Эксперимент

Я не торопился писать этот материал. Может быть потому, что хотел, чтобы Ленин оказался хорошим, и понимал, что подтверждения этому я не найду.

Я и раньше знал, что люди действия, люди рационального и эффективного поведения не бывают яркими, глубокими личностями. Отбор в их среде происходит по другим качествам. Да простят мне авторы, написавшие тома о Сталине, Мао и других вождях, эти индивидуумы представляются мне серыми и унылыми функционерами, лишёнными человечности. Это люди результата, для которых не важно «как», а важно только «что».

Говорят, что после успеха фильма «Крёстный отец», американские мафиоты стали одеваться и разговаривать как экранные герои, что в общем-то естественно. Люди, для которых важно «что», не способны создавать стиль. Фильм создавали художники, актёры, режиссёры, для которых было важно «как». Однако я не уверен, что они способны изображать людей действия. Скорее, они могут создавать образы.

Ленин и демократия

Выступая на III всероссийском съезде профсоюзов, Ильич сказал:

«Речи о равенстве, свободе и демократии в нынешней обстановке — чепуха. (...) я уже в 1918 году указывал на необходимость единоличия, необходимость признания диктаторских полномочий одного лица с точки зрения проведения советской идеи. Все фразы о равноправии — вздор.»(1)

«Суд должен не устранить террор, обещать это было бы самообманом или обманом, а обеспечить и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас»(2)

Недвусмысленно. Может быть, человек как-то по-своему понимает демократию?

Вот несколько его высказываний, сделанных до 1905 года:

«Свобода народа обеспечена лишь тогда, когда народ действительно устраивает без всякой помехи союзы, собрания, ведет газеты, выбирает и сменяет сам всех должностных лиц государства, которым поручается проведение законов в жизнь и управление на основании законов.»(3)

«Во-первых, мы требуем немедленного и безусловного признания законом свободы сходок, свободы печати, амнистии всех “политиков” и всех сектантов. Пока этого не сделано, всякие слова о терпимости, о свободе вероисповедания останутся жалкой игрой и недостойной ложью. Пока не объявлена свобода сходок, слова и печати — до тех пор не исчезнет позорная русская инквизиция, травящая исповедание неказенной веры, неказенных мнений, неказенных учений.(4)

Да нет, всё верно.

Выходит, что потребность народа в свободе при старом строе была значительно большей, чем после победы большевиков.

О демократичности Владимира Ильича много говорили старые товарищи по партии. Делегат второго съезда РСДРП товарищ Троцкий в 1903 году писал: «Товарищ Ленин проявляет явную волю к власти. Осадное положение в партии, на котором так настаивает Ленин, требует твердой власти, железной руки... И товарищ Ленин пришел к заключению, что этой железной рукой является он сам и только он сам... Для Ленина хорошие члены партии — это те, которые принимают его “план”. Плохие те, которые не согласны с теми или иными деталями его “плана”. Их нужно воспитать? Нет, — подавить, ослабить, уничтожить, устранить... Ленин пришел к энергичному выводу, что для того, чтобы сделать работу успешной, необходимо устранить все мешающие элементы и поставить их в такое положение, где они не могли бы вредить партии. Другими словами, для благополучия партии необходимо установить в ней режим, “осадного положения” с диктатором во главе».(5)

Похожим образом отзывается и товарищ Плеханов: «Для Ленина каждый, кто в чем-то с ним не согласен - потенциальный враг, не заслуживающий элементарной культуры общения... Для достижения поставленной цели он пойдет на все, что угодно, даже на союз с чертом, если это будет необходимым...»(6)

Может быть, Ильича не так уж и беспокоила демократия?

Ленин и марксизм

А вот другой важный теоретический вопрос – о возможности построения социализма в России: «Марксизм давно порвал с бреднями народников и анархистов, будто можно, например, России миновать капиталистическое развитие, выскочить из капитализма или перескочить через него каким-нибудь путем, кроме пути классовой борьбы на почве и в пределах этого самого капитализма... Тот, кто хочет идти другим путем, минуя политическую демократию, должен неминуемо прийти к реакционным выводам как в экономическом, так и в политическом смысле»(7)

Проще говоря, в России не пришло время строить социализм (это и понятно, доля пролетариата в начале века - не более 1-2% населения страны). Идти подобным путём – быть реакционером. Марксизм порвал с бреднями. Давно. Значит, это пишет реакционер?

