Свет и тени политического выбора Игоря Додона

Думаю, что не погрешу против истины, если скажу, что по частоте упоминаний в молдавских СМИ лидер Партии социалистов, депутат парламента Игорь Додон, по большей части, против своей воли, стал сегодня абсолютным лидером, обойдя при этом даже первых лиц государства.

Впрочем, надо также признать и тот, не слишком приятный для него, факт, что своеобразный рекорд он поставил и по количеству обрушившейся на него в эти дни самой разнообразной критики, причём не только со стороны своих бывших коллег по фракции Партии коммунистов Владимира Воронина, что ещё как-то можно было бы объяснить и понять, но и со стороны весьма немалого числа представителей других политических формирований, как оппозиционных, так и входящих в правящую коалицию.

Попытаемся спокойно и обстоятельно разобраться в истинных причинах нелегкого политического выбора Игоря Додона и трезво оценить его позитивные и не слишком позитивные, если они имеются, последствия для нормализации ситуации в нашей стране.

В чём заключается позитив решения Игоря Додона помочь избранию президента Республики Молдова?

Что касается моей личной позиции, то я твёрдо уверен в том, что именно Игорь Додон и его соратники и Зинаида Гречаная и Вероника Абрамчук позволили разорвать заколдованный круг перманентного политического кризиса, связанного с неспособностью парламента избрать президента страны, в котором более двух с половиной лет пребывала Республика Молдова.

Во времена политических кризисов для любого человека, особенно если он действующий политик, самое трудное заключается не в том, чтобы исполнить свой долг, а в том, чтобы прежде уяснить его себе. Это в полной мере можно сказать сегодня об Игоре Додоне, чей политический выбор, на мой взгляд, оказался совершенно правильным, ибо принятое им решение позволило решить самую неотложную и острую на тот момент проблему нашей страны.

В чем, собственно говоря, обвиняют сегодня Игоря Додона коммунисты и сторонники этой партии?

В том, что благодаря Игорю Додону и двух его коллег 16 марта 2012 года наконец-то был избран президент, которым стал беспартийный кандидат Николай Тимофти? В том, что благодаря этому избранию была продлена почти на три года жизнь нынешнего состава парламента?

Хорошо это или плохо? Для одних политиков, безусловно, хорошо, для других по разным причинам плохо, а как для страны?

Не секрет, что далеко не все политические силы в Республике Молдова были искренне заинтересованы в преодолении слишком затянувшейся кризисной ситуации, связанной с неизбранием президента, опасностью роспуска парламента и назначением новых досрочных парламентских выборов.

Некоторые из них, прежде всего, оппозиционная парламентская Партия коммунистов Владимира Воронина, напротив, страстно желали дальнейшего обострения и углубления кризиса, действуя по принципу «чем хуже идут дела у власти, тем выше шансы на победу у оппозиции». Насколько хуже при этом будет всей стране, всему молдавскому народу, этих радикальных политических вождей совершенно не беспокоило. Напротив, они были уверены в том, что эта тактика значительно повысит электоральный рейтинг их партий.

Поэтому вовсе неудивительно, что в ходе продолжающейся сегодня в молдавском обществе дискуссии относительно оценки действий Игоря Додона и его группы, когда одни политики и эксперты называют его политический выбор взвешенным, мудрым и мужественным шагом, который позволил вывести Молдову из становящегося всё более опасным политического кризиса, другие, прежде всего, коммунисты, социал-демократы и иже с ними, именуют это решение Додона не иначе, как «предательством» и «ударом в спину», заявляют, что избрание «нелегитимного», по их мнению, президента «нелегитимным» парламентом ни к чему хорошему не приведёт.

Кто же прав в этой, становящейся всё более ожесточенной, дискуссии? В чём же здесь кроется истина? Есть ли, действительно, какой-то реальный позитив для нашей страны и нашего народа в том, что, благодаря решению Игоря Додона и его коллег-социалистов, удалось, наконец, избрать президента Республики Молдова?

