Уроки Нюрнберга для народов Европы не должны быть забыты!

Попытки «ревизии истории» в Румынии и Республике Молдова Отражают стремление некоторых политических кругов перекроить карту Европы. Они отражают тенденцию к ликвидации Молдавского независимого и суверенного государства и присоединение его к «Великой Румынии». Попытки «исторического обеления» злодеяний румынского фашизма представляют собой ни что иное, как реализацию великорумынского геополитического проекта по ликвидации Республики Молдова.

Человечество давно научилось судить отдельных злодеев, преступные группировки, бандитские и незаконные вооруженные формирования. Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба — правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей. С тех пор прошло более 65 лет.

4-го мая 2012 года Ассоциация историков и политологов «Pro-Moldova» и Информационно-аналитический портал ava.md провели круглый стол по итогам Международной научной конференции «65 лет Нюренбергскому вердикту: уроки для современной Европы», которая состоялась 19 декабря 2011 года в г. Кишинёве.

В этой Международной научной конференции принимали участие и выступили с докладами Посол России в Республике Молдова Валерий Кузьмин, кандидат исторических наук Пётр Бойко, доктор исторических наук, профессор Черновицкого национального университета Александр Сыч, молдавские историки Сергей Назария и Михаил Спрынчанэ, доктор политических наук Ион Думиникэ, историк Татьяна Сырбу, доктор исторических наук, профессор института истории НАН Белоруссии Алексей Литвин, кандидат исторических наук, профессор Одесского национального университета Василий Щетников, доктор исторических наук Владимир Поливцев, председатель еврейской общины города Бельцы Лев Бондарь, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник отдела иудаистики ИКН АНМ Евгений Брик.

В рамках круглого стола прошла презентация сборника научных статей по материалам этой Международной научной конференции: «65 de ani ai verdictului Tribunalului de la Nürnberg: învăţăminte pentru Europa contemporană” / «65 лет Нюренбергскому вердикту: уроки для современной Европы» (Chişinău, 19 decembrie 2011».

К участию в работе круглого стола, проведённого в контексте процесса укрепления государственности Республики Молдова и её интеграции в мировое сообщество, были приглашены журналисты, члены неправительственных организаций, студенты, мастеранты и аспиранты высших учебных заведений Республики Молдова.

В ходе обсуждения представленного сборника выступили доктор исторических наук, один из создателей и руководителей Ассоциации историков и политологов «Про Молдова» Сергей Назария, кандидат исторических наук, доцент Пётр Бойко, научный сотрудник ИКН АНМ Евгений Брик, историк Иван Грек, историк, доцент ПГУ Пётр Шорников, культуролог Ольга Тиховская, преподаватели Высшей Антропологической школы Леонид Мосионжик и Владимир Поливцев, которые отметили исключительную важность и актуальность проблемы, поднятой на Международной конференции «65 лет Нюренбергскому вердикту: уроки для современной Европы» в контексте происходящих сегодня не только в Европе, но и во всём мире негативных политических процессов, характеризующихся активизацией воинствующего национализма и возрождением откровенного фашизма.

Участники круглого стола напомнили, что Международный военный трибунала(МВТ) над главарями нацистской Германии, проходил в течение 10 месяцев и 10 дней – с 20 ноября 1945 года по 01 октября 1946 года в Нюрнберге (Германия) и был назван «карающей рукой» замученных нацизмом народов Европы в годы Второй Мировой войны 1939 – 1945 г.г. Он был создан в соответствии с положениями Лондонского Соглашения (08 августа 1945 года) между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции.

О необходимости проведения Международного суда над гитлеровцами впервые было сказано в заявлении Правительства СССР «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы» (14 октября 1942 года), в котором говорилось, что «Советское правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального Международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии».

В докладе советского Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина, посвященном 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции от 06 ноября 1942 года, говорилось, что «советский народ не ставит перед собой задачу уничтожения Германии, но преследует цель ликвидации фашистского государства и его вдохновителей, уничтожения гитлеровской армии, разрушения ненавистного «нового порядка в Европе» и наказания его инициаторов. Пусть знают эти палачи, что им не уйти от ответственности за свои преступления и не миновать карающей руки замученных народов».

