«Прорумынский» президент Молдовы

Как бы там ни было, избрание на должность президента Молдовы кандидата от правящей коалиции «За европейскую интеграцию» (практически безотносительно реальной добавленной стоимости этого политика в процессе принятия решений в стране), безусловно, хороший сигнал для Киева.

23 марта с.г. после почти трехлетней паузы Молдова обрела своего президента, выйдя, таким образом, из явно затянувшегося конституционного тупика. Не успев даже вступить в должность, избранный президент, которым стал 63-летний глава высшего совета магистратуры Республики Молдова Николае Тимофти, уже успел прослыть в желтой прессе сторонником объединения с Румынией и «антироссийским проектом».

Местная, прежде всего русскоязычная, пресса сразу запестрила цитатами относительно того, что Николае Тимофти не отвергает в среднесрочной перспективе реунификацию с Бухарестом, а также якобы отметился недавно своим замечанием в адрес одной из представительниц молдавского судебного корпуса, выступавшей на русском языке. Параллельно была растиражирована информация о том, что ключевым приоритетом новоизбранного президента Молдовы является выведение с территории этой страны российских войск. Венцом этой пропагандистской кампании подается новость о том, что российский совбез в ответ на избрание прорумынского президента в Молдове принял решение о выделении 150-миллионного транша Приднестровью. Известный своей любовью к Молдове Константин Затулин в этой связи высказался еще и за усиление российского военного присутствия в данном регионе.

По словам наших источников в молдавском парламенте, вся эта информационная кампания в отношении Николае Тимофти является не более чем мышиной возней, если принять во внимание, что избранный президент перед голосованием относительно его кандидатуры выступил с достаточно сдержанным спичем, в котором среди внешнеполитических ориентиров обозначил в первую очередь Украину, а уже потом Румынию, Россию и т.д., ни полусловом не обмолвившись о выводе российских войск и прочих приписываемых ему «смертных», с точки зрения российского политикума, грехах.

Основой слухов о румынофильстве новоизбранного президента Молдовы, похоже, стало то обстоятельство, что Н.Тимофти на рубеже 70—80-х годов прошлого столетия трудился в судебной системе бывшей Молдавской ССР в одно время с нынешним председателем Либеральной партии Молдовы Михаем Гимпу, который откровенно поддерживает идеи унионизма. Накануне голосования относительно кандидатуры нынешнего президента Гимпу открыто заявил, что «его (Н.Тимофти. — Ред.) послал нам Бог».

Нужно отметить, что в результате избрания внепартийного президента Михай Гимпу стал единственным руководителем партии, входящей в правящий альянс, который оказался без высокой должности (лидер либерал-демократов Влад Филат — премьер-министр, глава демпартии Марианн Лупу — спикер парламента). Именно поэтому «дядя Миша» (как в шутку называют Гимпу в Молдове) был особенно скрупулезен с выбором кандидатуры будущего президента — как-никак тот должен предоставить некие гарантии учета интересов оставшегося за пределами властного олимпа Молдовы политика. Злые языки, правда, говорят, что свою благодарность (или некий ее эквивалент) за лояльность к кандидатуре Тимофти лидер молдавских либералов уже получил.

Безусловно, зацикливаться на одном или двух чемоданах с деньгами означает чрезмерно упрощать ситуацию в Молдове накануне выборов президента. Ведь там было и неимоверное давление на лидеров правящего альянса со стороны ряда западных посольств с демонстрацией перспективы неблагоприятных последствий в случае неизбрания президента. Было и понимание того, что еще одни досрочные парламентские выборы, помимо серьезного удара по партийным кошелькам, могут оказаться для некоторых партий правящего альянса, мягко говоря, гораздо менее удачными, чем предыдущие.

Очевидно, что степень вдохновения русскоязычных СМИ в процессе «перемывания костей» персоналии
Н.Тимофти может свидетельствовать о том, что ситуация в Молдове в очередной раз пошла явно не по российскому сценарию. Москва, безусловно, сохраняет за собой доминирующие позиции на обоих берегах Днестра (монопольный поставщик газа, военное присутствие в Приднестровье и т.п.), однако в последнее время раз за разом проигрывает тактические сражения Западу на этом поле.