По мнению значительной части молдавских и зарубежных политиков и экспертов, с которыми я лично абсолютно согласен, позитив здесь, безусловно, есть, к тому же позитив немалый, поскольку участие в голосовании в парламенте 16 марта с.г. группы социалистов Игоря Додона за беспартийного кандидата Николая Тимофти позволило вывести Молдову из состояния длительной политической нестабильности.

На этот объективный факт сразу же обратили внимание представители высшей государственной власти Китая, России, Украины, Румынии, Германии, США, а также структур ЕС, выразив своё удовлетворение преодолением Молдовой затяжного кризиса и появлением в нашей стране законно избранного, легитимного президента. Молдова перестала быть объектом постоянных ироничных насмешек на международной арене как страна, политический класс которой почти три года не может избрать главу государства.

Практически сразу после избрания президента активизировались внешние связи Молдовы практически по всем направлениям. Наметились инвестиционные прорывы в отношениях с Китаем и Южной Кореей. Решаются проблемы, связанные с беспрепятственным экспортом в Россию молдавских вин, коньяков, овощей и фруктов. Со стороны ЕС последовали заявления об увеличении размеров инвестиций в молдавские инфраструктурные проекты.

Обеспечив избрание президента, Игорь Додон, с одной стороны, дал возможность правящему Альянсу, сохранившему власть в своих руках, в спокойной послекризисной обстановке практически реализовать все свои программные цели и задачи.

С другой стороны, благодаря связанному с избранием президента преодолению кризиса во власти, молдавские оппозиционные партии, действуя в парламенте и вне его стен, получили возможность заняться в спокойной обстановке подготовкой к новым парламентским выборам, разработкой и предложением обществу альтернативных программ и проектов развития страны.

Этот шанс им даёт и готовящийся Закон об оппозиции, продвигать проект которого в парламенте обязался новый президент Николай Тимофти. Впервые за годы независимости в Республике Молдова появилась реальная возможность законодательно закрепить статус оппозиции, чётко определить её права и возможности в парламенте, место в структурах управления страной, в том числе её контрольные функции, а также регламентировать правила доступа её в государственные (общественные) СМИ.

Иными словами, Республика Молдова получила бесценный шанс на достижение национального примирения. Насколько рационально этим шансом смогли, захотели или сумели воспользоваться власть и оппозиция, это уже совсем другая история.

Говоря о позитиве в политическом выборе Игоря Додона, хочу отметить, что таковым является уже сам факт выдвижения при его активном содействии правящим Альянсом беспартийного кандидата Николая Тимофти на должность президента страны. Это решение разрушило первоначальные договорённости в рамках АЕИ-2, предполагавшие, что после избрания «единого кандидата Альянса» Мариана Лупу президентом, освободившуюся должность спикера парламента займёт ультраправый радикал-унионист, лидер Либеральной партии Михай Гимпу.

Избрание Николая Тимофти президентом положило конец спикерским амбициям властолюбивого либерала Михая Гимпу и избавило Молдову от «второй серии» его чрезвычайно опасных политических авантюр, наносящих ущерб репутации нашей страны в глазах её старых и новых зарубежных партнеров.

Теперь правый радикал Михай Гимпу будет вынужден снова пребывать в тени, на задворках большой политики, а его скандальные заявления по внутриполитической и внешнеполитической тематике будут мало кому интересны. Этот исключительно важный факт можно только приветствовать.

Более того, избрание президентом Николая Тимофти и вывод Михая Гимпу из «властной обоймы» существенно ослабил лагерь местных унионистов, поскольку, без высокой государственной должности, он стал всего лишь «неполноценным» лидером унионистского движения. Собственно говоря, можно считать, что с этого начался закат политической карьеры Михая Гимпу. Он сам это прекрасно понимает, а потому по части дикой злобы, обрушенной им на Игоря Додона, не уступает ни в чём коммунисту Владимиру Воронину.

