Хотите НАТО? Получите Рогозина! Или новый этап в решении «Бессарабского вопроса»

Сегодня задача Дмитрия Рогозина - вывести Россию из ситуации «третьего лишнего» на «молдавской свадьбе».

В тот день, когда в Молдове открылась неделя НАТО, премьер республики Владимир Филат и посол США Вильям Хенри Мозер совершали велосипедную прогулку.

Влад Филат – единственный из молдавских политиков, кто-то проявил свой стиль в дипломатической деятельности: встречи на футбольных матчах, концертах звезд шоу-бизнеса и, наконец, велосипедных прогулках. Это вам не манера «вольного каменщика» Михая Гимпу, который по-коммунистически незатейливо подает другим странам сигналы в виде очередной, эстетически «неприглядной» глыбы на центральной площади. Стиль премьера сродни игре в гольф, когда «старшие» в незаметной форме дают ценные указания «младшим».

Влад Филат, проявляя изворотливость и используя ошибки конкурентов, смог легко обыграть своих коллег по альянсу. Он стал для западных партнеров явным лидером, человеком, с которым можно и нужно решать проблемы. Ему можно приписать грамотную комбинацию по уводу из компартии штрейкбрехеров и чрезмерно «силовое» по исполнению избрание президента.

Он также преуспел и в «приднестровской проблематике», отметившись возобновлением железнодорожного сообщения через Приднестровье, что закрепило за Владом Филатом образ успешного и прагматичного политика. И нужно сказать, что в отличие от всего парламента, который коммунисты считают нелегитимным, премьер и его правительство не подпадают под эту категорию. Они были назначены в тот период, когда к парламенту никто еще таких формулировок не применял. Поэтому Влад Филат чувствует себя на политическом поле увереннее всех и даже демонстрирует это, называя Владимира Воронина «заезженной пластинкой».

Однако, выделяясь из группы «недоизбранных» ( президента - Мариан Лупу и спикера -Михай Гимпу), он замыкает на себе и все будущие возможные неудачи.

Совершенно очевидно, что Дмитрий Рогозин приходит теперь именно на его «голову».

Чувствуя это, Влад Филат, повторил вслед за своими подчиненными дежурные слова об «обеспокоенности» назначением спецпредставителя президента России, без согласования с Кишиневом.

О недружественности «стратегического партнера» в назначении говорили и представители МИДЕИ. Молдавских дипломатов расстроило, что российские партнеры не согласовали с ними свой выбор. С одной стороны, логика внешнего ведомства Молдовы оправдана, не губернатора Чукотки назначают! А с другой, понятно, что существует суверенное право президента России давать те или иные поручения своим подчиненным исходя из интересов страны.

Трудно себе представить, чтобы Вашингтон согласовывал кандидатуры своих представителей в Кишиневе, Москве, а не, скажем, в конгрессе. Если бы дело обстояло наоборот, то Майкл Макфол в Москву никогда бы не попал. Почему-то думаю, что кандидатуру Мирослава Лайчака, спецпредставителя ЕС, определяли в Брюсселе, а не Кишиневе и Тирасполе.

Ответ на вопрос «Почему так произошло?», представляется, следует искать в самой Молдове, или, формулируя иначе, - появление Дмитрия Рогозина на «молдавском фронте» было подготовлено самим Кишиневом.

Как так?

В последнее время в отношениях России и Молдовы стала проявляться известная напряженность. Вспоминаются скандалы (по большей части демонстративные, нежели сущностные) в Российском посольстве в Кишиневе. В июне 2011 г., когда молдавские дипломаты устроили демонстративный демарш, и в феврале 2012 когда, когда сотрудники министерства иностранных дел и евроинтеграции Молдовы проигнорировали приглашение на прием по случаю дня дипломатического работника.

Рост напряженности был отмечен и в начале января 2012 года в связи с событиями на миротворческом посту в Ваду-луй-Водэ.

