7 апреля – день свободы фашистского мятежа

7 апреля исполняется три года с того момента, как националистические и откровенно прорумынские мятежники взбунтовались против законной на тот момент власти и сожгли главные здания Молдовы, символизировавшие её государственность – Парламент и Президентуру.

Трусость молдавского руководства, не раздавившего путч в зародыше, на что имелись все конституционные полномочия и основания, привела к обесцениванию закона и права. Именно в тот день стартовало второе после начала 1990-х годов разрушение молдавской государственности и реванш унионистов, готовящих сейчас день за днём будущее объединение всей бывшей Молдавской ССР с Румынией.

Обыкновенный фашизм

Мы не анализируем весь механизм подготовки событий вечера 6-го и всего дня 7 апреля 2009 года. Тут встречаются разные версии. Кто и чего желал добиться демонстрацией звериного оскала погромщиков – предмет особого разговора. Белых, а, точнее, тёмных пятен тут немало. Но то, что сам взрыв 7 апреля был прорумынским и фашистским по своей сути мятежом – это так же очевидно, как и то, что Солнце восходит на востоке, а заходит на западе.

По форме это был путч с целью захвата власти. Путч не одномоментный, когда утром ты начинаешь, а к вечеру сидишь в кресле бывшего вождя, который то ли убит, то ли бежал. Здесь, конечно, мог быть и такой расчёт.

Но, скорее всего, мыслилось напугать коммунистическую власть до дрожи в печёнках, пристращать её как показом звериной силы погромщиков, бандитов и поджигателей, так и пристращать «европскими демократами», которые не дадут «авторитарному режиму подавить мирно протестующую молодёжь».

Так и вышло. «Мирно протестующие» на фоне полыхающих дворцов праздновали День фашиста, а власти – День труса. Вялое, стыдливое бормотание, будто «нельзя было применять насилие против наших детей» - это для отмазки. Для прикрытия собственной несостоятельности. Для сокрытия боязни брать ответственности на себя. Для нежелания предстать «собратом Лукашенко» в глазах «носителей европейских ценностей». Для того, чтобы спрятать страх защитить интересы большинства граждан страны, отдавшей тебе всего 2 дня назад свои голоса. Именно для такого случая был сложен старый, но мудрый анекдот: «Разве это дети? Это сволочи…».

Ещё в кулуарах тогдашней власти и на страницах сегодняшних СМИ из уст её защитников, усиленно делавших многозначительное выражение лица, приходилось и приходится слышать: а вы понимаете всю сложность ситуации в те дни? Знаете, что враги только и ждали? Что они, так сказать изготовились? Что они, как говорится, как раз и хотели, чтобы мы, это самое, поддались на провокации? Что те, кто за врагами стояли, они, значит, мечтали, чтобы мы поджигателей разогнали, бандитам по кумполам настучали, огонь погасили – а они бы нас, понимаешь, захватили и в какую-нибудь Гаагу отправили? А тогда мы бы все проиграли, потому как народ без вождей бы остался! Во как было бы! Теперь поняли, неразумные?! Взвешенность и ещё раз взвешенность! Руководить – это вам не хухры-мухры. Тут тонкость нужна. Понимать надо…

Начало падения

А мы понимаем. Понимаем, что 7 апреля 2009 года стало началом падения власти ПКРМ. Народ, особенно в патриархальном обществе (да и в любом другом) знает: царь и его бояре должны быть круты! Мы их возводим на царство, а они нас должны защищать «от врагов внешних и внутренних».

А если властитель, который долгое время носил маску крутого мужика, даёт слабину, народ разочаровывается и вопрошает: а кому нужен тот, кто позволяет обижать нас ворам и разбойникам? Может выйти и кое-что похуже - ворвётся кто-то из ближних бояр и воскликнет, торжествующе глядя в лицо: «Войско взбунтовалось! Говорят, царь ненастоящий!».

Три года назад у президента Молдовы было и верное войско в лице полиции и поддержка большинства народа. Но он не исполнил своих конституционных обязанностей и мятеж не подавил. И какую пользу это принесло? Мятежники увидали, что власть боится, что она слаба. Вслед за безнаказанным разгромом центра молдавской столицы власти ПКРМ амнистируют «бандосов», выпускают их из-под стражи, а потом соглашаются на новые выборы. И это был конец.