Большой интерес в молдавском обществе, уже породивший острую полемику, вызывает и так называемый «тест на государственность», предложенный Игорем Додоном накануне голосования в парламенте кандидату Николаю Тимофти.

Радикальная оппозиция утверждает, что все это, дескать, сугубая «фикция», что никакого «теста» не было и в помине, что новый президент – типичный «антигосударственник», а то и вообще «тайный сторонник унионистов», к тому же «русофоб», противник сближения с Россией.

Даже поверхностный анализ публикаций в коммунистических и прокоммунистических СМИ легко позволяет заметить, что они буквально переполнены сегодня как открытыми, так и лишь слегка закамуфлированными нападками на президента Николая Тимофти. Цель всех этих неблаговидных выпадов вполне понятна. Радикальная оппозиция стремится создать предельно негативный имидж нового президента. Спрашивается, зачем ей всё это нужно?

Во-первых, считают вожди радикальной оппозиции, не может быть хорошим президентом человек, которого избрали в «нелегитимном», по их мнению, парламенте.

Во-вторых, не может быть хорошим президентом человек, которого предварительно не «благословил» Воронин и за которого не голосовала руководимая им ПКРМ.

В-третьих, не может быть хорошим президентом человек, за которого голосовала группа социалистов «предателя», по их мнению, Игоря Додона.

В этой связи становится абсолютно понятно, что больше всего разочаровывает оппозиционеров-радикалов в личности президента Николая Тимофти именно то, что он не дает им никаких доказательств правоты их обвинений, в том числе и в том, что он «враг русских», «ненавистник России», к тому же ещё и «унионист».

Известно, что значительная часть самой радикальной оппозиции, в первую очередь, лидеры ПКРМ, позиционирует себя (заискивая перед официальной Москвой) как «преданных и верных друзей» России. Тезис этот, однако, на мой взгляд, если, конечно, судить не по словам, а по конкретным делам, весьма и весьма спорный, но это также тема для других публикаций.

Находясь в состоянии острого «антипрезидентского» озлобления, коммунистические СМИ дружно растиражировали слова Николая Тимофти о том, что Россия должна вывести свои войска из Приднестровья. Забыв, как водится, упомянуть при этом, что точно такую же позицию занимал и сам лидер ПКРМ Владимир Воронин в бытность свою президентом Республики Молдова.

А вот когда тот же президент Николай Тимофти заявил, что у Молдовы есть общие интересы и традиции с Россией, что у нас давняя общая история, что многие наши сограждане работают в России, многие русские живут в Молдове, а потому он хочет, чтобы наши граждане чувствовали себя комфортно в России, как на родине, и чтобы так же комфортно русские чувствовали себя в Молдове, что нам (Молдове и России) нужна не политика вражды и ненависти, а политика дружбы и взаимного уважения, что мы, как мирный народ, хотим жить с Россией в сотрудничестве на благо наших народов, то абсолютно все коммунистические и прокоммунистические СМИ дружно сделали вид, что всего этого они якобы «не слышали и не заметили», а потому глухо и стыдливо промолчали.

Понять их досаду, конечно, можно. Ведь если вчера они писали, что президент Тимофти – «русофоб», то как же им сегодня привести его слова: «Я очень уважаю великий русский народ, его культуру, историю…»!? Как им признать, что, вопреки ожиданиям унионистов и надеждам коммунистов («чем хуже, тем лучше»), президент Тимофти не стал инициатором «ухода Молдовы с Востока»!?

Существенный позитив в избрании при содействии группы Игоря Додона четвертого президента Республики Молдова видится мне еще и в том, что после преодоления политического кризиса правящий Альянс «За европейскую интеграцию» несёт теперь всю полноту ответственности за дальнейшее развитие событий в стране, за все происходящие в ней экономические и социальные процессы.

