Молдова накануне раздела?

Сегодня, как и в начале пути, перед молдавскими политиками стал гамлетовский вопрос «Быть или не быть?»

Его перед ними поставил не Дмитрий Рогозин, когда попросил их определиться «румыны» они или «молдаване». Этот вопрос встал сам собой, потому что, как и любой человек, государство нуждается в самоидентификации. «Кто я? Зачем я? И куда я иду?»

Двадцать лет шатаний и «политического шейка» закончились поджогом «молдавского рейхстага» и ввергли страну в затяжной кризис. Не верьте тем, кто говорит, что все самое страшное уже позади.

Потому что все самое главное нас ждет впереди. Мы должны дать ответ на вопрос: «Кто мы и куда идем?» Если не сможем, территория вновь переживет обрушение государства.

Дмитрий Рогозин по существу впервые четко и ясно озвучил политику России по отношению к сегодняшней Молдове.
Не стоит гадать, является ли то, что сказал спецпредставитель президента России, официальной точкой зрения его страны или только его личной.

Суть в том, что он назвал вещи своими именами и расставил точки над «I». А ответить на поставленные вопросы давным-давно должно было само молдавское общество и его политики. Ответить не Рогозину, а себе.

Однако у мажоритарного этноса ясного ответа нет, потому что нет согласия во взглядах на самого себя. Есть как бы «раздвоение личности».

Одна часть населения называет себя румынами и объединяет в единую общность с братьями из-за Прута.
Большинство из них находится в административной прослойке ( политики, депутаты чиновники, директора), которая управляет страной. Как показали соцопросы, именно эта категория тяготеет к объединению с Румынией и отказу от молдавской идентичности.

В известной степени она (построившая дворцы в Кишиневе и его окрестностях и олицетворяющая собой коррупцию) и является причиной существующего положения. Но чиновники разных рангов не могут призывать к быстрому и открытому объединению с Румынией.

С одной стороны, это может грозить потерей «теплых мест», портфелей, депутатских кресел и т.д. С другой, как знать, вдруг власть поменяется, и вектор будет противоположным? Поэтому они предпочитают скрытность.

Однако, обстоятельства, ими же созданные, говорят, что особого смысла и перспектив у «молдавского проекта» нет. Страна расколота территориально, политически, ментально. К тому же существует бездонная пропасть, которая отделяет очень небольшую группу людей богатых от огромной массы бедняков.

В такой ситуации для прослойки управленцев единственно верной оказалась тактика «ползучего унионизма», когда объединение происходит постепенно, под видом евроинтеграции.

Приведение молдавских законов в соответствие с европейскими требованиями, одновременно является и согласованием их с румынскими нормами.

Общие образовательные стандарты, идеология и СМИ – ледокол, который пробивает путь объединению. Ситуацию мониторят социологи, чтобы не споткнутся на «кочках».

В социальных сетях давно гуляет вопросник, который предлагает несколько схем объединения с Румынией. (с Приднестровьем и без, с Гагаузией и без и т.д.)

Будничность этого дела демонстрирует, что процесс запущен, и общественное мнение готовится к аншлюсу.

Другая часть молдавского политического класса и большая часть народа (это показывает перепись населения, во время которой большинство назвали себя молдаванами и голосование на выборах) не желает ликвидации молдавского государства и хочет сохранить существующий статус-кво.

Она говорит об уникальности молдавской истории и существовании самостоятельной молдавской нации.

Каков же расклад сил на сегодняшний день?

Казалось бы, он ясен. Альянс за Европейскую интеграцию, куда входят сторонники унионизма явные и скрытые, сегодня находится у власти. В его руках силовые структуры, СМИ и суды.
Но.

Власть альянса для обычных людей – это постоянно растущие цены и снижающийся уровень жизни. Недавняя эпопея с поставками электроэнергии показала, что правительство работает как пожарная команда. У республики нет ясной стратегии развития.
До уровня 2008 года страна так и не дотянула, объем ВВП увеличивается за счет роста цен, а такой реальный показатель деловой активности как объем грузоперевозок в 1 квартале 2012 года упал почти на 30%.