После того как почти аналогичный случай произошел с участием румынских пограничников, но без дипломатических последствий, стало понятно, что дело не в трагическом эпизоде. Если называть вещи своими именами, то следует говорить, что в настоящий момент, в целом, молдавско-российская дружба не складывается.

Так всегда бывает, когда появляется «третий» персонаж, и кто-то становится «лишним».

После формирования прозападного вектора можно говорить, что политическую ситуацию в Молдове контролируют Евросоюз и США. Иногда это принимает даже комичные формы, как например, сейчас, когда молдавскому населению выкручивают руки с целью принять «закон по антидискриминации». Можно подумать, что у Молдовы нет более насущных проблем, чем эта. Однако давление на молдавские власти оказывается неимоверное. Более того, европейские представители уже открыто дают рекомендации по решению внутриполитических вопросов. Посол ЕС Дирк Шубель недавно высказал мнение, что партия Михая Гимпу вполне может претендовать на пост генерального прокурора. Это говорит о том, что европейские чиновники уже не скрывают своей вовлеченности в управление Молдовой и в тайный сговор по распределению постов между членами альянса. Тайный, надо заметить, для населения Молдовы.

В Европейском векторе нынешних молдавских властей есть и «румынская составляющая». Сегодня Румыния стала особым стратегическим партнером Молдовы. Фактически началось «ползучее объединение» двух стран. Созданы органы, которые продвигают и координируют эти процессы, появились признаки интеграции на уровне парламента, правительства, министерств, силовых структур, учреждений культуры, СМИ и так далее. Официальная румынская идеология сегодня скармливается молдавскому обществу. А недавний марш унионистов проходил под «опекой» властных структур. Но что хотят унионисты? Ответ известный - ликвидации Молдовы.

На этом фоне мы наблюдаем еще и «жаркие объятия в ритме танго» «нейтральной» Молдовы с НАТО.

Сегодня сотрудничество Молдовы с Североатлантическим альянсом развивается динамично, что подтвердила и недавняя встреча Влада Филата с генсеком НАТО Андерсом Фог Расмуссеном, «статус нейтралитета РМ не является помехой на этом пути».
Озабоченность в России могла вызвать и странная эпопея с закупкой самолетов и другими до конца не проясненными планами в области безопасности, которые собираются осуществлять власти Молдовы. И, как стало известно из намеков официальных лиц, не за счет самой страны. Без толмачей понятно, что источником такой «благотворительности» может выступить Североатлантический альянс.

После создания американских баз в Румынии, продвижение НАТО на восток (Молдова, Украина) и закрепление в этом регионе (в каких бы формах это не происходило) требует от России ответной реакции. Что и произошло.

Из назначения Дмитрия Рогозина следует, что «больной» попадает к «врачу» соответствующего профиля.

Россия однозначно дает понять, что не хочет быть «третьим лишним» на «молдавской свадьбе».

Она заинтересована иметь в лице Молдовы страну дружественную, занимающую позицию нейтралитета в военных вопросах.

Кроме уже перечисленных обстоятельств, которые требуют значительно усилить «молдавское направление», наделение Дмитрия Рогозина новыми полномочиями связано с другими моментами. Прежде всего, с провалами и ошибками, которые были допущены во взаимодействии с зонами «особых интересов», «замороженными конфликтами».

Приднестровье было именно таким местом. Разворовывание денежной помощи, неверные кадровые акценты на выборах президента, экономическая деградация региона дают серьезный повод для переосмысления ситуации и формулирования новых подходов и средств их реализации в политике по отношению к этой территории.

То, что Дмитрий Рогозин хорошо знает истоки приднестровского конфликта, безусловно, было немаловажным при его назначении. Но кроме этого, как известно, он курирует оборонный блок в правительстве России, а вопросы складов с вооружениями и самой 14 армии также могут иметь прямое отношение к сфере его компетенции.

Разумеется, главное, чем придется заняться Дмитрию Рогозину, будет урегулирование самого приднестровского конфликта. Поскольку ситуация и в Молдове, и в Приднестровье в последнее время динамично меняется, необходимо новое видение, новые подходы и, не исключено, новые решения.