Политическим «танцорам» во власти, которые раньше все свои неудачи и промахи списывали на то, что им якобы сильно мешает отсутствие в стране легитимного президента, теперь вообще не на что больше жаловаться. Партиям правящего Альянса больше не удастся перекладывать свою вину за кризис в экономике и в социальной сфере на «политическую нестабильность», которая, дескать, способствует усугублению экономического кризиса. Теперь подобной хитрой «отмазки» у них больше не будет.

Известно, что политические противники Игоря Додона обвиняют его в том, что он не дал им возможности, в случае неизбрания президента, провести новые досрочные парламентские выборы. Они считают, что это очень плохо. Но почему?

Представим себе, что президент снова не был избран, что парламент распущен и назначены очередные досрочные выборы. Не будем говорить о финансовых затратах. Хотя они и немалые, но сегодня принято считать, что на демократии нельзя экономить. На людях можно, а вот на демократии никак нельзя. Так что, поговорим лучше о возможных результатах этих новых досрочных выборов.

Сторонники досрочных парламентских выборов почему-то твёрдо уверены, что партии правящего Альянса обязательно проиграют, а вот оппозиционная ПКРМ непременно выиграет эти выборы. Поэтому досрочные выборы они считают самым лучшим для себя вариантом.

У меня, однако, по этому поводу несколько иное мнение. На первый взгляд, рейтинг ПКРМ сегодня, действительно, достаточно высок. Но, не будем забывать, что столь же высокими рейтинги ПКРМ были и накануне парламентских выборов в июле 2009 года, и в ноябре 2010 года. Да, рейтинги ПКРМ были тогда высокими, но вот сами выборы коммунисты проиграли. Более того, с каждыми новыми выборами их электоральный результат заметно ухудшался. Четко обозначилась опасная тенденция уменьшения числа избирателей, голосующих за Партию коммунистов.

Так что же, спрашивается, сделали за прошедшее время коммунисты Воронина для того, чтобы радикально изменить ситуацию в свою пользу, чтобы переломить эту негативную тенденцию?

Может быть, они разработали блестящую Программу вывода страны из кризиса, которая нашла всенародную поддержку? Увы, нет. Они даже не выполнили решения ЦК ПКРМ, который обязал Исполком партии разработать такую Программу. Но, спрашивается, если они даже собственные решения не выполняют, то где же тогда надежда на то, что они выполнят какие-то там предвыборные обещания, которые сегодня столь щедро раздают народу?

Может быть, они сформировали мощное альтернативное правительство (т.н. «теневой кабинет»), в котором представлены самые уважаемые люди, лучшие специалисты Молдовы? Тоже нет. Эффективной профессиональной команды, которая должна будет строить новую, процветающую Молдову, у них не имеется. Была бы у них такая «команда мечты», давно бы уже они всем нам её показали.

Может быть, ведущие страны мира заявили, что они ждут – не дождутся прихода к власти в Молдове Партии коммунистов, что они готовы им всемерно помогать? Нет, таких заявлений тоже не слышно ни со стороны Запада, ни со стороны Востока.

Может быть, с приходом коммунистов к власти появятся дополнительные возможности для решения Приднестровского вопроса? Увы, тоже нет, так как лидеры Приднестровья не хотели вчера и не хотят также и сегодня иметь дело с ПКРМ, хорошо памятуя о том, как жестоко она «потопталась», будучи у власти, на этой ниве.

Может быть, коммунисты-воронинцы не только «пиарились» на поддержке (на словах, естественно) Евразийского проекта, но и разработали дорожную карту «Молдова - Евразийский Союз», а теперь готовы её реализовать, в случае победы на выборах? Нет, ничего подобного ПКРМ не делала и не делает. Дорожную карту для реализации Евразийского проекта в Молдове разрабатывает команда социалиста Игоря Додона, а руководство ПКРМ уже вообще забыло об этом многообещающем проекте.