Население с содроганием ждет следующей зимы, так как цена на газ до сих пор неизвестна.
Чем в этой ситуации может помочь соседняя Румыния? А вот чем. Правдой о своем житье-бытье.
Настоящий патриот, румынский актер и режиссер Дан Пурик, один из наиболее важных голосов морали Румынии, назвал свою родину страной, которая утратила смысл.
Смысл во всем: семье, земле и вере.
Он увидел то, что близко и нам.
«Мы бежим от чего-то, чтобы попасть в никуда. Мы продаем свою землю, чтобы все эти глупцы могли строить на ней свои виллы и склады…
Наши девушки занимаются проституцией, пока не находят богатого итальянца и не выходят за него замуж.
Наши молодые люди грабят банкоматы, играют в автоматы, напиваются до смерти, потому что знают из телевизора, что нашим девушкам нужны только деньги, а иначе они будут заниматься проституцией, пока не найдут богатого итальянца и не выйдут за него замуж.
Наши родители едут собирать клубнику и подмывать европейцев. А мы зарабатываем инфаркт и рак в их транснациональных корпорациях, которыми управляют наши секуристы.»
Не правда ли, знакомая картина?

Румыния мировой лидер по количеству налогов – 113. Уступает первенство лишь нашей соседке, Украине – 135 (http://o-k.com.ua/news/12034/) .

Можно, конечно, возразить, что за спиной интеграторов стоит великан ЕС.
Но как показало время, в ЕС процветают далеко не все. В Греции обычные люди от отчаяния в некоторых местах перешли на бартер. Меняют яйца на муку или услуги.
Греческий урок – не единственный.

Вот ряд последних новостей.

1.Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман предупреждает: «Великая депрессия в Европе уже началась».

2. Грэм Саммерс.(http://www.zerohedge.com/contributed/2012-16-21/spain-about-enter-full-scale-collapse) «У нас максимум месяц до того, как Испания утащит за собой весь ЕС. Испанская экономика и банковская система слишком огромны, чтобы их спасти. МВФ и ЕЦБ знают об этом».

3. В отставку ушло правительство Нидерландов, готовятся чехи, отметились словаки, не находят общий язык с Брюсселем венгры.

Хотелось бы пожелать ЕС скорейшего выздоровления, но зачем Молдове эта трясина?
У интеграторов сформировалась «хорошая» мысль, как уговорить молдаван на окончательное слияние.

Для этого надо: закрыть оппозиционный канал, занять его нишу другими вещателями, подготовить агитаторов-комментаторов и попутно заработать на «чужой» аудитории.

Можно, в конце концов, создать по телеканалу каждому жителю Молдовы (современные технологии позволяют). Но оттого, что молдаванам постоянно говорить, что они европейцы, они не переселятся в Брюссель.

И уж тем более у них не появятся в селах бани, теплые туалеты, водопроводы, нормальные дороги.
И - самое основное - хорошо оплачиваемая работа.

Все это мы должны создать сами.
А не присоединяться к тем, кто побирается на Елисейских полях с золотой воровской цепью на шее.

У нынешней власти есть и другая проблема, внутренняя.

Ее озвучил отец председателя КС Молдовы, бессменный «рыцарь унионисткой идеи» Константин Тэнасе.
Близкий к верхам, он предупредил, грядет война кланов.
Ее начало мы видели до выборов президента. И на время, Альянс прекратил внутренние разборки.
Теперь же пора выяснить, кто в доме хозяин. Хотелось бы надеяться, что Константин Тэнасе сгустил краски.

Но интуиция подсказывает, что это может быть не просто война олигархов, а война всех против всех. И то, что коммунисты будут только одной мишенью – более чем очевидно.

Разумеется, молдавская нация от всех этих разборок не укрепится. А ее устои давно подтачивает растущая преступность.
Она принимает все больший масштаб и чудовищные формы.

Молодая девушка в беседе бьет тяжелым предметом немолодого мужчину по голове. Он теряет сознание. Ей этого мало и она чуть позже отрезает ему голову. Но и это не все.
С отрезанной головой она ходит по барам и кладет ее, наконец, на порог мэрии.
Такое раньше можно было увидеть лишь в фильмах ужасов.

Коррупция, кумовство, мошенничество настолько проникли в народную душу, что почти стали ее сутью.
Молдавская пресса с удовольствием смакует преступную роскошь одних, и живописует отчаяние другого полюса.
Публикации СМИ превратились в бензин, которым поливают пожар.

За короткий срок доверие населения к молдавским общественным институтам подорвано окончательно.
А отсутствие моральных ограничителей и нравственного стержня не просто развращают нацию, а размывают ее.