Однако инициатива Правительства СССР не сразу получила поддержку в мире, особенно в Великобритании, где правительство премьер-министра Уинстона Черчилля встретило его в штыки. В сообщении, переданному английскому послу в СССР «для его личной информации», говорилось, что «имеются серьезные возражения... против создания специального международного суда по делу главных военных преступников». В рекомендациях «Специального Комитета», созданного Правительством Великобритании под нажимом союзных правительств оккупированных стран Европы и самой общественности Англии, было сказано, что «предложение о каком-либо международном суде для наказания военных преступников должно быть решительно отклонено...».

Весной 1943 года Советское Правительство довело до сведения всех народов мира новые факты и документы о неслыханных злодеяниях, чинимых нацистами над угнанными в Германию советскими мирными гражданами, и заявило о неминуемом возмездии за эти преступления.

30 октября 1943 года Рузвельт, Сталин и Черчилль подписали «Декларацию об ответственности гитлеровцев», которая была опубликована в качестве одного из важнейших документов Московского совещания министров иностранных дел СССР, Великобритании и США.

При всех сложностях достижения всестороннего согласия между сторонами, Московская Декларация сыграла важную роль в наказании военных преступников, установив не только принцип ответственности гитлеровских преступников, но и принцип их подсудности. Она стала неразрывной частью всей программы союзников по разгрому фашизма и послевоенному устройству мира наряду с такими важными документами, как «Декларация четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности», Декларация о Германии, об Австрии и об Италии, Решение о создании Европейской консультативной комиссии для изучения проблем, связанных с окончанием военных действий.

Советский Союз не только добивался четкого формулирования принципов ответственности и наказания военных преступников, но и первым стал принимать практические меры для выполнения своих торжественных обязательств. Указом Президиума Верховного Совета СССР (от 02 ноября 1942 года) была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.

08 августа 1945 года сторонами был принят Устав МВТ, как неотъемлемая часть Лондонского Соглашения, определившего организацию и юрисдикцию трибунала, отныне он имел право судить и наказывать лиц, которые индивидуально или как члены организации совершили различные преступления против мира и всего человечества. Каждое из четырёх правительств – СССР, США, Великобритании и Франции, назначали в состав МВТ одного члена, одного его заместителя и главного обвинителя. Для координации действий по расследованию и поддержанию обвинения был образован комитет из главных обвинителей: Р.А. Руденко – СССР, Р.Х. Джексон – США, Х. Шоукросс – Великобритания, и Ф. де Ментон – Франция.

Первое организационное заседание Международного Военного Трибунала (МВТ) состоялось в Берлине 09 октября 1945 года. На нём было решено, что суд на гитлеровцами состоит в Нюрнберге. Здесь имелись необходимые здания для суда и тюрьмы, помещения для трибунала, его аппарата, свидетелей, представителей прессы и общественности. Для этого лучше всего подходило здание Дворца юстиции, который отвечал требованиям для проведения такого масштабного и длительного судебного процесса.

Комитет обвинителей и делегации всех четырех стран провели огромную работу по подготовке процесса: составили список обвиняемых, разработали регламент МВТ, собрали и систематизировали массу доказательств, допросили подсудимых и свидетелей, выработали единую линию всех обвинителей на процессе. Столь основательная подготовительная работа, проведенная перед процессом, в большой мере обеспечила успешный ход всего судебного разбирательства дел главных военных преступников.

20 ноября 1945 года Международный военный трибунал в Нюрнберге приступил к своей работе. На скамье подсудимых оказалась почти вся правящая верхушка нацистской Германии – ведущие нацистские политики, промышленники, военачальники, дипломаты, идеологи, которым вменялись в вину преступления, совершенные гитлеровским режимом.

В списке обвиняемых были: Герман Вильгельм Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Роберт Лей, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбрунер. Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Вальтер Функ, Гельман Шахт, Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, Карл Дениц, Эрих Редер, Бальдур фон Ширах, Фриц Заукель, Альфред Йодль, Мартин Борман, Франц фон Папен, Артур Зейсс-Инкварт, Альберт Шпеер, Константин фон Нейрат, Ганс Фрич.

В ходе процесса проведено более 400 открытых заседаний, было допрошено 116 свидетелей, рассмотрены многочисленные письменные показания и документальные доказательства (в основном официальные документы германских министерств и ведомств, генштаба, военных концернов и банков).