Вернемся, однако, к вопросу о досрочных парламентских выборах. Так есть ли реальные шансы на победу на них у ПКРМ? Увы, приходится признать, что таких шансов у партии Воронина сегодня нет. Даже самых минимальных.

Конечно, сторонники ПКРМ с этим моим выводом будут категорически несогласны, так как они по-прежнему слепо верят в то, что шансы у них всё-таки есть. Дело в том, говорят они, что молдавский народ уже очень сильно разочаровался в Альянсе, а потому будет обязательно голосовать только за Партию коммунистов.

Но, скажите, разве в то время, когда обязанности президента временно исполнял либерал Михай Гимпу, ситуация в Молдове была намного лучше? Разве тогда было меньше разочарования и негодования у народа? Конечно же, нет. Но досрочные парламентские выборы 28 ноября 2010 года ПКРМ, как известно, проиграла, получив на них еще более худший результат, чем на досрочных выборах в июле 2009 года.

Всё это так, но Воронин и другие лидеры и активисты ПКРМ упорно твердят, что всему виной, дескать, наглая фальсификация итогов выборов со стороны правящего Альянса, который «украл» у них, коммунистов, победу. Не допустим на новых досрочных выборах фальсификаций, и тогда обязательно выиграем, говорят сегодня коммунисты.

На самом же деле, фальсификация итогов выборов, в которой любая оппозиция всегда обвиняет действующую власть, это старый как свет расхожий миф. Этим мифом успешно пользовалась либерально-демократическая оппозиция в то время, когда у власти в Молдове были коммунисты. Сегодня его на вооружения взяла сама ПКРМ, оказавшись в оппозиции.

В действительности же, как установлено изучавшими эту проблему экспертами, фальсификация в условиях Молдовы – это плюс-минус 1-2%. Плюс для тех, у кого властные рычаги, и минус для тех, у кого таких рычагов нет.

На выборах мэра муниципии Кишинева она сыграла свою роль. А вот на выборах муниципальных советников её роль была весьма незначительной.

Всевозможные неблаговидные махинации с «подкидными» бюллетенями, с «мертвыми душами» в списках избирателей, и тому подобные трюки играют определяющую роль только тогда, когда разрыв между конкурентами очень мал, и потому каждый голос становится решающим.

Но на парламентских выборах главное преимущество даёт не фальсификация, а использование административного ресурса (за власть автоматически голосуют 10% электората, плюс административные рычаги добавляют еще 5% голосов) и финансового ресурса (в последнее время стал всё чаще иметь место прямой подкуп избирателей, а это еще 5-7% голосов).

Когда эти мощнейшие ресурсы были в руках у коммунистов, они всегда имели на выборах дополнительно 10-15% голосов. Когда же он перешел к партиям Альянса, преимущество оказалось у них.

Так что, на досрочных выборах, в случае их проведения, это преимущество снова осталось бы за партиями правящего Альянса. Более того, загнанный в угол натиском коммунистов, правящий Альянс мог бы даже ещё более нарастить свои преимущества.

Во-первых, Альянс мог бы принять специальный Закон, разрешающий голосовать не с 18, а с 16 лет. Нетрудно себе представить, за кого стали бы голосовать нынешние лицеисты.

Во-вторых, Альянс мог бы разрешить голосовать по электронной почте гражданам Молдовы, в том числе проживающим в других странах. Есть сомнения, за кого они проголосуют?

В-третьих, Альянс мог бы изменить нынешнюю избирательную систему, чтобы проводить выборы как по партийным спискам, так и по мажоритарным округам. А там, в округах, кроме популярности кандидата, значительную, если вообще не решающую, роль играют административный и финансовый ресурсы. А у кого он? У партий правящего Альянса. Кроме того, они могут так хитро нарезать избирательные округа, разорвав и разметав местный электорат ПКРМ, что коммунисты ни в одном из них не смогут выиграть выборы.

