист», а на предвыборных митингах заявлял, что, придя к власти, молдавские коммунисты обязательно выведут на чистую воду и привлекут к ответственности всех виновных в развязывании войны на Днестре, а также откажутся от «румынской государственной символики», в том числе флага и герба, вернут Молдове государственные символы великого господаря Штефана чел Маре, восстановят государственный статус русского языка и приведут Молдову в Союз России и Белоруссии.

Всё это было очень близко и понятно абсолютному большинству молдавского народа, в том числе русскоязычным гражданам, а потому вовсе неудивительно, что в феврале 2001 года они решительно отказали в поддержке обанкротившейся по всем статьям власти национал-демократов «первой волны», на руках многих из которых была кровь невинных жертв Приднестровского конфликта, и привели во власть Партию коммунистов Владимира Воронина, получившую на парламентских выборах конституционное большинство - 71 депутатский мандат.

Но напрасно все те молдавские граждане, которые поддержали ПКРМ на выборах, ожидали от команды Владимира Воронина реальных шагов по выполнению своих предвыборных обещаний. Напрасно надеялись и приднестровцы на то, что Воронин и его команда займутся честно, предметно и поэтапно устранением всех тех проблем, которые наворотили в отношениях между Кишинёвом и Тирасполем их предшественники – прорумынские национал-демократы. Вместо этого они получили лишь усиление политической изоляции и экономической и транспортной блокады своего края.

Правда, в самый последний момент, накануне парламентских выборов в марте 2009 года, лидер ПКРМ, президент Молдовы Владимир Воронин, после 2003 года скатившийся на открыто антироссийские позиции и развязавший вторую – на сей раз «холодную» - войну против Приднестровья, столкнувшись с нарастающей угрозой полной утраты поддержки своей партии со стороны разуверившихся в ней русскоязычных избирателей, судорожно пытаясь вернуть их доверие, вновь выступил в роли записного «друга России и Приднестровья», подписав в Москве в присутствии президента Российской Федерации Дмитрия Медведева соглашение с преданным им ранее анафеме приднестровским лидером Игорем Смирновым, предусматривающее начало честных и равноправных переговоров по урегулированию всех проблем и нормализации отношений.

К сожалению, все благие намерения и, безусловно, давно назревшие предложения, содержавшиеся в этом, явно запоздалом, соглашении, после трагических событий 7 апреля 2009 года и ухода в сентябре этого же года Партии коммунистов Воронина в оппозицию, остались лишь на бумаге, потому что пришедший к власти в Молдове либерально-демократический Альянс «За европейскую интеграцию» немедленно затоптал все те слабые ростки доверия между Кишиневом и Тирасполем, которые, несмотря на все виражи политики президента Воронина, начали было пробиваться после московской встречи.

Вплоть до конца 2010 года продолжалась эскалация напряженности в отношениях между двумя берегами Днестра, главную лепту в которую вносили ставший спикером парламента и врио президента Республики Молдова лидер Либеральной партии, унионист со стажем Михай Гимпу и его племянник, кишиневский мэр Дорин Киртоакэ вкупе с другими «бессарабскими румынами» во власти и в оппозиции, среди которых особо выделяется неистовая унионистка Виталия Павличенко.

И кто знает, не дошло бы дело вновь до «горячей» войны, если бы не благоразумие и реализм лидера Либерально-демократической партии (ЛДПМ), премьер-министра Владимира Филата, который взял инициативу в свои руки и, несмотря на крики, вопли и обвинения в «национальной измене», в которых преуспели не только либералы Михая Гимпу, но и «еврокоммунисты» Владимира Воронина, провёл несколько встреч «с глазу на глаз» в Тирасполе вначале с Игорем Смирновым, а затем и со сменившим его на посту президента ПМР Евгением Шевчуком, договорившись о начале поэтапного разблокирования накопившихся проблем в области экономики, транспорта и связи.

Однако, как только стало ясно, что Владимир Филат и Евгений Шевчук всерьёз намерены начать движение Республики Молдова и Приднестровья навстречу друг другу, сбросив тяжкий груз негативных последствий политических ошибок и заблуждений прошлых лет, в Зоне безопасности на Днестре в первый день нового – 2012-го года – снова, как по заказу, как и двадцать лет тому назад, пролилась кровь, погиб гражданин Республики Молдова, причём многие обстоятельства случившегося, особенно «специфическая» реакция на него со стороны молдавских унионистов и их бухарестских и западных покровителей и вдохновителей, дают основания подозревать явную провокацию.

