Тем, кто героизирует нацистов и Антонеску, руки не подаю

Молодые люди были воспитаны во враждебном духе по отношению к собственному государству, и этим была предопределена их реакция на символы Молдавского государства. Разгром парламента и президентуры означал в головах этих людей ликвидацию «неправедного государства», «ошибки истории» и восстановление «исторической справедливости» в виде «воссоединения» Бессарабии с Румынией. Это, бесспорно, в значительной степени было воспитано курсом «Истории румын».

В Вадул-луй-Водэ под Кишинёвом состоялась международная научная конференция «Присоединение Бессарабии к России в свете многовекового молдавско-российско-украинского сотрудничества». Её организаторами выступили Аналитический портал AVA.MD, Ассоциация историков и политологов «Pro-Moldova» и Ассоциация внешней политики и международного сотрудничества (Молдова). В форуме приняли участие историки и политологи из Молдавии, России, Украины, Румынии, Болгарии, Венгрии, Германии, Франции, Турции и других стран.

О ходе конференции и ее результатах рассказывает молдавский историк Сергей Назария – доктор хабилитат исторических наук (Ассоциация историков и политологов «Pro-Moldova», Центр стратегического анализа и прогноза EST–VEST).

– Сергей, в чём состоит общественный смысл конференции в Ваду-луй-Водэ, посвящённой 200-летию присоединения Бессарабии к России?

– Геополитику пока никто не отменял, как и противоречия между интересами великих держав. Кстати, Бухарестский мирный договор 16 мая 1812 г. является классическим примером такого столкновения интересов. Но что же общего между договором двухсотлетней давности и современностью? После развала Советского Союза в мире и, соответственно, в нашем регионе изменилось соотношение сил. Задачей некоторых мировых центров силы является вытеснение России из этого региона. А для решения данной геополитической задачи, оказывается, мало лишь военных и экономических средств, предпринимаются и гуманитарные усилия, а именно использование истории в геополитических целях для того, чтобы доказать в данном случае, что Россия всегда была злом для народов Юго-Восточной Европы. И годовщина присоединения Бессарабии непременно будет использована антироссийскими силами для этих целей.

Наша же цель была совершенно иной – провести академическое мероприятие, на которое мы пригласили людей из нескольких стран, и тщательно рассмотреть указанные события. Конечно, у людей могут быть разные представления, они и были разными, но мы попытались рассмотреть эти вопросы с точки зрения исторической науки, с точки зрения объективности, непредвзятости. Насколько нам это удалось, судить не нам, но будет издан сборник, и каждый человек сможет ознакомиться с материалами конференции и убедиться в том, что мы представили разные точки зрения, старались не политизировать этот вопрос и как минимум ориентировались на сотрудничество. В этом значимость состоявшейся конференции.

– Сергей, если история является инструментом информационной войны, то не слишком ли это сложно – конференция? Приёмы идеологической борьбы довольно просты, ставка делается не на глубину знаний и сложность мифов, а на массовость аудитории. На мой взгляд, средства массовой информации важнее, чем…

– Я понял Ваш вопрос, отвечу коротко. Всё так, однако в любом случае средства массовой информации, которые проводят ту или иную линию, должны опираться на какие-то авторитетные мнения специалистов. Мы надеемся на то, что хотя бы часть информации, которая обсуждалась и анализировалась на нашей конференции, будет взята средствами массовой информации и попадёт к читателю в неискажённом виде. Это уже будет орудием, если можно так выразиться, распространения правды, правдивой информации.

– А где можно найти эти материалы?

– Мы постараемся провести презентацию сборника, а в Интернете есть отдельные материалы на www.regnum.ru и www.ava.md

– Сергей, поговорим немного о Вас как об ученом. Вы всегда были последовательным молдовенистом…

Я никогда не был молдовенистом, мне вообще не нравится это слово, я – интернационалист до мозга костей, я сторонник молдавской государственности и противник присоединения Молдовы к Румынии.

– Но Вы считаете возможным для каждого человека самому выбрать свою идентичность?

Совершенно верно. И что я должен сказать? Я считаю, что молдаванам пытаются искусственно и насильно навязать чуждую им идентичность. В конечном счёте это выбор каждого человека – кем себя считать, никто не имеет права навязывать другому какую-то идентичность.

– Не так: «нам известна истина, и мы можем определить твою идентичность»?