«В самом деле, власть государства на все крупные средства производства в руках пролетариата, власть в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелкого и мельчайшего крестьянства, обеспечение руководства за этими пролетариями по отношению к крестьянству и т.д., - разве это не все, что нужно для того, чтобы из кооперации, и из одной только кооперации, которую мы прежде третировали, как торгашескую и которую с известной стороны имеем право третировать так же, разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества?»(8)

Это очень серьёзный момент. С точки зрения марксизма захват власти лишён смысла без тезиса о возможности построения социализма в России - не любая левая диктатура есть социализм. Но не отказываться же от борьбы за власть из-за такой ерунды, как тезис?

Сразу после революции Ленин хотел отменить деньги, обобществить собственность и перейти к "прямому продуктообмену", но потерпев неудачу, отступил назад ("НЭП - это всерьез и надолго"). Каждый человек вправе пересматривать свои взгляды, и даже должен это делать время от времени. Но похоже, что затевая гражданскую войну, большевики не представляли себе, что собираются делать после завоевания власти.

"Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия."(9)

”Мы думали: либо международная революция придет нам на помощь, и тогда наша победа вполне обеспечена, либо мы будем делать нашу скромную революционную работу в сознании, что в случае поражения мы все же послужим делу революции, и что наш опыт пойдет на пользу другим революционерам. Нам было ясно, что без поддержки международной мировой революции победа пролетарской революции невозможна. (10)

Иными словами, отрицательный результат - тоже результат, а эксперимент в любом случае будет интересным.

А что, собственно, позволяло надеяться на мировую революцию? Георгий Валентинович Плеханов, которого Ленин считал крупнейшим теоретиком марксизма во всём мире, в 1918 году писал: «Расчет Ленина на то, что революция в России будет подхвачена западным пролетариатом, ошибочен. Ничего серьезного в Европе случиться не может...» И очень скоро – в течении двух лет – это стало очевидно всем.

Известный русский экономист, профессор Михаил Иванович Туган-Барановский, знавший Ленина по работе в марксистских журналах, считал его слабым теоретиком: «Я не буду касаться Ленина, как политика и организатора партии. Возможно, что здесь он весьма на своем месте, но экономист, теоретик, исследователь — он ничтожный. Он вызубрил Маркса и хорошо знает только земские переписи. Больше ничего. Он прочитал Сисмонди и об этом писал, но, уверяю вас, он не читал как следует ни Прудона, ни Сен-Симона, ни Фурье, ни остальных французских утопистов. История развития экономической науки ему почти неизвестна. Он не знает ни Кенэ, ни даже Листа. Он не прочитал ни Менгера, ни Бем-Баверка, ни одной книги, критиковавшей теорию трудовой стоимости Маркса.»(11)

Плеханов не соглашался с ним: «Нет, Ленин не догматик, он знает марксизм. Но, к сожалению, он "развивает" его с непостижимым упорством в одном направлении - в направлении фальсификации и с одной целью - с целью подтверждения своих ошибочных выводов.» Таким образом, Плеханов исходил из того, что Ленин марксизм знает, но искажает для своих целей, а именно – для влияния на неразвитых людей: «... для образованного социалиста труды его не интересны: они не отмечены ни изяществом слога, ни отточенной логикой, ни глубокими мыслями, но на малограмотного человека они неизменно производят сильное впечатление простотой изложения, смелостью суждений, уверенностью в правоте и привлекательностью лозунгов...»

Сейчас это называется политическими технологиями.

Ленин и популизм

Многие, возможно, помнят, что Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв дал обещание построить коммунизм к 1980 году. Но мало кто знает, что Ленин пообещал светлое будущее намного раньше. В праздничной речи 1 мая 1919 года он сказал активистам, собравшимся на Красной площади: "Большинство присутствующих, не переступивших 30-35-летнего возраста, увидят расцвет коммунизма, от которого пока мы еще далеки".(12) Речь была опубликована в газете «Вечерние Известия Московского Совета».

Сколько же должны были прожить «большинство присутствующих»? Средняя продолжительность жизни российских мужчин в мирном 1914 году составляла 33 года, а после первой мировой и гражданской – и того меньше(13).

Что это было – безудержный популизм или недомыслие?

А что хуже?

Если верить Плеханову, то это был популизм: «Писать о нем трудно: он многолик и, как хамелеон, при необходимости меняет свою окраску. С интеллигентами он - интеллигент, с рабочими - "рабочий", с крестьянами - "крестьянин", он закономерен и случаен, логичен и алогичен, прост и сложен, последователен и непоследователен, "марксист" и псевдо-марксист и т.д. и т.д.»

Чего ради?

