Четвертая Молдавская Республика

«Где бы проходила инаугурация Президента Республики Молдова, если бы от Советской власти в Кишиневе не сохранился Дворец Республики?», – спросил я одного депутата парламента от Альянса за европейскую интеграцию. – «Нашли бы где», – сказал он.

Нашли бы, конечно. В крайнем случае, президент вступил бы в должность на площади. Дело в другом. Оказывается, за 20 с лишним лет независимости в Кишиневе не построено ни одного современного публичного здания. Национальный дворец, как и Дворец Республики, остался от СССР. Театр оперы и балета — тоже. Здание ЦК КПМ, переоборудованное в парламент, сожжено три года назад, и до сих пор не восстановлено. Здание Верховного Совета МССР, ставшее штаб-квартирой администрации президента — тоже. Кишиневский цирк закрыт и разрушается. Республиканский стадион снесен. Отреставрирован Кафедральный собор, но он вообще достался Кишиневу еще от Российской империи. Во время визита Патриарха Кирилла в Молдову ему пообещали построить в Кишиневе новый собор — обманули.

При независимой Республике Молдова в Кишиневе не построено ни одного дворца конгрессов, ни новых театров, ни стадионов, ни цирка, ни современных офисных зданий для органов государственной власти — ничего. Это делает столицу Молдовы уникальной в своем роде во всей Европе и в бывшем СССР. Везде строятся — в Бухаресте, Киеве, Минске, Москве, Тбилиси, – везде, но только не в Кишиневе. И дело здесь не в бедности, дело в психологии временщиков — а зачем? Может, завтра этого государства вообще не будет, и какой тогда смысл строить в его столице какие-то дворцы?

Одно княжество и три республики

Молдаване относятся к своему государству на удивление несерьезно, небрежно. Они как будто бы не понимают, а зачем вообще им нужно это государство. Оно досталось им слишком легко, в результате распада Советского Союза, который если кто и развалил, то уж точно не молдаване.

В Советском Союзе, во всяком случае, в его брежневско-колхозной фазе, молдаване были счастливым и всеми уважаемым народом. Несчастья в виде сгоревших на сберкнижках вкладах в сотни тысяч рублей, массовой эмиграции и распада семей, обнищания пришли с независимостью и реформами.

Молдаване помнят сильное советское государство, и, сравнивая с ним собственную маломощную республику, возникшую на его обломках, видя, как это новое образование не в состоянии справиться с функциями полноценного государства, относятся к нему, как к чему-то изначально ущербному и преходящему.

Есть люди, которые сами создают свое крепкое хозяйство. А есть такие, которые пользуются трудами соседей. Один сосед поставил себе забор, другой, глядишь, и у тебя как-то сама по себе появилась какая-то огороженная соседскими заборами территория. Примерно так возникла и существует и Республика Молдова.

Вроде бы все признают тебя за соседа, но настоящим хозяином не считают. Один сосед, приднестровский, самозахватом занял территорию, которая, по записям в «международном кадастре», числится молдавской. Другой сосед, румынский, пытается оттяпать остальную землю, считая ее своей.

Молдаванам следовало бы более серьезно отнестись к собственной государственности хотя бы в память о своих предках, которые ее утверждали.

Молдавское княжество существовало пять веков, с середины 14-го до середины 19-го века. В конце 18-го века его северная окраина, Буковина, отошла к Австрии. В начале 19-го века восточная часть Молдовы, Бессарабия, перешла к России, в составе которой просуществовала 105 лет. В 1859 году в результате объединения остальной части Молдовы с Валахией образовалась Румыния.

2 декабря 1917 года «Сфатул Цэрий», на фоне развала Российской империи и поствоенно-революционного хаоса, провозгласил Молдавскую Демократическую Республику, которую признали большевики и которая сначала намеревалась войти в состав новой Российской Федерации. Это государство можно считать Первой Молдавской Республикой. 24 января 1918 года оно провозгласило независимость, но спустя три месяца, 27 марта 1918 года, «Сфатул Цэрий» объявил об объединении Бессарабии с Румынией.

12 октября 1924 года, в пику буржуазно-помещичьей Румынии, была образована Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе Украины.

26 июня 1940 года Советский Союз, который никогда не признавал присоединение Бессарабии к Румынии, направил ей ноту с требованием вернуть эту территорию. Румынское правительство, после многочасовых дискуссий, постановило согласиться с требованием СССР, после чего вся румынская администрация, без единого выстрела холостыми патронами в воздух, ушла из Бессарабии. 28 июня в Кишинев вошла Красная армия. 2 августа 1940 года была образована Молдавская ССР. Это государство можно считать Второй Молдавской Республикой. Если вычесть три военных года, оно просуществовало в составе СССР 48 лет.