Поэтому, в самом лучшем случае, расклад в новом парламенте после досрочных выборов останется прежним. В худшем же (для коммунистов и их сторонников) случае ПКРМ может потерять еще 10 – 15 депутатских мест.

Если это всё-таки случится, то будет создан новый, уже третий по счёту, правящий Альянс, в котором резко усилится представительство и влияние Либеральной партии Михая Гимпу, с политическими амбициями и «странностями» которого придётся серьёзно считаться всем партнёрам ЛПМ по коалиции. Усиление позиций правого радикала-униониста Михая Гимпу непременно обернётся новыми гонениями на русский язык, ухудшением отношений с Россией, а то даже и выходом Молдовы из СНГ.

Радикальные противники избрания президента, ставшего возможным лишь вследствие политического выбора социалиста Игоря Додона и двух его коллег, совершенно не принимают в расчёт ещё одно важное обстоятельство. Они не учитывают, что паралич власти неизбежно привёл бы к кризису и молдавской независимой государственности, дал бы её противникам веские доказательства «несостоятельности проекта независимая Республика Молдова». Это усилило бы позиции и активизировало бы сторонников включения Молдовы в «румынский проект» как внутри самой Молдовы, так и за Прутом.

В то же время, надо признать, что избрание президента решило далеко не все проблемы Молдовы

Прежде всего, избрание беспартийного кандидата Николая Тимофти президентом, вопреки надеждам как самого Игоря Додона, так и значительной части экспертов и молдавской общественности, не решило важнейшую и давно назревшую проблему переформатирования правящего Альянса.

Если бы к этому процессу активно подключилась оппозиционная парламентская Партия коммунистов, то нельзя исключать, что с её участием удалось бы создать новую правящую коалицию.

В свое время, как известно, весьма живо обсуждался проект «Арбуз» («красная» ПКРМ плюс «зелёная» ЛДПМ). Теоретически возможна была и новая «коалиция на троих» с участием ПКРМ, ЛДПМ и ДПМ. В обоих этих коалициях могла бы участвовать и группа социалистов Игоря Додона.

Однако коммунисты - воронинцы заняли совершенно неконструктивную позицию, покинули парламент и, как следствие, выпали из коалиционных парламентских раскладов. Трудно сказать, надолго ли. Но есть заслуживающая доверия информация о том, что они уже пожалели о своём упрямстве и сейчас серьёзно думают над тем, как, не потеряв своё политическое лицо, снова вернуться в парламент. Хотелось бы верить, что так и случится, ибо любое иное решение – это прямой путь к маргинализации ПКРМ.

Возможно ли переформатирование нынешнего правящего Альянса без участия ПКРМ? Это очень сложный вопрос. Ведь, по сути, социалист Игорь Додон уже начал переформатирование Альянса (избрание Николая Тимофти президентом вместо «единого кандидата» АЕИ Мариана Лупу, недопущение Михая Гимпу на пост спикера), но ему в силу ряда независящих от него причин не удалось пока завершить этот сложный процесс.

Завершающей фазой переформатирования Альянса должно было стать значительное уменьшение или даже полное исключение влияния правого радикала-униониста Михая Гимпу в парламенте. Но для этого у социалиста Игоря Додона должно было дополнительно появиться такое количество депутатских голосов (за счёт примкнувших к нему новых «выходцев» из парламентской фракции ПКРМ), которое позволило бы парламенту принимать любые решения, не будучи более зависимым от голосов депутатов либеральной фракции Михая Гимпу.

Но, как известно, дополнительные голоса в результате «перетока» к его группе социалистов части депутатов от фракции ПКРМ Игорь Додон пока не получил. Бойкот коммунистами парламента также ослабил позиции государственников. В результате сложилась ситуация, при которой правый радикал Михай Гимпу по-прежнему держит «за горло» ЛДПМ и ДПМ и даже шантажирует их лидеров угрозой лишить поддержки голосами своей либеральной фракции.