Вновь, как и в мартовские дни 1992 года, контролируемые прорумынскими политическими силами СМИ в Кишинёве заполонили унионистские побрехушки, вновь начались циничные игры на крови и отвратительные танцы на костях, вновь неисправимые заложники прошлого – унионисты всех мастей, начали дудеть во все свои хриплые трубы, разжигая в людях ненависть с «сепаратистскому» Приднестровью и российским миротворцам, требуя их замены некой «полицейской миссией», сформированной странами ЕС или НАТО.

Как это ни прискорбно, но в этом общем безумном хоре прозвучали также и голоса молдавских официальных лиц, поддавшихся общему нездоровому настроению, охватившему ту часть общества, которая все последние годы методично, систематически и беспрепятственно обрабатывается – при активном содействии Бухареста - в духе идей «агрессивного румынизма» и воинствующей русофобии.

Совершенно понятно, что в этой ситуации антиприднестровской, антироссийской и, что греха таить, откровенно антимолдавской истерии, нагнетаемой в Республике Молдова, общественность и официальные круги Приднестровья категорически отказались от проведения каких-либо «совместных мероприятий» по поводу 20-ой годовщины начала вооруженного конфликта на Днестре.

Будем реалистами: как могли, например, жители приднестровского города Бендеры, на каждой улице которого стоят памятники погибшим здесь во время «карательной акции» молдавских силовиков мирным людям, согласиться на участие в такого рода совместных с молдавскими властями мероприятиях, со стороны которых они так и не услышали ни одного слова раскаяния или просьбы о прощении за причиненное зло и горе, зато постоянно слышат брань и оскорбления в свой адрес, а то и неприкрытые угрозы?

Просмотрев на днях все появившиеся в Республике Молдова накануне этого печального юбилея публикации в СМИ, выступления в них ряда активных участников этого конфликта, командовавших вторжением в те же Бендеры, я лично не нашел там ни признания своей собственной ответственности за творимые ими и их подчиненными на земле Приднестровья преступления, ни раскаяния за то, что они вообще приняли участие в этой братоубийственной войне.

Одни героические позы, одни рассуждения о том, что во всём, дескать, виноваты некие «кишиневские политики», которые заставили их начать эту войну, но не сумели довести её до победного завершения, одни яростные нападки на Россию, которая не позволила безнаказанно убивать своих сограждан в Приднестровье, да ещё мягкие упреки в адрес Румынии и Запада, которые не вмешались, не надавили, не прислали оружие и солдат для того, чтобы покончить с «проклятыми сепаратистами».

Вот, например, откровения бригадного генерала в отставке Антона Севастьяновича Гамураря, бывшего командира молдавского ОПОНа, который первым вошел в Бендеры и, как известно по воспоминаниям, например, Андрея Сафонова или Петра Шорникова, вёл себя там так, как будто все приднестровцы – и стар, и млад, были объявлены вне закона.

А ведь я лично хорошо помню, как тот же господин Гамурарь, получивший ранение в ходе той операции, в откровенных разговорах со мной вскоре после завершения конфликта на Днестре решительно осуждал развязавшее эту войну кишиневское руководство, бросившее молдавскую полицию в эту преступную авантюру, а потом оставившее раненых и ставших инвалидами людей безо всякой помощи и поддержки.

Помню я и тех молдавских полицейских, тяжело раненых в ходе этого конфликта, оставшихся без помощи и поддержки со стороны пославших их на бойню властей, которым по моей просьбе российский концерн «МАЛС», работавший тогда в Молдове, оказывал разнообразную помощь – одним из них провели в клиниках Москвы операции на глазах, другим сделали протезы ног и рук, третьих лечили от последствий контузии, четвертым выделяли деньги на лекарства…

Это были вполне нормальные, добрые, порядочные люди, которые, в отличие от политиков – национал-демократов, честно признавали свою вину в том, что дали втянуть себя в этот «поход за Днестр», были вынуждены стрелять в своих же сограждан. Они такими же и остались сегодня. Таким же осталось и отношение к ним властей, которые, публично провозглашая их «героями» и «защитниками Отечества», практически ничего не сделали для того, чтобы обеспечить им достойную жизнь.

Я уверен, что если бы эти люди сами, без вмешательства политиков, сели за один стол с теми, в кого они двадцать лет тому назад были вынуждены стрелять, выполняя преступные приказы пославших их на бойню политиков – унионистов и национал-демократов, они бы сумели договориться: покаявшись, попросив прощения, переступив через то, что не подлежит забвению, но, тем не менее, не должно постоянно подниматься на щит и использоваться для возбуждения ненависти к своим же согражданам на другом берегу Днестра.