27 августа 1991 года, за четыре месяца до официального упразднения Советского Союза, была провозглашена независимая Республика Молдова. Это Третья Молдавская Республика, при которой мы живем и сегодня.


Годы потерь

Больше всего территория и население нынешней Республики Молдова развивались в периоды царской и советской власти. При румынах Бессарабия, в лучшем случае, стагнировала, что объяснялось, в частности, мировым экономическим кризисом, который жестоко ударил по самой Румынии. Годы независимости стали годами деградации, потери человеческого и экономического потенциала, утраты территорий, вырождения политической элиты.

Мощные индустрия и сельское хозяйство, созданные в Советской Молдавии, разрушены. Экономические показатели Молдовы выглядят просто смешными на фоне других государств региона. ВВП Молдовы, самой бедной страны Европы, в 2011 году составил 5,2 млрд. евро. Одно лишь сельское хозяйство Нидерландов дает 13 млрд. евро в год, что составляет около 2% ВВП этой страны. Бюджет Молдовы в размере 1,35 млрд. евро свидетельствует о крайней бедности правительства, которое не в состоянии финансировать хоть какие-то проекты развития. Тарифы на газ и электроэнергию в Молдове в шесть раз выше, чем в России, при том, что средние зарплата и пенсия в России, соответственно, в три и в пять раз выше, чем в Молдове.

Недавно правительство Москвы объявило о намерении продать гостиницу «Метрополь». Стартовая цена объявлена в $300 млн., но эксперты говорят, что отель продадут за $1 млрд. В Молдове 2 млн. гектаров сельскохозяйственной земли, при средней цене 1 гектара в $1000 вся эта земля стоит $2 млрд. ― как два московских «Метрополя».

Капитализация молдавской экономики крайне низкая. Единственный способ ее поднять — развивать производство, но этим никто не занимается. В правительстве никто даже не думает о разработке и реализации конкретных планов развития конкретных отраслей производства. Было бы наивно ожидать от тех, кто сегодня правит Молдовой, какой-то стратегии экономического развития.

Молдова пережила и никак не может избавиться от последствий двух коренных расколов. Первый — между Правобережьем и Левобережьем Днестра. Второй — внутри молдавского общества на правом берегу. Правящий Альянс, который сам себе избрал президента и проводит одному ему понятную политику, не в состоянии склеить разбитую «тарелку» молдавской государственности.

В Молдове нет политических партий — есть кланы, построенные по принципу мафиозных семей.

Нескончаемая свистопляска с выборами, при которой люди вообще не знают, кто и как избирается во власть, и имеют дело не с конкретными личностями, с которых можно хоть что-то потребовать и которых можно хоть как-то оценить, отозвать с должности, а с имиджами и месседжами, клише и картинками, обманом и пропагандой — эта свистопляска приводит к дебилизации общества.

Власть кувалдой бьет по самому святому, что есть у народа — по его молдавской и православной идентичности. Альянс превратился в покровителя агрессивного румынского унионизма и в лоббиста международного ЛГБТ-сообщества (сообщество лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. ― Прим. «Панорамы») на территории Молдовы. Все это преподносится под соусом сказок про евроинтеграцию.

Бесконечные дискуссии экспертного сообщества о том, чем партии Альянса друг от друга отличаются, какая из них лучше, а какая хуже, лишены смысла. Это все равно что спорить, какая голова у трехглавого дракона лучше — мол, та, что слева или по центру, поумнее и повменяемее, а та, что справа, потупее и поотмороженнее. Все партии Альянса — это одно целое. Трехглавый дракон — он и есть трехглавый дракон.


Ошибки ПКРМ

Полнейшие некомпетентность и лживость Альянса объективно льют воду на мельницу оппозиционной Партии коммунистов. Старые грехи коммунистов подзабыты, и они выглядят не так ужасно на фоне альянсовского дракона. Но это не значит, что сами по себе коммунисты стали белыми и пушистыми, и сделали выводы из ошибок прошлых лет.

В 2001 году ПКРМ получила на выборах конституционное большинство. Лидер партии, президент Владимир Воронин мог принимать любые решения по укреплению Молдавского государства. Но вместо этого, при видимости внешней стабильности, он создал внутренне гнилой олигархический режим единоличной власти. В результате он все проиграл и оставил после себя у власти АЕИ, который проводит курс на добивание Воронина и его партии.

Сейчас, в оппозиции, у ПКРМ много свободного времени для того, чтобы проанализировать ошибки, допущенные за восемь лет пребывания у власти. И не просто проанализировать, но публично эти ошибки признать, и сделать выводы на будущее. Но пока что-то не видно, чтобы ПКРМ всем этим занималась. Может быть, на съезде партии в июне услышим что-то свежее.