Многие гадают: с чем приедет Дмитрий Рогозин в Кишинев. Что можно ожидать?

Выверенная пауза, которую выдержал заместитель главы Российского правительства, позволила всем заинтересованным лицам озвучить их страхи. То есть, сказать чего они не хотят.

Наиболее истеричная публика заявила, что она не хочет видеть самого Дмитрия Рогозина. Так как он слишком большой патриот России и Приднестровья, не поддерживает создание натовских баз в Восточной Европе и американской системы ПРО, и любит «крепкие выражения».

Понятно, что ради «курятника» Дмитрий Рогозин меняться не будет и с этим нужно смириться.

Поскольку политическое «кудкудахтанье» мало кому интересно, обратим внимание та то, что вспугнуло более «крупную птицу». Наиболее ясно опасения нынешних «кураторов Молдовы» озвучил румынский эмигрант и эксперт Jamestown Foundation Владимир Сокор. Он считает, что Россия пытается сохранить военное присутствие в регионе в ответ на размещение в Румынии элементов американского противоракетного щита. И, кроме этого, «намерена блокировать урегулирование приднестровского конфликта…».

Начнем со второго. Прежде всего, Россия заинтересована в оздоровлении экономической ситуации в Приднестровье. Экономика и сельское хозяйство региона могут быть значительно более эффективными. Достаточно вспомнить каким был потенциал территории в советский период. Можно предположить, что будет происходить активная экономическая интеграция региона в Евразийский Союз. Новое руководство Приднестровья уже заявило о своем стремлении поработать в этом направлении. Если статус экономических агентов Приднестровья будет таким же, как скажем, других членов Союза, Белоруссии, Казахстана, то это откроет для них огромные перспективы. Более того, приведет к притоку нового капитала в регион, и даже к открытию филиалов молдавских фирм в Приднестровье. Препятствием в этих процессах может выступить Кишинев, который заинтересован, чтобы ситуация на «левом» берегу была хуже, чем на «правом».

Не выдерживает критики тезис о желании России блокировать переговорный процесс вот еще почему. В связи с сокращением влияния на правом берегу, Россия может быть заинтересована в том, чтобы урегулирование произошло как можно скорее. Поскольку включение в политическую жизнь Молдовы Приднестровья, способно переформатировать расклад сил в стране. Более того, сами процессы сближения могут вызвать необратимые изменения в социально-политической жизни Молдовы. Например, сторонам придется решать вопрос статуса русского языка и латинской графики или кириллицы в написании и многих других.

Очевидно, что в таком случае блокировать процесс попытается Кишинев. Что и наблюдалось на последней встрече в формате «5+2» в Дублине. Тогда не удалось подписать документ "О принципах и процедурах ведения переговоров".

По итогам встречи, специальный представитель Приднестровья Нина Штански заявила журналистам, что документ не подписан потому, что "молдавская сторона не согласилась зафиксировать принцип равноправия сторон в переговорном процессе".

Если в переговорном процессе нет равноправных сторон, то зачем тогда вообще эти встречи?

Еще дальше пошел политолог Оазу Нантой, который назвал формат «5+2» «полным лицемерия». Так как Россия разными способами поддерживает Приднестровье. Если бы Оазу Нантой был последовательным до конца, то он должен был бы заявить о всемерной поддержке «правого берега» ЕС и США, деньгами, политически, дипломатически. И информационно, о чем свидетельствует и само высказывание политолога, близкого к одной из структур фонда Сороса.

Не являются ли подобные заявления желанием блокировать консультативный формат «5+2»? Возможно. Но причем здесь Россия?

В такой ситуации следует ожидать, что Дмитрий Рогозин после детально изучения обстоятельств, может предложить новый план урегулирования приднестровского конфликта. Пока рано говорить о его деталях, но несомненно одно, что его альтернативой может быть «тихое» признание Приднестровья или же «громкое» и окончательное. В зависимости от того, как будут развиваться события. Впрочем, это определит и решение вопроса военного присутствия России в регионе, что так волнует Влада Сокора.

