Южно-европейский финансовый кризис: уроки для Республики Молдова

Независимо от того, когда и на каких условиях Республика Молдова будет интегрирована в Европейское Экономическое Сообщество, важно учитывать наличие факторов противодействия этой интеграции и принимать решительные меры по нейтрализации их пагубного влияния на процесс регионального объединения европейских государств.

Наблюдательный читатель не мог не заметить, что буквально на днях разница между ценой купли и ценой продажи (спрэд, от английского spread) единой европейской валюты в обменных кассах Кишинева неожиданно уменьшилась с прежних 60-70 банов до обычных 10-12 банов в расчете на 1 Евро. Что послужило причиной столь резкой стабилизации европейской валюты и надолго ли хватит ей этой стабильности?

Ответ на эти и целый ряд других аналогичных вопросов, безусловно, интересует и беспокоит не только граждан Евросоюза и, особенно, жителей Греции, Испании, Португалии и Италии, где разворачиваются самые непредсказуемые события на рынке финансовых ресурсов. Вполне очевидно, что в той или иной степени проблемы стабильности Евро находятся в центре внимания, по существу, каждого европейца, не исключая жителей Республики Молдова.

Не возникает никаких сомнений в том, что возврат в прежнее стабильное русло по отношению к другим валютам стал возможен для Евро с момента разрешения проблемы государственного долга Греции. И хотя выделение очередной финансовой подпитки этого государства сопровождалось бурными дискуссиями, приведшими, в конечном итоге, к списанию части греческих долгов, здравый смысл и трезвая логика выживания Евросоюза возобладали.

Греция принимает предъявленные ей условия дальнейшего кредитования (austerety measures), а Евросоюз, в лице всех известных и неизвестных кредиторов, продолжает оказывать финансовую помощь (bailоut) государству. Достигнутые договоренности позволяют Греции получить в течение предстоящих 3 лет примерно 130 млрд. Евро на цели поддержания платежеспособности страны, включая обслуживание и возврат внешнего долга.

Все вышеизложенное – просто констатация отдельных хорошо известных фактов.

Новым, и даже неожиданным (по крайней мере, для меня, как экономиста), является то, что пока банкирам и прочим кредиторам не пришлось списывать долги, очень трудно было узнать их мнение относительно истинных причин финансового кризиса, поразившего не только ранее перечисленные страны Евросоюза, но и всю евро-зону. Конечно же, об этих причинах и раньше говорилось много. Всем известны, например, структурные диспропорции стран должников, дефицит их внешнеторговых балансов, низкая производительность труда и т.п.

Но сегодня от общих фраз аналитики уже переходят к более конкретным вещам, указывая на то, что одними лишь мерами «затягивания поясов» выход из финансового кризиса обеспечить невозможно. Как заявляют, например, греческие экономисты, реализация этих мер представляет собой не что иное, как требование активных действий от человека, на которого надета смирительная рубашка.

Механическое сокращение расходов государственного бюджета, в том числе уменьшение размеров заработной платы госслужащих, размеров пенсий, пособий по безработице и т.п., не приведет к исправлению диспропорций в соотношении между производством товаров и оказанием услуг, не уменьшит дефицит внешнеторгового баланса и не повысит производительность труда.

Просто потому, что все вышеперечисленное является не причиной финансовых бедствий Греции, а следствием действия других, довольно многочисленных факторов, о которых пришло время говорить более подробно.

Главная из них – это засилье мелкого бизнеса и, соответственно, отсутствие перспектив роста для успешных, быстро развивающихся фирм и компаний, которые в силу особых обстоятельств и характеристик со временем могли бы перерасти в крупные транснациональные корпорации.