Кадровые решения Воронина были весьма странными. Чего стоит одно лишь выдвижение на пост генпримара Кишинева Вячеслава Йордана. Столько высокопоставленных «предателей», сколько наплодила ПКРМ, не вышло ни из одной партии (Мариан Лупу, Владимир Цуркан, Зинаида Гречаная, Виктор Степанюк, Игорь Додон и другие). Видно, не все в порядке было с внутрипартийной демократией, если люди уходили из ПКРМ.

Почему Воронин не ввел в школьные программы учебный курс «История Молдовы»? Румыны протестовали? Но тогда почему не обратился напрямую за поддержкой к народу на референдуме?

Почему Воронин зарегистрировал Митрополию Бессарабии? Почему отказался от меморандума Козака? Запад давил? Но можно было опять-таки обратиться за поддержкой к народу.

Почему Воронин повелся на все эти глупости с европейской интеграцией? Он же прекрасно понимал и в 2005 году, что нет у Молдовы никаких шансов стать членом ЕС, но он до сих пор не выкинул весь этот мусор из головы.

Воронина погубила, в первую очередь, его гипертрофированная самонадеянность. И сегодня он не должен строить из себя сильно обиженного, потому что он пожинает плоды собственного хамства.

Если Воронин не признает публично эти и другие ошибки пребывания во власти, то с какой стати, спрашивается, можно снова доверять ему эту власть? Если он лицемерит по поводу прошлого, то наверняка то же самое делает и по поводу своих планов на будущее. Если у него в уме лишь одни навязчивые идеи реванша, чтобы кое-кто мог снова тратить по 20 тысяч долларов в день со своих кредитных карточек на шоппинг в элитных европейских бутиках — пусть об этом скажет прямо. Или наоборот, пусть прямо скажет, что это не так. А иначе почему мы должны ему верить? Или ему опять наплевать на всех, кто ему слепо не предан? С такими подходами ПКРМ прямая дорога на политическое кладбище.

Но вернемся к народу Молдовы.


Молдаване — не румыны

Нации формируются под влиянием экономических, социальных, культурных, церковных факторов. За те столетия, что люди на этой земле жили в Молдавском княжестве, в составе других и собственных государств, они сформировались как молдаване. Они не участвовали в формировании Румынского государства, проведя в его составе всего 22 года, на протяжении которых все равно оставались молдаванами.

Румыны не признают молдаван как самостоятельный народ. Они говорят, что молдаване — это разновидность румын. По такой логике, народы Германии, Дании, Австрии, Швеции, Норвегии являются разновидностями одной германской нации, и все должны называться немцами. Но датчане, австрийцы, шведы, норвежцы, да и французы, которые тоже произошли от германцев, никогда не согласятся с таким подходом. Не соглашаются и молдаване, как бы их ни ломали через колено, пытаясь превратить в «бессарабских румын».

Молдаване себя румынами не считают. Идеи румынизма в Молдове продвигает пятая колонна, интеллигенция, которая вместо того, чтобы выражать чаяния народа, предала его. Народ сам по себе — интеллигенция сама по себе. Эти 20 лет доказали, что интеллигенция, бросив народ, так и не смогла его никуда привести. Да и куда она может кого-то привести, если сама заблудилась? Народ не пошел за предателями, оставшись со своей молдавской идентичностью.

Все разговоры про «историческую правду» ― это чушь. В истории существуют факты, документы и субъективные толкования. То, что для одних «освобождение», для других «оккупация», то, что для одних «память предков», для других «манкуртизм». Все это совершенно субъективные вещи. «Историческую правду» придумывают историки в своих кабинетах. И когда они говорят, что историю нельзя изменить, они тоже лукавят. За последние 20 лет простым переписыванием текстов учебников изменили всю историю, которая считалась «правдивой» до этого.

Идентичность нельзя навязать. Общепризнанный европейский принцип определения национальности — самоидентификация. Если большинство людей считают себя молдаванами, значит, они молдаване. Когда некий Траян Бэсеску заявляет, что Республика Молдова — это «море из четырех миллионов румын», он просто бредит. Здесь вообще нет столько жителей, а румынами себя считают, может быть, процентов десять населения.

Доктрина двух румынских государств, которую проводит Бухарест, носит подрывной характер по отношению к Молдове. В условиях, когда Румыния заключила договоры о границе со всеми соседями, кроме Молдовы, ее заверения в поддержке евроинтеграционных устремлений Молдовы выглядят лицемерно. Все это Румыния делает для себя, а не для Молдовы. При таком подходе евроинтеграция Молдовы означает не что иное, как фактическое растворение в Румынии. Это признают и в «больших» европейских столицах, но там вынуждены лишь разводить руками — мы хотели бы помочь Молдове, но сначала у власти в Кишиневе были коммунисты, которых мы не воспринимаем, а сейчас у руля граждане Румынии, которые в качестве «проводника» в ЕС выбрали не Германию, Францию или Австрию, а Румынию. Оно и понятно: кому клятву на верность давали — тот и проводник.