– Нет, не так. Наши оппоненты вышли из сталинской шинели, они поменяли приоритеты, однако принципы у них остались прежними. Мы, между прочим, пригласили на конференцию и их, наших оппонентов, и не в первый раз мы на все проводимые нами мероприятия их приглашаем. Но они в лучшем случае не дают какого-либо внятного ответа.

– Но и Вы не участвуете в конференциях унионистов?

– А они нас не приглашают. Или бывает, что приглашают, когда уже поздно идти.

– Как я понимаю, за последние лет десять Ваша жизненная и научная позиция не менялась?

– Да она и за последние пятьдесят лет не менялась.

– Хорошо. Тем не менее и при прежней власти у Вас были сложности с руководством?

– Но они не были идеологическими, эти сложности. У меня сложности такого рода были и в советское время, и в постсоветское. Дело в том, что людям, у которых есть определённые полномочия, административные ресурсы, не нравится, когда у других людей, которых они считают своими подчинёнными или клиентами, есть мнение, которое отличается от их собственного.

– Сергей, многие говорят о грубых ошибках и несуразностях в школьных учебниках по «истории румын». Иногда трудно понять, то ли уровень авторов учебников настолько невысок, то ли это исполнение заказа.

– А это сопутствующие качества. Если человек уважает себя как профессионала, то он и предмет знает, и ему крайне нелегко идти на подлог. И наоборот.

– Тем не менее учебники «История румын» были изданы не сегодня, а при прежнем, коммунистическом, руководстве. Чем это можно объяснить?

– Чем это объяснить?.. Ну, во-первых, конформизмом некоторых чиновников. Я тогда какое-то время был замминистра просвещения, занимался этими вопросами. Но тогдашний министр Ванча пропустил всё это, затем министр Сима тоже… Скорее всего, это была боязнь определённой части чиновников, обыкновенное отсутствие элементарного мужества человеческого. Значительная часть государственных чиновников при коммунистах были конформистами, они решали в первую очередь не государственные, не общественные, а какие-то личные задачи, и вступление в конфликт с унионистами создавало дискомфорт.

– Молдавский парламент в 2009 году громили двадцатилетние юнцы, это значит, что в 2001 году, когда коммунисты пришли к власти, им было лет по двенадцать. Если бы у них был другой курс истории, возможно, и история развивалась бы иначе?

– В значительной степени это так, потому что история, в отличие от других гуманитарных дисциплин, не просто формирует мировоззрение, научное, о мире, об обществе, но ещё и воспитывает людей как граждан. Когда людям преподносят историю как повод для озлобления против других людей, что имеет место в случае с «Историей румын», искажают историю своего народа, представляют соседние народы исключительно в отрицательном свете, то, естественно, в головах людей происходят определённые и не очень здоровые перемены. Молодые люди были воспитаны во враждебном духе по отношению к собственному государству, и этим была предопределена их реакция на символы Молдавского государства. Разгром парламента и президентуры означал в головах этих людей ликвидацию «неправедного государства», «ошибки истории» и восстановление «исторической справедливости» в виде «воссоединения» Бессарабии с Румынией. Это, бесспорно, в значительной степени было воспитано курсом «Истории румын».

Но нельзя всё сводить исключительно к гуманитарной составляющей. Тот факт, что молодым людям невозможно найти себе применение в собственной стране, тоже воздействует на их мозги и добавляет неуважения к этой самой стране. Однако гуманитарная политика – одна из основных элементов формирующих гражданина.

– И что же делать, как быть в этой ситуации?

– Главное – избрать на следующих выборах, когда они будут, нормальную власть, хотя бы относительно честную, избрать людей, которые настроены соблюдать национальные государственные интересы Республики Молдова, видя их не через призму интересов Румынии и других государств. Когда у нас будет подобная власть, тогда мы сможем проводить адекватную внешнюю, внутреннюю, в том числе гуманитарную политику в области исторического образования. А сейчас следует по каналам гражданского общества и через массмедиа доводить до людей правду истории, создать такую атмосферу в обществе, чтобы все эти националистические, румыно-унионистские, ксенофобские настроения стали маргинальными. Полностью исключить их из общества невозможно, обязательно будут люди, которые будут придерживаться подобных взглядов. Однако надо создать такую атмосферу, чтобы эти люди стали маргиналами, чтобы, как в любой нормальной стране, никто руки не подавал бы тем, кто пытается оправдывать нацистов, героизировать Антонеску и компанию.

Олег Краснов, rusedin.ru

Обсудить