Я, как и многие люди, вошёл в политику в 1988 году. За почти четверть века, прошедшие с того времени, повидал всякое. Потому скажу: после сдачи всех своих позиций в апреле-июне выиграть выборы 29 июля 2009 года ПКРМ уже не могла. Это нечто сакральное, не поддающееся логическому объяснению. Наш просвещённый читатель, наверное, сталкивался с чем-то подобным: порой дела идут - хуже не придумаешь, но в душе у тебя всё поёт, ты уверен, что прелом близок, что победа не за горами. А иной раз разложишь всё по полочкам, и вроде бы выходит, что судьба на твоей стороне. Но веры в успех нет; ты знаешь – чтобы ты не предпринимал, пора тушить свет. Так обычно бывает, когда ты наедине с самим собой признаёшь, что где-то струсил, дал слабину, и небеса отвернулись от тебя…

А слабина была и помимо вышесказанного. Вспомним, как рвались простые люди, чтобы, если понадобится, то и в жестокой драке, вымести погромщиков с улиц и площадей Кишинёва. Как договаривались в Интернете помогать полицейским наводить порядок.

Но власти парализовали все усилия истинного гражданского общества.

В Кишинёве ПКРМ не смогла провести ни одного самого завалящего митинга в свою поддержку и против мятежа. Этим коммунисты окончательно подписали себе предвыборный приговор.

Бессмысленная, конституционно-абсурдная и убийственная для всех патриотических сил Молдовы отставка Владимира Воронина с поста президента РМ в сентябре 2009 года была лишь финалом этого падения.

Обыкновенный унионизм

Но, может быть, погромщики 7 апреля вовсе и не были фашистами и унионистами? Может, они были нормальными парнями и девчонками, исстрадавшимися по «истинной демократии», но «томившимися в цепях авторитарного коммунистического режима»? Может, Румыния тут была ни при чём, а все разговоры о причастности Бухареста к событиям того чёрного дня есть подлая клевета?

Увы. Во-первых, нормальными протестующими мятежники были бы в том случае, если бы они вышли на мирные протесты и манифестации, честно проделали путь от Академии наук до Парламента и Президентуры, огласили бы резолюцию, вручили петицию, а после разошлись по домам. Но тому, что вылилось в захват, разграбление и поджог зданий название одно: мятеж. Путч. Погром.

Во-вторых, избиение и калечение стражей порядка, метание камней, кровь и зверства – это признаки не демократической манифестации, а фашистского с ног до головы путча. Так работали штурмовики НСДАП, чернорубашечники Муссолини, легионеры капитана Кодряну в Румынии. Так работали и погромщики 7 апреля 2009 года в Кишинёве. Пожары и погромы – это средство запугать несогласных, лишить их воли к сопротивлению.

В-третьих, это был ещё и унионистский путч. Он по духу совпадает с фашистским вот в чём. Убеждённых унионистов, как и фашистов, в Молдове в целом немного. Демократическим путём убедить граждан в своей правоте, как и в начале 1990-х годов, они не могут. А отступать от своих замыслов не хотят. Значит, они опять-таки должны запугать инакомыслящее большинство. В запугивании унионизм и фашизм сходятся. Ну, а участие румынских «Новых правых», молдавских легионеров в событиях 7 апреля, водружение флага Румынии над одним из разгромленных дворцов – это такие факты, которые снимают все вопросы.

Иногда встречаются сведения об участии в событиях того дня сотрудников румынских спецслужб. Это вполне возможно. Как мы помним, на Площади Великого национального собрания раздавались 7-9 апреля призывы создать Фронт Национального Спасения, который взял бы власть в стране.

Это – чисто румынская заготовка. Именно такой самозваный, никем не избранный и не уполномоченный орган был создан в декабре 1989 года в Румынии, когда тамошними мятежниками и заговорщиками был свергнут и убит законный президент Румынии Николае Чаушеску. А вот второй факт: в те дни лично румынский лидер Траян Бэсеску предостерёг своего молдавского коллегу Владимира Воронина от наведения порядка в стране, предложив В.Воронину посмотреть документальный о судьбе Н.Чаушеску. Этот необыкновенно хамский демарш-угроза показывает: действия по отстранению от власти ПКРМ, развернувшиеся с 7 апреля 2009 года, патронировались на самом верху в Бухаресте. А уровень президента Румынии – это показатель того, что в игре могли быть задействованы как открытые рычаги влияния на ситуацию (МИД), так и скрытые (спецслужбы).