Оборотной стороной медали является переориентация соответствующих национальных экономик из привлекающих внешние инвестиции на удержание и динамичное развитие собственного экономического потенциала, т. е. переориентация на предотвращение утечки капитала и его инвестирование в стране происхождения. Логика подобной переориентации не вызывает сомнений. Если из страны убегают собственные инвесторы, иностранному капиталу там делать нечего. Данное утверждение в равной степени справедливо как для Греции, так и для других южных стран евро-зоны. Но оно тем более справедливо и для Республики Молдова, которая в силу отсутствия инвестиций и новых рабочих мест уже давно считается одним из ведущих доноров рабочей силы не только для стран Евросоюза, но и для ряда стран СНГ.

Второй примечательный фактор появления и лавинообразного роста финансовой нестабильности отдельных государств – это наличие массивных долгов (нет, не государства), а частного сектора, точнее частных экономических агентов. Независимо от того, чьим должником является та или иная фирма, будучи обременена долгами, она не исполняет свои обязательства, как правило, в первую очередь, перед государством. В итоге, последнее вынуждено искать финансовые источники на стороне, в свою очередь, погрязая в долгах.

Однако, хорошо известная пословица «жить в долг – это выгодно» не всегда верна. Точнее – верна, но только до известного предела. В Республике Молдова совокупный, официально зафиксированный долг экономических агентов, по основным видам их деятельности за последние 5 лет (по состоянию на 1 января 2011 г), увеличился почти в два раза и достиг общей суммы в 139,6 млрд. леев.

Нет нужды подчеркивать, что темпы роста совокупных долгов в последние годы намного опережают темпы роста валового внутреннего продукта, провоцируя, тем самым, ухудшение финансового состояния экономических агентов разных отраслей и видов экономической деятельности.

Проблема усугубляется тем, что если, например, в торговле, промышленности и, частично в капитальном строительстве имеющиеся долги обеспечены остатками материальных ценностей и нематериальных активов, то в энергетике и в сельском хозяйстве эти долги практически не имеют никакого материального покрытия.

Как показывает анализ, переходящие остатки топлива (на конец года), равно как и стоимость основных производственных фондов энергетического комплекса в Республике Молдова остаются, по существу, на одном и том же уровне, в то время, как общая сумма долгов хозяйствующих субъектов данного энергетического комплекса за ранее указанный период возросла на 78,1 %.

В сельском хозяйстве, также лишенном каких-либо значимых резервов, сумма долгов за указанный период возросла на 63,6%, а их общий объем (7,2 млрд. леев) по состоянию на 1 января 2011г. превысил стоимость основных производственных фондов сельскохозяйственного назначения на 10,8%. Это значит, что в случае применения процедуры банкротства, преобладающее большинство предприятий указанных отраслей будут не в состоянии погасить имеющиеся долги, обрекая, тем самым, своих кредиторов на заведомо неизбежные убытки.

Независимо от того, когда и на каких условиях Республика Молдова будет интегрироваться в Европейское Экономическое Сообщество, важно учитывать наличие факторов противодействия этой интеграции и принимать решительные меры по нейтрализации их пагубного влияния на процесс регионального объединения европейских государств.

Применительно к Республике Молдова это означает отраслевую реструктуризацию долгов путем создания вертикально интегрированных структур в форме холдингов и кластеров, способных обеспечить качественно новый уровень менеджмента, начать равноправное и взаимовыгодное сотрудничество с партнерами по евро интеграции, способными осваивать инновационные технологии и содействовать общему экономическому развитию государства.

Что касается перспектив стабильности единой европейской валюты, ответить на этот вопрос, конечно, трудно. Важно подчеркнуть, что устойчивость данной валюты – это один из первых шагов на пути к реальной, а не виртуальной глобализации экономической деятельности. Тот факт, что ведущие идеологи Европейской Экономической Интеграции приняли решение о списании значительной части долгов Греции, свидетельствует о признании ими ранее допущенных ошибок в формировании евро зоны. Сам по себе факт списания долгов является опасным прецедентом. Все теперь зависит от наличия (отсутствия) других аналогичных ошибок в проекте единой европейской валюты, а также от того, сколько новых желающих списать свои долги за счет кредиторов найдется в составе Евросоюза.

Обсудить