Приднестровье: курсом Бориса Ельцина?

Сегодня Приднестровье повторяет путь российских руководителей образца 1990 года, стремясь сберечь свой маленький уютный мирок, вцепившись в спасательный круг и не слишком переживая, что рядом гибнут близкие люди. А ещё лучше – вырвать якорь, расправить паруса, устремиться в свободное плавание и не морочить себе голову никаким «имперским бременем».

В рамках Курсов журналистского мастерства под эгидой Института стран СНГ в Ялте группы журналистов из Украины, Молдовы и Приднестровья презентовали свои проекты урегулирования приднестровского конфликта. Представила свой проект и делегация из Приднестровья.

По версии приднестровской делегации, целью Приднестровья является обретение международной правосубъектности. На этом пути Приднестровье ставит перед собой две основные задачи: вхождение в единое Евразийское экономическое пространство и активизацию всестороннего сотрудничества независимого Приднестровья с Российской Федерацией, Украиной и Республикой Молдова.

По мнению приднестровских журналистов, в Евразийский Союз «с большой долей вероятности» попадает Украина, в результате чего вовлечение Приднестровья в интеграционные процессы становится более реальным. В перспективе обретение международной правосубъектности Приднестровья в рамках Евразийского Союза приведёт к обретению его международного статуса.

В том случае, если Евразийский Союз окажется для Украины непривлекательным (что, с точки зрения приднестровцев, маловероятно), то, учитывая кризисные явления в Евросоюзе, ситуация в Приднестровье остаётся в замороженном состоянии. Тем не менее, и в этом случае Приднестровье продолжит прилагать усилия по интеграции в Евразийское экономическое пространство, тем более, что, в соответствии с Меморандумом 1997 года, Приднестровье имеет право на свободу внешнеэкономической деятельности. При этом общее государство, которое также упоминается в данном Меморандуме, по мнению приднестровской делегации, может возникнуть исключительно в масштабах евразийского пространства.

Приднестровские журналисты отмечают, что ситуация в приднестровском урегулировании зависит и от геополитического выбора Молдовы. В случае её поглощения Румынией Приднестровье автоматически обретает международную правосубъектность. В случае же интеграции Республики Молдова в Евразийский Союз Приднестровье входит в данную структуру на равноправной основе (т.е. вне единого субъекта с Молдовой) и делегирует часть своих полномочий в наднациональные органы Евразийского Союза.

Учитывая современные тенденции включения Республики Молдова в единую зону свободной торговли с Евросоюзом, перед ЕС возникает задача сформулировать юридическое участие Приднестровья в этой системе. Поскольку Приднестровье, по версии ЕС, является единой территорией с Республикой Молдова, остаётся непонятным механизм подключения Приднестровья (с неразрешённым конфликтом, таможенными органами и т.д.) к этой системе.

По мнению приднестровских журналистов, Европа должна сформулировать участие Приднестровья в системе зоны свободной торговли Молдовы и ЕС. Согласно их версии, Приднестровью в рамках единых границ с Молдовой предложат поделиться частью своего суверенитета. В этом случае Приднестровье, отстаивая свой суверенитет, заблокирует участие Молдовы в зоне свободной торговли с Евросоюзом. Таким образом, статус-кво и в этом случае сохранится до начала интеграционных процессов в евразийское пространство.

Параллельно с политическим процессом Приднестровье считает необходимым развивать эффективные экономические отношения со своими географическими соседями: с главным стратегическим партнёром – Россией, а также с Республикой Молдова и Украиной, а также странами дальнего зарубежья. В этой связи республика может предпринимать следующие шаги: создавать цивилизованные условия для привлечения иностранных инвестиций; реанимировать производство, обеспечивая, таким образом, рост ВВП; создавать новые рабочие места; повышать уровень социальной защиты населения.

По мнению приднестровцев, такие шаги приведут к экономической самостоятельности Приднестровья и вместе с тем к укреплению государственности.

Приднестровские журналисты считают, что для Приднестровья неприемлема любая форма политической интеграции с Республикой Молдова, включая совместное вступление в рамках единого субъекта в Евразийский Союз. Формой совместного существования Приднестровья и Молдовы может стать лишь вступление в евразийские структуры, причём на равноправной основе.