Что же это за события?

Многие обратили внимание, что на назначение Дмитрия Рогозина резко отреагировала Румыния. Советник президента этой страны по стратегическим вопросам и внешней политике Юлиан Кифу заговорил о «брошенной перчатке»- вызове и угрозе Восточным границам Европы. Безусловно, это придало особый вес личности Дмитрия Рогозина, поскольку одно лишь его назначение уже представляет угрозу Румынии и границам Европы. Однако реакция официальных лиц производит впечатление, что здесь считают, будто Молдова уже является частью Румынии и потому принимают угрозу на свой счет.

Это и другие обстоятельства, в частности, дискуссия в румынском парламенте на тему «объединения двух румынских государств» и «устранения последствий пакта Молотова-Риббентропа» могут указывать на то, что сейчас на наших глазах разворачивается новая фаза в решении так называемого «Бессарабского вопроса».

Его суть - спор России и Румынии о судьбе Молдовы. Именно это и является истинной причиной шума в румынском секторе Интернета и нервных высказываний румынских политиков и политологов по поводу назначения Дмитрия Рогозина.

В унионистских кругах возникло опасение, что Дмитрий Рогозин способен нарушить некий выстраданный план по объединению «двух румынских государств».

Дескать, все шло так хорошо, в Кишиневе в муках сформировано «правительство симпатизантов», которыми ловко управляют из Брюсселя и Вашингтона, а тут вдруг проснулся «русский медведь». И теперь в «посудную лавку» (по выражению молдавского политолога Виорела Чиботару) явится «слон».

То, что у Бухареста имеется некий план по поглощению Бессарабии, СМИ пишут уже давно. Для многих это уже стало слишком очевидным. Проведенный в конце марта в Кишиневе «марш объединения» подсказывает и приблизительную дату – 2018 год, 100- летие объединения Бессарабии и Румынии. А к тому времени усилия будут возрастать и становиться все более системными.

А недавно жителей и СМИ Молдовы взбудоражило сообщение о том, что в Румынии издан роман «Кровь на Днестре». Автор произведения, Кристин Негря, описывает в книге войну между румынской армией с одной стороны, и приднестровской и украинской, с другой. События романа вместе с автором придумали румынские Интернет пользователи. В их умах будущая война в Молдове – вещь само собой разумеющаяся.

Волею судеб сегодня жители Молдовы оказались в месте, где мастерами закулисных игр может быть разыгран сценарий с очень опасными последствиями. Будут ли они кровавыми, как в романе Кристина Негря и его почитателей, пока невозможно сказать.

Но поскольку такой сценарий никто не может исключить, в повестку дня Дмитрия Рогозина обязательно войдет и проблема военного присутствия России в регионе. Можно предположить, что это «присутствие» будет прямо пропорциональным усилиям Бухареста объединиться с Кишиневом.

Главную роль в подготовке ответа Кремля Бухаресту и тем, кто поддерживает устремления Румынии, скорее всего, придется сыграть Дмитрию Рогозину.

Если для Молдовы, в случае ее объединения с Приднестровьем, последнее может стать своеобразным «троянским конем», то уже таким же «троянским конем» способна стать сама Молдова для Румынии. А Румыния, в свою очередь, - для Европы и НАТО. Такая вот «русская матрешка» с «троянским конем» внутри.

Безусловно, события могут развиваться и по другому сценарию.

Склонный к дипломатии в форме развлечений, Влад Филат, мог бы найти в лице Дмитрия Рогозина хорошего собеседника. Скажем, во время прогулки по Днестру. Где, любуясь видами прекрасной Молдовы, можно было бы обсудить все возможные варианты.

Сегодня задача Дмитрия Рогозина - вывести Россию из ситуации «третьего лишнего» на «молдавской свадьбе».

Mission impossible? Миссия невозможна?

newscom.md
Обсудить