Президент Молдовы Николай Тимофти: «Я очень уважаю великий русский народ, его культуру, историю»

Мы должны быть дружелюбными друг к другу, терпимыми.

- Меня зовут Лидия. Господин президент, скажите, как вы намереваетесь строить отношения с Приднестровьем?

- Этот конфликт, возникший в 1992 году, был создан искусственно. Нынешняя ситуация оказалась замороженной. Она должна быть разблокирована. Поколения меняются, приходят другие люди, которые смотрят на ситуацию другими глазами, видят решение вопроса по-другому. С момента избрания Евгения Шевчука на пост руководителя региона он встречался с премьер-министром Молдовы, разблокировано железнодорожное сообщение по территории Приднестровья и в коммуникационной сфере. Это говорит о том, что есть возможность сблизить оба берега Днестра. А главное, объединить людей одной целью — бороться за то, чтобы люди в этой стране жили и творили вместе для собственного блага. Если идти врозь, нам не достичь того благосостояния, которого мы все желаем. Нас разделить нереально! Людей надо убедить в том, что этот конфликт кому-то был очень нужен. Необходимо действовать только путем мирных переговоров. Чтобы гражданин мог свободно передвигаться по территории своей страны, мог свободно ехать к своим родственникам, к своим близким. Люди с автоматами, стоящие на постах, никому не нужны! Они представляют опасность. В этом мы все убедились, когда в январе миротворец застрелил молодого парня. Я уверен, что он погиб ни за что! Просто потому, что солдату дали оружие. Надо этот вопрос решать, чтобы люди чувствовали себя дома и на этом берегу, и на том, в едином государстве. Я не вижу необходимости в контрольных постах на границе с Приднестровьем! Надо искать общий язык и думать об интересах народа. Я не вижу другого выхода для сохранения целостности нашего государства. Это сфера политиков, как это сделать. Надо обсуждать, решать эти вопросы.

- Меня зовут Игорь. Скажите, пожалуйста, как вы будете строить отношения с Россией? Что вы будете обсуждать во время встречи с Путиным в мае?

- На 15 мая намечена неформальная встреча глав государств СНГ. Если будет возможность встретиться с Путиным, я буду защищать интересы своей страны. Во время недавней встречи с послом России в Молдове Валерием Кузьминым мы поговорили откровенно, я сказал, что мы будем строить мирные отношения не только с Россией. У нас есть общие традиции, давняя история, наши граждане работают в России, часть русских живет здесь, у нас.

Я хочу, чтобы наши граждане чувствовали себя комфортно в России, как на родине. А гражданина Молдовы, проживающего здесь, независимо от национальности, мы должны защищать, как и коренного жителя. Нельзя делать различие по национальному признаку! Я не помню, чтобы между Молдовой и Россией были какие-нибудь конфликты. Всегда были хорошие отношения. Мы, как мирный народ, хотим жить в дружбе и понимании с Россией, в сотрудничестве на благо наших народов. В таком плане я хочу провести переговоры с Владимиром Путиным и занять такую позицию. Нужна не политика ненависти, а политика взаимного уважения.

Мы должны строить отношения между нашими странами на основе международного права, учитывая, что мы являемся равноправными государствами. Я понимаю масштабы России, ее экономический и военный потенциал, но мы не это должны обсуждать, а то, что мы равные партнеры. И каждый из партнеров должен защищать интересы своей страны, своего народа. С этих позиций и надо строить свои отношения. Я очень уважаю великий русский народ, его культуру, историю. Родственники по линии жены живут в Москве, хорошие, красивые, умные дети у них, они приезжают, мы встречаемся... Так и должно быть. Мы должны быть дружелюбными друг к другу, терпимыми. Я в армии служил в Германии, был единственным молдаванином в части секретной, ракетной. Я был офицером, но ребята, сержанты из Саратова, Новгорода, плакали, когда я уезжал. Я относился к ним очень открыто, честно, справедливо. Может, поэтому моя судейская карьера так пошла. Я никогда не видел в человеке преступника, пока не подписан приговор.

- Меня зовут Николай. А как Молдова будет развивать отношения с Румынией?

- Так же, как и с Россией. В смысле на основе взаимных выгод учитывая специфические особенности. На основе равноправия. Одни хотят объединиться с Румынией, другие — с Россией, третьи — с Украиной. Но нам надо решать свои вопросы, вопросы, волнующие всех граждан Молдовы, независимо от национальности и происхождения. В 16-й статье Конституции Молдовы записано, что все граждане Республики Молдова, независимо от национальности, языка, религии, взглядов, равны. И я, как юрист, всегда буду придерживаться этой конституционной нормы. Другого пути нет! Все мы от рождения полноправные граждане этого государства.