Я даже знаю, что они это – на своём бытовом уровне – уже давно делают, потому что жизнь не стоит на месте, потому что многие из них имеют родственников на обоих берегах Днестра, имеют общий бизнес, общие культурные и гуманитарные интересы, а потому хотят жить так, как они жили до той поры, пока их не разделили по национальному и языковому признаку, пока у них не начали отбирать их право быть самими собой – молдаванами, как их отцы, деды и прадеды, а не вымышленными «бессарабскими румынами».

Особенно важно и значимо то, что так начинают сегодня действовать и те молодые молдавские граждане, в том числе и молодые молдавские политики, которые, как, например, лидер Партии социалистов Игорь Додон и его соратники, считают, что сегодня они обязаны заботиться о тех, кто участвовал в войне 1992 года, вне зависимости от того, на чьей стороне они воевали, должны чтить память погибших и оказывать помощь и заботу их близким и родственникам, потому что те, кто воевали по обе стороны Днестра, не виновны в развязывании данного конфликта, так как исполняли приказы вышестоящего руководства.

Но снова и снова на пути к сближению между гражданами Республики Молдова и гражданами Приднестровья, словно поднявшиеся в лунную ночь из могил вурдалаки, встают заложники прошлого - политики-унионисты, встаёт вся прорумынская и русофобская свора, продолжающая бредить мифами о Великой Румынии.

Накануне 20-ой годовщины начала вооруженного конфликта на Днестре предпринята новая попытка воссоздания этими «бывшими» пресловутого «Совета объединения», который провозгласил целью слияние Молдовы и Румынии в одно государство, среди подписантов декларации которого всё те же печально знакомые лица: бывший премьер-министр Мирча Друк, бывший председатель парламента, а до этого член ЦК ПКРМ, секретарь партийного бюро истфака Госуниверситета, борец против румынских фальсификаторов истории Александру Мошану, несколько десятков бывших депутатов парламента, лидеры партий, писатели, журналисты, деятели культуры, бизнесмены как из Молдовы, так и из Румынии.

Чего только стоит насквозь лживое заявление этого «Совета объединения», в котором говорится, что целью провозглашения 27 августа 1991 года Декларации независимости Республики Молдова было «избавиться от колониального русско-советского ига и открыть путь к реинтеграции румынского народа»!

На кого рассчитана вся эта гнусная и нелепая ложь? Вероятно, лишь на тех молодых людей, которые подверглись насильственной «румынизации» в годы учебы в молдавских школах и вузах, где прочно окопались все эти «бывшие», которые прилагают огромные усилия к «вытеснению русской культуры и русского духа» из жизни молдавского общества, так как остальные молдавские граждане - люди старшего и среднего возраста, сравнивая свою достойную жизнь в Молдавской ССР в годы советской власти, именуемые румынизаторами «колониальным русско-советским игом», со своей убогой жизнью под властью унионистов и либеральных национал - демократов, в эти дни всё активнее выходят на улицы и площади под красными знаменами или историческими флагами господаря Молдовы Штефана чел Маре, скандируя «Долой национальных предателей!», «Долой унионистский Альянс!»

Продолжает отравлять информационное пространство Республики Молдова новоявленный «бессарабский румын», небезызвестный Константин Тэнасе, который в своей газете «Тимпул» горестно сокрушается по поводу того, что «…в Кишиневе полно политиков, (и речь идет не только о таких как Додон или Степанюк, это касается и некоторых членов правящей коалиции), которые, объявляя себя сторонниками Европы и европейской интеграции, на самом деле являются открытыми антирумынами, не признавая румынской идентичности (лингвистической и этнической) большей части населения Республики Молдова».

Гнев и негодование у Константина Тэнасе вызывает тот «вопиющий факт», что все они (подумать только!) «… открыто заявляют о существовании молдавского языка и молдавской национальности, отличной от румынской, выступают за вступление Молдовы в ЕС, но не посредством Румынии, а при помощи других стран, в обход Румынии».

«Нельзя быть последовательным, будучи и противником Румынии, и сторонником европейской интеграции, - заявляет Константин Тэнасе, - Можно пойти дальше и выразиться более категорично: в Республике Молдова, если ты настоящий сторонник европейской интеграции, то ты и прорумын».