Ситуация «недоформатирования» Альянса всё более явно играет сегодня не только против самого Игоря Додона, но и против Владимира Филата и Мариана Лупу, против интересов всей Молдовы.

К безусловному негативу следует отнести и тот факт, что избрание Николая Тимофти главой государства не привело пока к созданию сильного и эффективного тендема «президент + премьер-министр» по примеру России, где слаженно работающий тандем «Путин+Медведев» принёс много пользы стране и народу.

Для Молдовы сегодня очень важно, чтобы президент Николай Тимофти и премьер-министр Владимир Филат начали, наконец, ощущать себя единой командой, разделив свои обязанности и четко обозначив правила совместной работы.

В сложившейся ситуации президент Николай Тимофти не только должен способствовать усилению власти правительства (в конечном итоге, мы идем к созданию чисто парламентской республики), но и поддержать стремление премьер-министра Владимира Филата усилить Кабинет министров, в том числе и прежде всего, за счет значительной ротации и укрепления его кадрового состава.

Но для этого Владимир Филат должен получить от президента Николая Тимофти карт-бланш, как минимум, хотя бы на год, чтобы он смог самостоятельно, без назойливого партийного вмешательства, проводить свою кадровую политику и, соответственно, нести полную персональную ответственность за результаты деятельности своего правительства.

Если Молдова, действительно, взяла курс на полный переход к парламентской республике, то премьер-министр и его аппарат могли бы перейти в новое здание. В то самое, которое напротив парламента. Речь идет о здании, в котором до известных событий 7 апреля 2009 года находились президент и его администрация. Это будет символический шаг, свидетельствующий о полном переходе к парламентской республике.

Молдове нужны сильный премьер, профессиональное правительство, эффективный парламент, осуществляющий не только законодательную деятельность, но и контрольные функции, нужен президент, выступающий в роли арбитра в конфликтах между ветвями власти.

Молдове нужна также сильная, конструктивная, патриотическая, наделенная законом контрольными функциями и правом их реализовывать, оппозиция.

Как политтехнолог, никогда не посоветовал бы Игорю Додону и Зинаиде Гречаной идти работать в правительство Альяса. Но как гражданин, был бы весьма рад, если бы эти два высокопрофессиональных управленца работали в правительстве на благо Молдовы. Думаю, что усилило бы правительство Филата и участие в нем Василия Тарлева, Дмитрия Брагиша и Марка Ткачука.

Заключение

Понимаю, что далеко не все согласятся с моими выводами и оценками по разделу «позитива», связанного с политическим выбором Игоря Додона, позволившим избрать президента Молдовы.

Причин для этого имеется немало. Одни никак не могут простить уход Игоря Додона из ПКРМ, а потому, чтобы он ни делал, всегда будут говорить, что это плохо.

Другие не хотят или не могут простить Игорю Додону то, что он голосовал вместе с партиями Альянса за беспартийного кандидата Николая Тимофти, забывая при этом, что сама идея выдвижения внепартийного кандидата принадлежала именно коммунистам, а Додон лишь на практике реализовал то, что в свое время предлагала ПКРМ.

Третьи рассматривают Игоря Додона лишь как своего политического конкурента, а потому намерены и далее «топить» любые его действия и идеи.

И всё-таки я твёрдо верю в то, что пройдет не так уж и много времени, и ко многим нынешним хулителям и гонителям Игоря Додона придет понимание, что в марте 2012 года перед ним стоял выбор между личными интересами (голосование против избрания президентом Тимофти в тех условиях увеличило бы рейтинг Додона) и интересами страны. Он выбрал интересы страны и, к сожалению, теперь расплачивается за это падением рейтинга. Но все страна, по моему твёрдому убеждению, от его решения только выиграла.

Обсудить