- Здравствуйте! Меня зовут Надежда. На мой взгляд, в нашем государстве совершенно не работает антимонопольное законодательство. Хотелось бы узнать мнение президента по этому поводу...

- Я изучаю сейчас блок экономических вопросов. Сказать, что совершенно не работает антимонопольное законодательство, будет неправильно. Наверное, не в полном объеме применяются нормы законодательства в этой области. Конечно, есть определенные экономические структуры, которые доминируют в стране. Они иногда и диктуют цены, и задевают интересы тех, кто не попадает в сферу их влияния. Но это происходит не только в Молдове. Согласен, необходимо в этом плане навести порядок. Когда будет создана структура аппарата президента, предусмотрено, что будет, в том числе, и советник по экономическим вопросам, обсудим все эти вопросы. Я имею право затребовать от компетентных органов заключение по этому вопросу, что я и сделаю. И в результате анализа приму правильное решение. Я считаю, что вопросы в этой области имеются.

- Меня зовут Светлана Сава. Будет ли администрация президента предпринимать конкретные шаги для возвращения домой гастарбайтеров? Что необходимо сделать, чтобы люди захотели вернуться?

- Это, мне кажется, мечта любого президента, не только нынешнего. Люди вынуждены уезжать. Это продиктовано тем, что не работают экономические рычаги. И хорошо, что пришли такие времена, когда люди могут найти работу не только на родине, где недостаток рабочих мест. Но в последнее время, я ознакомился с данными, есть сдвиги, небольшие, но есть, в сторону увеличения темпов производства. Это дает нам надежду думать, что придут те времена, когда люди найдут себе достойную работу на родине. А те, кто уехал, смогут вернуться.

Необходимо, прежде всего, оживить экономику. Сами мы решить эту проблему не в состоянии. Но в результате той программы, предложенной Альянсом, если она будет реализована и в области экономики, я уверен, что у нас появится именно та экономика, благодаря которой люди не станут уезжать из страны в поисках лучшей доли, и она будет способствовать возврату наших сограждан домой. Жаль, что наши соотечественники, самая активная часть общества, работают на благо других стран. Их труд оплачивается. Хорошо, что эти деньги возвращаются в Молдову, на них содержатся их родные и создаются блага для общества. Но это не решит вопроса. Люди должны жить дома. Но уезжают не только из слаборазвитых в экономическом отношении стран, но и из благополучных государств.

Массовый исход — это больной вопрос. Мы должны принять меры именно через развитие экономики для создания рабочих мест, повышения зарплат, достойного пенсионного обеспечения и создания достойного уровня жизни.

- Меня зовут Тамара Аркадьевна. Вы выдвинули инициативу о существенном увеличении зарплат судьям. А когда вы поднимете зарплату остальным бюджетникам — учителям, врачам?

- Когда я говорю о судьях, я исхожу из практики других стран Европы. Что касается бюджетной сферы в общем, экономическое положение страны позволяет эти вопросы решать на определенном уровне. Даже несмотря на трудности, на мировой финансовый кризис, по официальным данным, в Молдове рост экономики. Это хороший знак. Правительство выбрало правильный курс по развитию экономики. И я уже говорил, если нам удастся создать независимую судебную власть, чтобы она работала по закону, это убедит инвесторов, что в Молдову можно вкладывать деньги, что, в случае чего, их права инвесторов нарушены не будут, их бизнес будет защищен. Эти меры должны сработать, и я убежден, что тогда начнет работать экономика и появится возможность поднять зарплаты.

Я промульгирую закон, согласно которому предусмотрен рост зарплат в бюджетной сфере. С 1 апреля на 9,6% увеличен размер пенсий. Почти 10% - это существенно для нынешних экономических возможностей страны. Это говорит о том, что есть возможности. Если будет работать экономика, появятся деньги, будет правильная фискальная политика, таможенная политика, деньги станут приходить и будут распределяться среди тех, кто в первую очередь в них нуждается. Я знаю, что положение граждан тяжелое. Я тоже живу в такой же квартире, как сотни тысяч наших граждан. И я их понимаю. Просто мои пенсия и зарплата позволяют платить по счетам, в том числе и за «коммуналку», и не жить в долг. Но я знаю, что у других моих сограждан, моих соседей, положение очень тяжелое.

- Как вы собираетесь договариваться с оппозицией? Почему не хотите встречаться с Владимиром Ворониным?