Россия и Приднестровье

Россия до сих пор не признала Приднестровскую Молдавскую Республику только потому, что у нее нет с этим регионом общей границы, как с Абхазией и Южной Осетией. Как только (и если) Москва урегулирует определенные вещи с Киевом, Россия в любой момент сможет признать Приднестровье.

Тактика Тирасполя сводится к тому, чтобы выталкивать соседнюю Бессарабию в Румынию, благо кишиневские лидеры сами рады стараться и двигаться в этом направлении.

Верить в то, что Россия не признает Приднестровье только потому, что это международно признанная территория Республики Молдова, наивно. Так же думали и сербы в случае с Косово, и грузины в случае с Абхазией и Южной Осетией. А недавно вот на два государства разделился Судан.
В мире много прецедентов, а если кто-то считает, что для Приднестровья они не годятся, его объявят уникальным случаем. И такие прецеденты есть.

Россия не скрывает, что одна из целей назначения вице-премьера Дмитрия Рогозина спецпредставителем президента РФ по Приднестровью — поднять уровень жизни в этом регионе для того, чтобы усилить его позиции на переговорах с Кишиневом по урегулированию конфликта. По сути, Приднестровью возвращается функция Молдавской АССР. Если тогда привлекать на свою сторону следовало трудящихся буржуазной Румынии, то сегодня — молдаван из румынизируемой Бессарабии.

Ставка лидеров Альянса на то, что Запад будет и дальше их безоговорочно покрывать, может оказаться битой. Лидерам Альянса, заигравшимся в своей песочнице в увлекательные игры с избранием президента, трудно уследить за происходящим в мире. Они, видимо, упустили такое событие, как открытие базы НАТО в российском Ульяновске. Или как переговоры России с ЕС об упразднении виз к Олимпиаде в Сочи. Или как предстоящая инаугурация Владимира Владимировича Путина. И много чего другого.

Русофобия румынской элиты, в том числе ее кишиневской части, хорошо известна. Но молдаване русских не боятся. В отличие от румын, которые молдаван не признают, Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан и другие соседи на Востоке признают молдавский народ, молдавский язык и Молдавское государство.


Четвертая Республика

Если не заниматься самообманом, то придется признать, что урегулирование приднестровской проблемы и реинтеграция Молдовы означают создание нового государства — Четвертой Молдавской Республики.

Такое государство не может быть создано на принципе унитарности, то есть на основе нынешней Конституции Молдовы, переписанной с Конституции Румынии. Если Приднестровье и собственно Молдова объединятся, то это будет некая форма федерации, даже если это неполиткорректное в Молдове (но вполне нормальное в Германии, Швейцарии или США) слово не употреблять.

Новое, объединенное Молдавское государство могло бы получить мощный толчок к развитию. Его столицу можно было бы перенести на Днестр, объединив Бендеры и Тирасполь в единый город и пригласив лучших архитекторов и дизайнеров мира для создания современной столицы по примеру Бразилии или Астаны. Назвать новый город можно было бы просто ― «Молдова».

Если перед новым государством встанет вопрос, вступать ли в Европейский или в Евразийский Союз, его можно было бы решить самым демократическим образом — через референдум.

Если Россия будет настаивать на сохранении в Левобережье военной базы, можно для симметрии учредить военную базу НАТО в Маркулештах, а полученные и с тех, и с других за аренду деньги направить, например, на строительство собственной атомной электростанции, которая решит все энергетические проблемы Молдовы.

Все это, конечно, выглядит пустыми мечтаниями, поскольку ожидать создания нового государства от нынешних политиков в Кишиневе и Тирасполе бессмысленно. Им это не надо. И тем, и другим и так хорошо. Одни готовы еще сто лет бороться с румынизацией, другие — с транснистризацией.

Если новое Молдавское государство и будет создано, то только под влиянием внешних факторов. Только они в состоянии «протереть очки» (или «прочистить мозги»?) кишиневским и тираспольским политикам, нарисовав им привлекательный образ будущего общего государства. И заставить эту сказку сделать былью. Против такого авторитаризма молдаване возражать точно не станут.

Молдаване поддержат любую власть, которая наконец-то положит конец всему этому хаосу, повысит уровень и качество жизни, сделает эту жизнь безопасной. Власть, которая создаст эффективную государственную систему, вернет доверие людей друг к другу и их уважение к себе как к народу. Власть, которая вернет молдаванам будущее.

pan.md

Обсудить