Думать, а не бороться

Несколько дней назад на портале ava.md появилась статья о статье. Я имею в виду материал «Кто выступил против железнодорожного соглашения Филата-Шевчука».

В нём говорилось в основном о моей заметке, размещённой на сайте информационного агентства «Лента ПМР» под названием «Стоит ли спешить до прихода Путина и приезда Рогозина?». Автор, приводя мои размышления по пунктам относительно Протокола, подписанного 30 марта Президентом ПМР и Премьер-министром РМ, высказывает мнение, что они являются «борьбой против железнодорожного соглашения».

Я полагаю, что борьба – это прерогатива лидеров политических партий и общественно-политических организаций. Эксперты же должны тщательно анализировать те или иные события, выделяя различные их аспекты. Я так и стараюсь делать, а заодно приглашаю читателей поразмышлять вместе об указанном документе.

Прежде всего, Приднестровье – это государство с экспортно-ориентированной экономикой. Для него крайне важно не совершать крюк во много километров с заездами на молдавские таможенные пункты – ведь это делает приднестровские экспортные затраты намного дороже. Например, Молдавский Металлургический завод (Рыбница) теряет на таком крюке до 16 миллионов долларов в год. Куда выгоднее вывозить товар прямиком на Украину, не так ли? И Соглашение от 30 марта вроде бы создаёт предпосылки для этого.

А, с другой стороны, уважаемые читатели, что лежит в основе конфликта между Кишинёвом и Тирасполем в этой области?

Во-первых, отъём Кишинёвом таможенных печатей у Тирасполя в 2001 году. Это был явный отход молдавского руководства от положений подписанного 8 мая 1997 года Московского Меморандума, дававшего Приднестровью реальную свободу внешнеэкономической деятельности.

Во-вторых, установление Кишинёвом в результате соответствующего соглашения с Украиной в марте 2006 года контроля над экспортом продукции, идущим из ПМР через приднестровско-украинскую границу (или, если использовать кишинёвскую терминологию, приднестровский сегмент молдо-украинской границы). При этом наблюдается явное стремление со стороны РМ также контролировать и весь импорт, поступающий из Украины или через её территорию, в ПМР.

В-третьих, использование для дополнительного контроля над приднестровским экспортом миссии EUBAM, расположенной также на украинской границе. Не секрет, что эта миссия – не столько реальный контроль над вывозом из ПМР неких запрещённых товаров или продукции т.н. двойного назначения, сколько средство контроля: как бы приднестровский экспорт не пошёл без молдавского таможенного оформления. Ведь миссия уже заявляла, например, что контрабанда оружия из ПМР – это миф. Но при этом EUBAM продолжает существовать. Для чего?

В-четвёртых, требование Кишинёва о регистрации приднестровских предприятий в Молдове.

Все эти моменты изменили обстановку, существовавшую ранее и базировавшуюся на упомянутом Московском Меморандуме-97. В итоге Кишинёв, действуя логично с его точки зрения, завоевал ряд позиций, а Тирасполь, напротив, их потерял.

Что даёт Соглашение от 30 марта 2012 года? Оно создаёт предпосылки для вывоза приднестровского экспорта без захода на молдавские таможенные пункты, но при этом:

1. Таможенные печати остаются у Кишинёва.

2. Таможенное оформление, т.е. контроль над приднестровским экспортом сохраняется у Кишинёва.

3. Миссия EUBAM сохраняет своё присутствие и продолжает работу.

4. Регистрация приднестровских предприятий в РМ сохраняется.

К этому прибавляется допуск молдавских таможенников на территорию ПМР. То есть позиции Кишинёва в диалоге с Тирасполем после 30 марта как минимум не слабеют, а, скорее всего, даже укрепляются.

Как помнит читатель, я также писал о том, что «Приднестровская железная дорога» не будет участвовать в подписании каких-либо соглашений. Протокол Шевчук-Филат наделяет такими функциями железные дороги России, Украины и Молдовы. В данном конкретном пункте я усиления приднестровских позиций тоже не просматриваю. Если у кого-то есть иное мнение, я внимательно его выслушаю.

И вот ещё что. Официальный Кишинёв старается поскорее приступить к обсуждению политических, статусных вопросов на переговорах в формате «5+2». Вот в этом, по моему глубокому убеждению, приднестровской стороне не надо спешить, а лучше дождаться инаугурации Владимира Путина в Москве, дождаться приезда Дмитрия Рогозина в ПМР, а также постараться в меру своих скромных сил сблизить позиции Москвы и Киева по молдо-приднестровским делам. Почему?

Во-первых, потому что руководство РМ исходит из неприемлемого для ПМР унитарного подхода (в данном случае, из принципа «широкой автономии»).

Во-вторых, потому что руководство РМ стремится воспользоваться переходным периодом в России и поскорее вынудить руководство ПМР на те или иные односторонние уступки в духе Горбачёва. С точки зрения Кишинёва это понятно и логично. С точки зрения Тирасполя это было бы проигрышем. Ведь у каждой стороны свои интересы.

В-третьих, я отметил, что сейчас речь идёт не только о компромиссах Кишинёва и Тирасполя. Речь идёт о том, в каком пространстве окажутся и РМ и ПМР, если будет достигнуто соглашение об урегулировании отношений в границах бывшей МССР. Кишинёв чётко исходит из курса на т.н. евроинтеграцию (хотя ясно, что никто Молдову в ЕС принимать не собирается) и на сближение с Румынией. Это означает, что Тирасполю придётся поставить крест на любых проектах интеграции на постсоветском пространстве – например, европейские чиновники подчёркивают, что участие в зоне торговли Евросоюза несовместимо с участием в Таможенном Союзе. А сближение с ЕС исключает нахождение в предлагаемом Евразийском Союзе.

Вот и получаются кардинальные противоречия. Можно ли их преодолеть и, если да, то как? Давайте думать.

Но что для здравомыслящих людей очевидно, так это то, что спешить Приднестровью в столь сложной ситуации, при таких противоречивых факторах нет смысла. Лучше не гнать лошадей, а дождаться полного прояснения обстановки и кадровых назначений в России – военно-политическом союзнике ПМР. Лучше иметь гарантированную поддержку союзников – прежде всего, России и Украины – чем играть в одиночку.

Именно это я и хотел сказать, а не призывать кого-то с кем-то бороться.

Обсудить