Вот такой контекст обнаруживает идея объединения с Румынией.

Но это также и фон для урегулирования приднестровской проблемы.
В такой ситуации объединение Кишинева и Тирасполя также выглядит опасной затеей.
Приднестровье с клубком ее трудноразрешимых проблем сегодня для Молдовы - угроза, не меньшая, чем объединение с Румынией.

Это то самое «смертельное лекарство», после которого больной может отдать концы.

Молдова оказалась в тупике. Ей все труднее оставаться на плаву.
Она как акробат должна идти по натянутому канату. Но легко ли сохранить баланс без шеста?
А таким шестом является общенациональная идея. А она, как мы показали выше, отсутствует.

То, что заметно нам, наверное, видно и из Кремля.
План Москвы достаточно прост.
Молдова – это западная граница НАТО. С военным блоком пока не удается утрясти проблемы безопасности.
Любые подвижки на этой границы требуют четкой реакции. Россия и Приднестровье не смогут принять в свои объятия внуков или идейных детей Антонеску.
А президент Румынии Бэсеску открыто подтвердил свою преданность этим мыслям и намерениям.

Идеи пересмотра границ – это бикфордов шнур, который тянется не к винной, а пороховой бочке.
И название этой бочки – Республика Молдова.

Поэтому Дмитрий Рогозин и предложил молдавским политикам «определиться».
Но, хорошо подумав о последствиях, к которым может привести «игра с огнем».

Так в чем же план? Сохранение Молдовы.

Для чего необходимо осмысление ситуации и объединение сил, желающих удержать страну от раздела.

Одной из таких сил назван Влад Филат.
Может, для того, чтобы его атаковали политические противники? Вряд ли.
Премьер проявил разумность на приднестровском направлении. Не менее важно, что в нынешнем составе (т.е. без участия коммунистов) парламент его «свалить» не сможет.

Поскольку в ближайшие год-два объединение с Румынией явно не произойдет, Влад Филат заинтересован в устойчивом улучшении ситуации в стране, чтобы добиться успехов на выборах и далее играть заметную роль в будущем страны.
Не исключено, что ему Москвой может быть сделано предложение, от которого будет трудно отказаться.
Отказаться еще и потому, что давление политических оппонентов будет слишком сильным.

Референдумы, исторические знамена, закон о недискриминации, шествия унионистов и горячее дыхание партии коммунистов, чье приближение к власти скоро будет остановить почти невозможно.

Что является альтернативой оздоровлению ситуации? Борьба всех против всех и полный хаос в Молдове.

Руководитель американского аналитического центра «Стратфор» Джордж Фридман, после своего «геополитического путешествия» по нашим краям отметил: «Я не утверждаю, что Молдова неспособна самостоятельно прийти к осознанию сути государственности и национальной идеи, но понимание таких вещей приходит через длительное время и не всегда мирным путем».

Но Молдова «…имеет большое значение тогда, когда она является частью чего-то большего. Советский Союз исчез.
В Европе сейчас больше проблем, чем она сама в состоянии решить… Но, Румыния – все еще рядом…и хотя это не наилучший выход из ситуации, и, конечно, именно тот вариант, который не рассматривается вообще большей частью самих молдаван, но это единственный реальный выход из сложившейся ситуации, неидеальный, но все же выход.» Делает вывод Фридман.

В наши края он тогда приехал из Румынии, в сопровождении румынских сотрудников.
А его собеседники-журналисты были из депортированных молдавских семей.
Возможно, это также повлияло на выводы политолога.

Как бы там ни было, Джордж Фридман изложил то, что предлагает политическому классу Молдовы сегодня Запад.
Но это также и то, что поставит в истории Молдовы жирную точку.

Судьба вновь подарила этому краю миг – «когда русские ушли, а румыны еще не пришли».

У страны осталось не так много времени, чтобы все взвесить и распорядиться этим шансом действительно в интересах молдавского народа.

Но этот народ правящая верхушка подводила не раз. Деньги и власть она ставила выше родной земли и самого народа.

Исчезнуть или возродиться?

Казалось бы, чувство самосохранения обязано подсказать молдаванам правильный выход. Но может оказаться и так, что время, выделенное на ответ «Быть или не быть?», безвозвратно потеряно.
newscom.md

Обсудить