- Я сказал, что согласен встретиться с Ворониным! Но коммунисты не проявляют никакого интереса. Они не признают избранного президента. Это их видение проблемы. Насколько оно правильное, пусть определит народ. После того как Конституционный суд признал выборы законными и состоявшимися, я не вижу себя вне закона. Я все время думаю, с тех пор, как стал президентом: политики никак не могли решить вопрос вовремя с избранием президента. Потеряли практически три года даром в этих ненужных дискуссиях и бесконечных выборах! Оппозиция в этом случае больше проиграла, не нашла в себе воли, чтобы три года назад дать голоса, избрать президента. И сегодня оппозиция была бы близка к тем выборам, о которых мечтает. Выборы состоялись бы через год, через полгода началась бы предвыборная кампания. Если бы оппозиция вовремя участвовала в выборах президента. Просто потеряли время...

Я вижу оппозицию, работающей в законных рамках. Если оппозиция является частью парламента, она должна участвовать в заседаниях. В 2005 году оппозиция участвовала в выборах президента. И нынешней надо было поступить так же. Нам необходим закон об оппозиции, в котором были бы предусмотрены права и обязанности оппозиции. Я даже предложил оппозиции самой разработать проект этого закона.

- Меня зовут Анатолий Драган. Не считаете ли вы необходимым инициировать принятие закона о всенародных выборах президента? И еще. Согласны ли вы с тем, что депутат парламента, избранный в одномандатном округе, более ответственен перед своими избирателями, чем парламентарий по списку партии?

- Эти вопросы давно обсуждаются. Когда депутаты избраны по списку партии, партия берет на себя коллективную ответственность и обязательства. Есть мнение, что надо избирать в пропорции — 50% на 50%. То есть 50 депутатов избираются по одномандатным округам, другая половина — по партийным спискам. А что касается первого вопроса, мне нравилось, когда президента избирали всенародно. Но сейчас вносить такое изменение несвоевременно. Все политические силы должны договориться об изменении 78-й статьи Конституции, касающейся избрания президента страны. Тут есть плюсы и минусы. Когда президент избирается от правящей партии, создается единая команда. Опасности тут нет. Наоборот, повышается коллективная ответственность тех политических сил, которые победили на выборах. И пусть они за четыре года реализуют свою программу и убедят народ, что они — самые лучшие. Если нет, то через четыре года народ даст им правильную оценку. Я считаю правильным, если нынешний парламент изменит 78-ю статью Конституции.

- Аксентий Федутинов из Новых Анен. Почему в Молдове нет суда присяжных? Они выносят приговор, а судья лишь оформляет его. Это избавит нас от коррупции в судах...

- Я участвовал в создании судебной системы с девяностых годов. В этом году исполняется 36 лет, как я был избран судьей. В 1990-м этот вопрос обсуждался, но мы к суду присяжных не готовы. Чтобы избрать суд присяжных, принимающих правильные решения, мы должны иметь социально равномерное общество. А наше общество до того политизировано, что вряд ли сформирует состав присяжных, который станет судить справедливо. Мы не смогли ввести суд присяжных, потому что его введение связано с материальным положением. Присяжные даром работать не могут, им надо платить. Это сложно.

Рассматривался вопрос о судах присяжных по особым уголовным делам, например, убийствам. Но пришли к выводу, что мы еще не готовы к этому. Но введение суда присяжных не решит вопрос коррупции. Тут вопросы, связанные с подбором кадров, с условиями оплаты труда судей, работы. Подбор кадров — самый больной вопрос. После 2001 года судей взяли под контроль, часть председателей суда, хороших специалистов, выгнали. Заменили их неудачно, если можно так сказать, чтобы никого не обидеть. Судьи начали работать не по закону, а по интересам, для власти. А власти было выгодно иметь таких судей. В 2001 году я был председателем Апелляционной палаты - убрали и меня. Я не понял, за что.

- Игорь Мунтяну из Кишинева. Господин президент, сначала вы сказали, что не хотите мешать соседям и переезжать в резиденцию в Кондрицу. Потом сказали, что возвращаетесь в свою квартиру. Где вы сейчас живете? Если в Кишиневе, не создает это проблем вашим соседям?

- Спасибо за вопрос. Живу в обычной квартире, у меня три сына. У меня четырехкомнатная квартира, 50,6 квадратных метра жилой площади, всего 85 «квадратов». Таких квартир много, ничего особенного мы не имеем. Когда вступил в свою нынешнюю должность, появились правила охраны и создания условий безопасности для главы государства. И я чувствую себя, честно говоря, неловко, когда охрана меня сопровождает до дверей квартиры. А в квартире я продолжаю жить, как и жил раньше. А соседи говорят, что так даже лучше, потому что их безопасность улучшилась. И вокруг стало чище. А в Кондрице — резиденция президента, есть все условия, жили другие президенты. Я тоже думал, что смогу там жить. Вы знаете, ежедневно ездить 30 километров в один конец, 50-60 километров получается, неудобно. У сыновей — своя жизнь, они взрослые, Штефан учится в Экономической академии, Нику - на телеканале работает... Не хочется терять времени на дорогу, время — дорого. И это неудобно. Сейчас ищут варианты... Сын старший с женой приехал из Америки, мы привыкли жить вместе, чувствовать друг друга. Хотя квартира небольшая, но в эту комнату зашли — поговорили, на кухню зашли — поговорили, обменялись мнениями... А в Кондрице — хоромы, непривычно...