Всерьёз озаботился в эти дни судьбой «несчастных приднестровцев» известный «строитель мостов через Днестр», молдавский политолог Оазу Нантой, который заявил, что «…отношения между берегами Днестра деградировали…к сожалению, отношения ухудшились, и не потому, что вырос уровень вражды. Люди отдалились друг от друга. Режим на левобережье Днестра для них – это реалии на протяжении двух десятков лет, тогда как официальный Кишинев не слишком-то проявлял заботу о судьбе своих людей на левом берегу».

В то же время, явно противореча самому себе, Оазу Нантой говорит, что «…на левом берегу Днестра никогда не было и нет того тоталитарного единства, которое пытался представить некий Игорь Смирнов, которого, к сожалению, не арестовала молдавская юстиция».

Вероятно, за то, что, как заявил Оазу Нантой, «…молдаване с левобережья Днестра подвергаются этнокультурному геноциду и политике ассимиляции, более жесткой, чем в советское время. Пока здесь шаг за шагом, стихийно, идет укоренение румынского языка, там полностью господствует русский язык. Люди свыклись с ситуацией, и не стоить думать, что, вот, потеплеет, и они выйдут к Днестру с цветами и будут требовать от Шевчука, Лупу или Филата проложить мост из цветов через Днестр».

Витиевато, конечно, выражается господин Оазу Нантой, но мысль его понятна: недодавили, дескать, кишиневские власти «сепаратистов» на Левобережье, не арестовали «некоего Игоря Смирнова» и вот имеем, что имеем – не пойдут приднестровцы, «страдающие от политики ассимиляции и этнокультурного геноцида со стороны русских» навстречу кишиневским румынизаторам с просьбой о принятии их в «румынскую веру».

Полное, надо сказать, совпадение позиции Оазу Нантоя с «принципиальной позицией» авторов пресловутой Декларации «Совета объединения», которые также на каждом шагу видят «проимперские, русофильские, антирумынские силы, выступающие против независимости», но тем не менее, тут же заявляют, что «спасение национальной идентичности, наших румынских языка и культуры может быть обеспечено только через объединение Республики Молдова и Румынии».

Как говорится, стоп, приехали: выходит, если следовать странной логике подписантов этой декларации (числом в 70 человек), что независимость Республики Молдова и объединение её с Румынией – это одно и то же?

Ну что же, давно известно, что обострение шизофрении, в том числе и политической, происходит в весенний период. Это надо же было так умудриться, за двадцать лет превратить цветущую и жизнерадостную страну - Республику Молдова - в беспросветный ад для большинства её граждан, влачащих сегодня жалкое существование под завывания вечно вчерашних, всех этих воинствующих румынизаторов и унионистов.

Просто диву даешься и сердце кровью обливается, когда видишь все эти постоянные издевательства над историей предков, уничтожение вековых ценностей, многовекторное разрывание страны, националистическую истерию, падение нравственности, примитивную грызню разного рода «вождей».

Радует только то, что не перевелись ещё совсем люди, радеющие за объединение Земли Молдавской, за её прочные многовековые связи с Русским миром. Пусть сегодня их голос пока ещё тонет в демагогии румынствующих унионистов и перевертышей, в истерии всех тех, кто не признаёт существования молдаван и молдавского языка, молдавской истории, Молдавского государства. Укрепление сил патриотов Молдовы - дело времени. Альтернатива у них есть.

А что касается всех «вечно вчерашних», которым не даёт жить «русский дух» и стремление молдаван быть молдаванами, а не румынами, то им можно порекомендовать последовать своим же собственным заявлениям.

Как это у них там сказано? «Мы, учредители «Совета объединения»… не желаем существовать в этой исторической несправедливости, поэтому мы требуем признания политиками на обоих берегах Прута права румын снова быть вместе. Ситуация, в которой мы находимся, не может продолжаться до бесконечности».

Вот именно, господа унионисты! Ситуация, в которой вы находитесь, надоела не только вам, румынам, но и всем нам, кто считает себя молдаванами, молдавскими гражданами. Вам – направо, за Прут, в родную вам Румынию. Нам – налево, к своим братьям и сёстрам в Приднестровье, с которыми мы хотим, как и прежде, жить вместе. И всё, наконец, встанет на свои места. И обострение политической шизофрении у вас логически завершится. И нам всем без вас будет куда как более спокойно.

Пора, давно пора кончать все эти безумные пляски на костях и циничные игры на крови заложников прошлого, упорно встающих на пути в лучшее будущее независимой, суверенной, единой Республики Молдова.

Обсудить