Чьи интересы выражал Ленин? Интересы пролетариата? Но в 160 миллионной России пролетариат составлял менее 3 миллионов человек, а к 1920 году практически исчез - просто убежал из городов от голода. Пролетарский писатель Максим Горький считал Ленина чуждым интересам рабочих: "Ленин ... является одною из наиболее крупных и ярких фигур международной социал-демократии... человек талантливый, он обладает всеми свойствами "вождя", а также и необходимым для этой роли отсутствием морали и чисто барским, безжалостным отношением к жизни народных масс... Сознательные рабочие, идущие за Лениным, должны понять, что с русским рабочим классом проделывается безжалостный опыт, который уничтожит лучшие силы рабочих и надолго остановит нормальное развитие русской революции."(14)

Ни пролетариат, ни крестьянство, ни тем более «паразитические элементы» в результате революции ничего не получили. Хозяевами жизни стали разного уровня партийные и советские работники, которых позже стали называть «номенклатурой».

Потому-то потом номенклатура так легко ликвидировала советский «социализм», что советские «классы» не упорствовали в сохранении строя. Советский Союз, который нельзя было разрушить снаружи, элита шутя развалила изнутри ради легализации собственности.

Судьба России Ленина никогда особенно не волновала. Вскоре после переворота он скажет: «Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать, — это только этап, через который мы проходим к мировой революции...»(15) Современникам это было ясно, английский посол Джордж Бьюкенен писал: "Россия была лишь пешкой в той игре, которую играл Ленин. Для осуществления его мечты о мировой революции война, которую вела Россия против Германии, должна превратиться в гражданскую войну внутри страны: такой была отныне конечная цель его политики."(16)

Но как мы уже разобрались, возможности мировой революции в начале ХХ века марксисты не допускали. Что же было целью Ленина? Счастье людей? Но люди не были интересны ни Ленину, ни Троцкому. Да, вера иррациональна, но Ленин не был верующим человеком ни в каком смысле. И с ветряными мельницами не сражался, был жёстким прагматиком. Можно ли предположить, что целью была личная власть? Властолюбие и идейность вполне совместимы. Хотя встречаются и в чистом виде. Сомнения в идейности Ленина вызывает непосредственность, с которой он отказывался от идеологических принципов – о какой идее идёт речь?

Власть берут люди, для которых власть – особая ценность. Это где-то болезнь. А те, для кого власть только средство получить деньги, славу, женщин, у власти не задерживаются. Власть не средство, она – цель.

В советские годы об этом не говорилось, но ещё в 1919-20 годах при деятельном участии самого Ленина памятники вождю были установлены в 29 городах России, и об этом был снят фильм, сохранившийся в ЦГАКФД. Вождь мирового пролетариата любил позировать художникам и делал это десятки раз.

Власть ради власти

В чём подоплёка стремления к власти?

Психолог Карен Хорни (17) считала, что невротическое стремление к власти служит защитой от чувства беспомощности. Невротик вырабатывает жесткий и иррациональный идеал силы, который заставляет его верить, что он способен справиться с любой ситуацией, какой бы сложной она ни была. Он делит людей на "сильных" и "слабых", восхищается первыми и презирает вторых. Он будет стремиться управлять другими и держать под контролем себя, будет стремиться никогда не уступать, не сдаваться. Люди такого типа хотят всегда быть правыми и раздражаются по незначительному поводу, если им доказывают их неправоту. Обычно в детстве они проходят через сильные переживания, связанные с унижением или с чувством беспомощности.

Эта характеристика очень похожа на то, что рассказывают о Ленине люди знавшие его. Можно предположить, что для Ленина сильным переживанием была смерть брата, а для Сталина - отношения с отцом, для Троцкого – дискриминация. Но это не более чем предположения, трудно судить о личности по книгам воспоминаний.

Гильотина

На советских людей конца восьмидесятых сильное впечатление произвели публикации «расстрельных» записок Ленина, вроде такой: «Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.) навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т. п. Ни минуты промедления. (...) Надо действовать во всю; массовые обыски. Расстрелы за хранение оружия. Массовый вывоз меньшевиков и ненадежных».(18) И тому подобное. Были и более жуткие распоряжения, подписанные Троцким, Радеком, Лацисом, Петровским. Были и массовые казни не оформленные документами. Но мы ведь знаем, кто был диктатором?

Это не кровожадность, это отсутствие морали, о котором говорил Горький.

«К нему ночью, в Смольный, приводят пятерых юношей, почти мальчиков. Вся вина их в том, что у одного при обыске нашли офицерский погон. Ни в Совете, ни в Трибунале не знают, что с ними делать: одни говорят - расстрелять, другие - отпустить, третьи - задержать до утра... Что скажет товарищ Ленин? Не переставая писать, Ленин слегка поворачивает голову от письменного стола и говорит: «Зачем вы ко мне лезете с пустяками? Я занят. Делайте с ними, что найдете нужным».