Достаточно вспомнить, что всего несколько месяцев назад выборы в Приднестровье выиграл Евгений Шевчук, опередивший «кандидата Кремля» более чем на 50% голосов. Эта победа буквально шокировала российский политический истеблишмент, вдруг убоявшийся, что незыблемые позиции Кремля в этом регионе могут рухнуть в один момент в руках рыночника и реформатора Шевчука.

На правом берегу Днестра ситуация также развивается не лучшим для россиян образом. Все предпринимаемые Кремлем на протяжении последних двух лет попытки сколотить пророссийскую коалицию в Молдове оказывались тщетными. Очередным просчетом российской внешней политики в этой стране стали надежды на то, что крайне скромные успехи Кишинева на пути евроинтеграции, грызня внутри правящей коалиции, а самое главное — невозможность избрать президента страны спровоцируют уже третьи по счету досрочные парламентские выборы и создадут условия для возвращения во власть коммунистов. Теперь же избрание кандидата от правящего альянса «За европейскую интеграцию» на пост президента Молдовы означает сохранение существующей композиции в парламенте как минимум на четыре года. При этом молдавская оппозиция в лице коммунистов рискует уже в ближайшее время недосчитаться части своих депутатов, соблазненных идеей послужить сегодняшней власти, пускай и не безвозмездно. В этих условиях Москва, видимо, склоняется к своему излюбленному приему — поддержке Приднестровья, выглядящего в картине мира российских полисимейкеров «якорем» для удержания Молдовы в орбите Кремля. Правда, стоит учитывать, что Приднестровье во главе с Евгением Шевчуком уже не то, что было при его предшественнике Игоре Смирнове. Сможет ли Москва учесть эти новые нюансы, а Кишинев по достоинству их оценить, остается вопросом.

Не менее интересно также, каким образом отразится избрание Н.Тимофти на дальнейшем развитии украинско-молдавских отношений.

Для того чтобы объективно ответить на этот вопрос, следует принять во внимание не только политические предпочтения новоизбранного президента Молдовы, а и оценить его реальную роль и место в процессе принятия решений в этой стране.

Большинство опрошенных нами экспертов сходятся во мнении, что Николае Тимофти — довольно авторитетный юрист, не замеченный в каких-либо коррупционных скандалах и не имевший до недавнего времени никакого отношения к большой политике.

Следует при этом учесть, что Молдова очень маленькая страна, где все заметные люди находятся на виду и так или иначе связаны друг с другом. Традиции кумовства (нанашизма), которые обрели в Молдове национальный колорит, — особая тема для разговора. Автор не ставил себе целью выяснить, какие именно родственные узы вдруг подняли Н.Тимофти на высшую должность в Молдове, однако, по нашей информации, он достаточно хорошо знаком всем тем лидерам правящего альянса (и стоящим за ними бизнес-группам), которые, собственно, и внесли его кандидатуру на рассмотрение парламента.

С учетом изложенного новый президент Молдовы будет пытаться сохранять нейтральность (или, лучше сказать, равноудаленность) от основных игроков даже внутри избравшего его правящего альянса. То есть ключевыми фигурами в молдавском политикуме на ближайшую перспективу останутся премьер-министр Влад Филат и спикер местного парламента Марианн Лупу (точнее сказать, его финансовый спонсор Владимир Плахотнюк). Уготована ли господину Тимофти роль зиц-председателя с чисто представительскими функциями, вопрос, скорее, риторический.

Как бы там ни было, избрание на должность президента Молдовы кандидата от правящей коалиции «За европейскую интеграцию» (практически безотносительно реальной добавленной стоимости этого политика в процессе принятия решений в стране), безусловно, хороший сигнал для Киева. В частности, это создает предпосылки для успешного урегулирования проблемных вопросов украинско-молдавского сотрудничества на основе ранее достигнутых «пакетных» договоренностей (если, конечно, как отмечают в Кишиневе, украинский МИД не завалит процесс демаркации границы в районе Днестровского гидроузла и села Джурджулешть).

Обсудить