Определяющей, по мнению приднестровской стороны, должна являться воля народа, живущего на данной территории. В случае окончательного размежевания с Молдовой жителям спорных территорий в Дубоссарском и Слободзейском районах будет предложено определиться путём референдумов, в каком государстве они захотят остаться. Также приднестровские журналисты предлагают провести референдум и на территории Молдова: «а нужно ли им Приднестровье».

В подтверждение своей позиции отвержения даже самой мягкой формы конфедерации с Молдовой приднестровцы приводят статью аналитика Европейского совета по международным отношениям Нику Попеску: «Приднестровье – смертельная инъекция для Республики Молдова». Таким образом, радикальная позиция приднестровских экспертов в очередной раз совпала с позицией радикалов из Румынии.

На вопрос AVA.MD, готовы ли приднестровцы разделить государственной границей русскоязычное население, живущее по оба берега Днестра и бросить, таким образом, на произвол судьбы русских, оставшихся в Молдове, редактор «Радио Приднестровья» Сергей Брага ответил: «Как цинично это ни звучит, в принципе, это так. Мы помним забастовки 1989 года, когда вместе с Тирасполем были и Бельцы, и Комрат, и мы помним, чем это всё закончилось. Люди сделали свой выбор. Спросите у своих гагаузских коллег, чем для них закончилось существование в едином государстве».

«Нам надоело быть чьими-то заложниками и чьим-то якорем, кого-то удерживать в чьей-то сфере влияния, - отметила политический обозреватель ИА «Ольвия-пресс» Инна Делева. - Нашими усилиями просто пользуются в своих интересах. Получается, что нашей кровью, нашим потом и нашей сплочённостью пользуются, чтобы решить какие-то свои геополитические интересы, которые с нами иногда не связаны».

***

Подобная позиция не нова. 12 июня 1990 года новоизбранные депутаты Верховного Совета РСФСР – как демократы, так и коммунисты – приняли Декларацию о суверенитете РСФСР, отказавшись, таким образом, от 25 миллионов русских, оказавшихся за пределами Российской Федерации. Никто о тех русских не вспомнил, и их положение в уплывающих советских республиках мало волновало российское руководство во главе с Борисом Ельциным и другими видными демократами той поры.

При этом на возражения, «а как же наши братья за пределами России?» - приводились те же самые доводы, которые ныне утверждают приднестровские политики и журналисты – «вы сами сделали свой выбор, уехав в тёплые южные республики», «Россия слишком слаба, чтобы защитить вас», «мы не можем распыляться», «нам надо сначала обустроить свой собственный дом», и наконец: «нам надоело быть империей, жить ради великой идеи и кого-то кормить за свой счёт, давайте жить для себя!». И плевать, что кто-то рядом тонет. Как пел Высоцкий: «Так ему, сукину сыну! Пусть выбирается сам!».

Такой, по выражению Михаила Леонтьева, «отказ от имперского бремени», дорого обошёлся России. Она не только потеряла свои бывшие территории и 25 миллионов своих соотечественников, которые были превращены в граждан второго сорта. Она потеряла уважение во всём мире. Её не просто перестали бояться - с ней перестали считаться, её перестали воспринимать всерьёз. Как это кончилось, известно – войной в Приднестровье, бомбардировками Белграда, учениями НАТО у берегов Севастополя, судом над ветеранами войны и сносами памятников советским солдатам в Прибалтике, взрывами домов и захватами театров в Москве.

Сегодня Приднестровье повторяет путь российских руководителей образца 1990 года, стремясь сберечь свой маленький уютный мирок, вцепившись в спасательный круг и не слишком переживая, что рядом гибнут близкие люди. А ещё лучше – вырвать якорь, расправить паруса, устремиться в свободное плавание и не морочить себе голову никаким «имперским бременем».

В своём мирке, где каждый сам за себя, можно выжить. Можно даже прожить долгую и беззаботную жизнь. Только у сказки Салтыкова-Щедрина «Премудрый пескарь» конец всё равно печальный.

Обсудить