- А где сейчас находится ваше рабочее место? Как к вам можно попасть на прием?

- Мое рабочее место находится по адресу улица Сфатул Цэрий, 53. С приемом граждан мы еще не определились. А по адресу улица Сфатул Цэрий, 53 уже можно отправить петицию на имя президента Молдовы.

БЛИЦ-ОПРОС ОТ «КП»

- Кем мечтали стать в детстве?

- Юристом стать не мечтал. Мечтал стать инженером. С 15-летнего возраста работал грузчиком, затем слесарем-мотористом во Флорештах. В машинах хорошо разбирался. Водители в очереди стояли, чтоб попасть ко мне. Я давал гарантию, что двигатель проработает столько-то времени. Всегда добросовестно ко всему относился. Может, это помогло мне в жизни. А второй моей мечтой было стать дипломатом. Но я понял, что в МГИМО мне не попасть. В 1967 году мог поступить во львовский автодорожный институт, но родственники ректора института своего племянника вместо меня отправили. А мне, чтобы сгладить вину, глава профсоюза предприятия предложил стать юристом. Мне дали хорошую характеристику, и я в 1967 году поступил на юридический факультет. Так началась моя карьера.

- Ваше любимое животное?

- В детстве у меня была любимая собака, которую привез от бабушки с юга на север. Потом у меня были голуби, у бабушки, которая на юге жила, были курицы, гуси. Я и овец пас, и за коровой ухаживал. Люблю животных, но в доме их не держу. Считаю, что каждый должен жить на своем месте.

- Любимый вид отдыха?

- Рыбалку я не люблю, охоту тоже. В детстве я жил на берегу реки Реут. Чистая река - и рыба была, и всякая живность. Приезжали цыгане, шатрами жили летом на берегу. Они заставляли нас собирать устриц. Они их готовили, а из ракушек делали пуговицы и продавали их. Зарабатывали... А нам платили по пять копеек за ведро устриц. Мы покупали сладкую воду на эти деньги. Но устриц было много, мы их быстро собирали. В пионерских лагерях я никогда не был, а летом с первого класса работал с дедушкой в колхозе. Я трудяга с малых лет.

Когда я стал работать судьей, первый раз в отпуск пошел только через четыре года. Работал с восьми утра и до восьми вечера, без выходных. У меня никогда не было не сданных вовремя дел. Какая бы нагрузка ни была. Чтобы люди не бегали, не ждали, я вовремя сдавал все дела. В три раза больше нормы рассматривал дела. Я благодарю семью, жену, которая меня понимала, поддерживала, детьми больше занималась... А в свободное время с детьми гуляли, дома общаемся. Я — спортсмен по натуре. Раньше играл и в футбол, и в баскетбол хорошо играл, и в ручной мяч. Сейчас больше спорт люблю смотреть по телевизору.

- Любимая книга или автор?

- Больше люблю читать о знаменитых людях: Черчилль, Кеннеди, Жуков, Тухачевский... Историческая тематика нравится. Люблю Друцэ, Эминеску, стихи люблю... «Лучафэрул» Эминеску, Пушкина, Лермонтова помню наизусть... Омара Хайяма перечитываю. Интересует все, что красиво, все, что для души.

- Первый человек, которого вспоминаете при слове «спасибо»?

- Их много. Но человек, который произвел на меня самое неизгладимое впечатление, когда я пришел в судебную систему - это Анатолий Коробчану. Он во времена СССР работал в правительстве, был заместителем министра культуры, работал в горкоме, в ЦК... был очень справедливым и эрудированным человеком. Стал моим духовным наставником. Он взял меня на работу без прописки в Кишиневе. Он называл меня «Колице»...

- Если просить прощения, то кого вспоминаете в первую очередь?

- Если в чем-то провинился, то перед матерью, которая еще жива. Но я ее не обидел ни разу. Наоборот, только помогал. А если сделал какую-то ошибку, то перед мамой... Хотел сказать, что перед теми, кого обидел, но как будто никому не делал зла. И даже не знаю, за что просить прощения.

- Самое главное в человеке?

- Честность! Если у человека нет этого принципа, я его не уважаю.

Обсудить