Выстрел в самих себя

Власть не просят, а берут. Путчисты 7 апреля и стоявшие за ними политики проявили смелость: они пошли и в итоге взяли власть.

А ещё ясно, что, в отличие от руководства ПКРМ и Молдовы в целом 2009 года, современные молдавские правые и унионисты не трусят. Они запрещают рекламу «только» на русском языке, вводят курс «История румын», движением руки «отрубают» NIT… Тут можно говорить и говорить, но мы предположим лишь одно: если понадобится, они, не колеблясь, прикажут полиции разогнать оппозицию, коли та попробует учинить что-то, хотя бы отдалённо напоминающее 7 апреля.

И мне почему-то кажется, что, если такой приказ будет отдан, то лидеры АЕИ не шибко испугаются «носителей европейских ценностей». Вот если бы по центру Кишинёва, извиваясь и сверкая всеми цветами радуги, прошли извращенцы всех мастей с плакатами «Даёшь гомосятину!» и «Слава Ивану Дулину!», а их нетолерантно разогнали бы, при этом отымев кого-то, не успевшего расслабиться и получить удовольствие, в полиции бутылкой из-под 10-литрового подарочного «Букета Молдавии», тогда другое дело. Тогда над Альянсом взметнулся бы кулак возмущённых евробюрократов и «видных деятелей искусства», которые потребовали бы «решительной демократизации» Молдовы. А так – ничего особенного. Тем более, что богатые европейские педики ждут не дождутся принятия Закона о недискриминации, чтобы слететься в РМ и превратить её в оазис гей-туризма с созданием соответствующей развлекательной инфраструктуры.

И всё же, объявив 7 апреля – день фашистского и унионистского мятежа – Днём Свободы, нынешние власти Молдовы сыграли против себя. Они фактически поставили знак равенства между свободой, демократией и мятежом, путчем. Выходит, если у тебя есть сила, иди и бери власть. Решай вопрос о будущем парламенте, правительстве, президенте не на избирательном участке в кабинке для голосования, а на улице с камнем в руке. Лозунг «голосуй или проиграешь!», устарел, он кажется наивным. Зачем голосовать, если можно ворваться во дворец, усесться в кресло, в котором за час до этого сидел президент, а после гордо удалиться с плоским монитором спикерского компьютера под мышкой?

Проголосовав за то, чтобы праздник погромов, крови и грабежа наименовать Днём Свободы, партии АЕИ стёрли различия между собой. Прежде всего, пострадали ДПМ и ЛДПМ. Теперь нет смысла убеждать окружающих в своих «умеренности», «центризме» и «правоцентризме», коль скоро все они проголосовали за предложение, выгодное унионистам из Либеральной партии. Что выигрывает Мариан Лупу, бывший тогда спикером «сожжённого» Парламента или Владимир Филат, старающийся наладить нормальные рабочие контакты с Москвой? Ничего. Их просто встраивают в унионистскую схему, хотят они того или нет. Ибо отныне символом свободы становится не только «красный петух», бушующий над центром Кишинёва (а также «голубой петух», ждущий закона о недискриминации), но и флаг Румынии, водружённый 7 апреля 2009 года над президентским дворцом.

А ещё Альянс продемонстрировал поразительную недальновидность. Хорошо, когда мятежники приводят к власти тебя самого. А вдруг кто-то окажется удачливее и соберёт более мощную и агрессивную толпу? Вдруг толпа визжащих придурков ворвётся уже в твои покои, разгромит твою резиденцию, сопрёт твоё кресло и твой компьютер, подожжёт твой кабинет, который ты только недавно отделал в стиле ретро морёным дубом? Тогда как? Переносить дату Дня Свободы? Чествовать праздник нового мятежа?

Разумеется, ни один нормальный, уважающий себя человек праздновать позорный идиотизм трёхлетней давности не будет.

Фашистский и унионистский мятеж – не повод для торжества.

Особенно, если ты хочешь, чтобы над твой головой всегда сияло Солнце и сверкало ясное небо, а не занималось кровавое зарево с чёрным дымом пожарищ.

Обсудить