Это — простота. Это — почти невинность. Но невинность более ужасающая, чем все кровавые бани Троцкого и Дзержинского. Это тихая невинность «морального идиотизма».(19)

Ремарка Плеханова: «В этой связи мне вспоминается одна из первых встреч с Лениным, которая, по-моему, состоялась летом 1895 года в кафе Landolt. Зашел разговор о причинах падения Якобинской диктатуры. Я в шутку сказал, что она рухнула, потому что гильотина слишком часто секла головы. Ленин вскинул брови и совершенно серьезно возразил: "Якобинская республика пала, потому что гильотина слишком редко секла головы..".»

Надо сказать, что и соратники Ленина питали слабость к этому агрегату. В сентябре 1917 года Троцкий провозгласил: «Мы, большевики, поставим в конце Невского у Адмиралтейской площади громадную гильотину и отсечем головы всем тем, кто не пойдет с нами и за нами...»(19)

О роли личности в истории

Лев Троцкий сквозь зубы признавал необходимость Ленина для революции: "Не будь меня в 1917 г. в Петербурге, Октябрьская революция произошла бы - при условии наличности и руководства Ленина. Если бы в Петербурге не было бы ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции, руководство большевистской партии помешало бы ей свершиться. - Если б в Петербурге не было Ленина, я вряд ли справился бы с сопротивлением большевистских верхов... исход революции оказался бы под знаком вопроса. Но, повторяю, при наличии Ленина Октябрьская революция всё равно привела бы к победе."(20)

А Плеханов брал вину за революцию на себя: "Но моя главная, непростительная ошибка - это Ленин. Я ввел Ленина в круг известных и влиятельных европейских социал-демократов, опекал его, оказывал всестороннюю помощь и тем самым позволил твердо встать на ноги. Больше того: в 1903 году на съезде РСДРП в споре Ленина с Мартовым я поддержал Ленина, что в итоге привело к рождению большевизма. Однажды появившись, большевизм стал быстро набирать силу, отчасти по причине привлекательности его тактики и лозунгов для малоразвитого российского пролетариата, а отчасти по причине необычайной настойчивости и титанической работоспособности Ленина. Исправить мою ошибку было уже, к сожалению, невозможно..."

И другие вожди не обделили нас воспоминаниями о своей роли в российской революции. Однако, у меня осталось ощущение, что никто не сделал для революции больше, чем император Николай Второй, самодержавно правивший страной в течении 23(!) лет, и менявший министров записками. После чего гражданская война уже была неизбежна, и исходом её в любом случае была бы диктатура, кровавая и свирепая.

А может быть, и от Николая не очень многое зависело. Ведь он был всего лишь маленьким человеком.

________________________

1. Полное Собрание Сочинений В.И.Ленина, 5 изд, Москва, Издательство политической литературы, 1967 - т. 40, с 304, речь на III Всероссийском съезде профсоюзов 7 апреля 1920 года.

2. Сочинения, 2 изд, т 27, с 296, письмо наркому юстиции Курскому от 17 мая 1922 года
3. Сочинения, 5 изд, т 13, с 68, «Борьба за свободу и борьба за власть»
4. Сочинения, 5 изд, т7, с 125, «Самодержавие колеблется».

5. Троцкий Лев, «Наши политические задачи», Женева, 1904

6. Плеханов Георгий, «Политическое завещание», М, 1999

7. Сочинения, 5 изд, т 9, с 13, «Две тактики», 1905

8. Сочинения, 5 изд., т 45, с 370, «О кооперации»

9. Сочинения, 5 изд., т 34, с 436, письмо членам ЦК, 24 октября 1917 года

10. Сочинения, 5 изд., т 44, с 36, речь на III конгрессе Коминтерна, 5 июля 1921 года

11. Валентинов Николай, «Мои встречи с Лениным»

12. Сочинения, 5 изд, т 38, с 324

13. Прохоров Б.Б. «Состояние здоровья населения России за 100 лет, аналитический ежегодник «Россия в окружающем мире», М., 2000

14. Горький Максим - "Несвоевременные мысли и рассуждения о революции и культуре (1917-1918)" М., 1990

15. Соломон Г.А. Вблизи вождя; свет и тени (Ленин и его семья), “Москвитянин”, 1991.

16. Бьюкенен Джордж "Мемуары дипломата", М, 1991, с 227

17. Хорни К., «Невротическая личность нашего времени». М.: "Прогресс-Универс", 1993

18. Сочинения, 5 изд, т 50, с 142, Телеграмма Нижегородскому Совету от 9 августа 1918 года.

19. Куприн Александр. Хроника событий. Глазами белого офицера, писателя, журналиста. 1919-1934. М., 2006.

20. Троцкий Лев, Дневники и письма, М, 1994

Обсудить