Обвиняемые и их адвокаты стремились доказать юридическую несостоятельность Устава Трибунала, взваливали всю ответственность за совершенные преступления на Гитлера, СС и гестапо, выдвигали встречные обвинения в адрес стран-учредителей Трибунала. Ни один из подсудимых не признал себя виновным.

Но было убедительно доказано, что в целом за годы войны в концлагерях, в пунктах массового уничтожения людей фашистские преступники замучили и убили более 12 млн. человек, в послевоенные годы Гитлер планировал уничтожить еще 30 млн. славян и полностью истребить евреев.

Наряду с взрослыми нацисты истребляли детей. Они убивали их вместе с родителями, группами и поодиночке. Они убивали их в детских домах, в больницах, заживо хороня в могилах, бросая в огонь, отравляя их, производя над ними опыты, беря у них кровь для немецких солдат, бросая их в тюрьмы, гестаповские камеры пыток и концентрационные лагеря, где дети умирали от голода, пыток и эпидемических заболеваний.

Обвиняемые убивали и жестоко обращались с военнопленными, лишая их необходимой пищи, жилья, одежды, медицинского обслуживания, заставляя работать их в нечеловеческих условиях, пытая их, а затем убивая их. А военнослужащих тех стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, часто убивали, когда они сдавались в плен. Эти убийства и жестокое обращение производились вопреки международным конвенциям, в особенности статьям 4, 5, 6, 7 Гаагских Правил 1907 года и статьям 2, 3, 4, 6 Конвенции о военнопленных (Женева, 1929 год), законам и обычаям войны, общим правилам обращения с военнопленными.

Особое место в формуле обвинения занимал и такой пункт, как «бесцельные разрушения»: по приказу обвиняемых бесцельно разрушались города и деревни и совершались другие разрушения, не оправданные военной необходимостью и соображениями военного характера. Только на территории СССР нацисты уничтожили или разрушили 1 710 городов и более 70 000 деревень и населенных пунктов, более чем 6 млн. зданий и оставили без крова около 25 млн. человек.

Обвиняемые совершили преступления против человечности в период с 1939 года по 8 мая 1945 года в Германии и на всех территориях, оккупированных германскими вооруженными силами, начиная с 1 сентября 1939 года, а также в Австрии, Чехословакии, Италии и в открытом море. Они проводили политику преследования, репрессий и истребления тех граждан, которые были врагами нацистского правительства, и общего плана или заговора, подозревались в этом, или рассматривались в качестве возможных врагов. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, содержали их в так называемом «предварительном заключении» и концентрационных лагерях, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их.

Решения МВТ принимались большинством голосов, процесс был построен на сочетании процессуальных порядков всех представленных в МВТ государств. В конце сентября - начале октября 1946 трибунал огласил Приговор, в котором были проанализированы принципы международного права, аргументы сторон, дана картина преступной деятельности режима на протяжении более чем 12 лет его существования.

Нюрнбергский военный трибунал приговорил: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно) – к смертной казни через повешение. Гесса, Функа, Редера – к пожизненному заключению. Шираха, Шпеера – к 20, Нейрата – к 15, Деница – к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен, Шахт были оправданы. Переданный суду Лей незадолго до начала процесса повесился в тюрьме, Круп (промышленник) был признан неизлечимо больным, и дело по нему было прекращено.

После отклонения Контрольным Советом по Германии ходатайств осужденных о помиловании, все приговоренные к смертной казни в ночь на 16 октября 1946 года были повешены в Нюрнбергской тюрьме (за 2 часа до этого Геринг покончил жизнь самоубийством).

Трибунал также объявил преступными организации СС, СД, гестапо, руководящий состав национал-социалистической партии (НДСАП), но не признал таковыми СА, германское правительство, генштаб и верховное командование вермахта. Член трибунала от СССР Р. А. Руденко заявил в «особом мнении» о несогласии с оправданием трех подсудимых, высказался за смертную казнь в отношении Р. Гесса.

Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера, наказал как уголовных преступников государственных деятелей, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, справедливо покарал организаторов и исполнителей преступных планов истребления миллионов людей и покорения целых народов. А его принципы, содержащиеся в Уставе трибунала и выраженные в приговоре, были подтверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 года, как общепризнанные нормы международного права и вошли в сознание большинства людей.

Нюрнбергский процесс имел существенное значение для утверждения принципов и норм современного международного права, рассматривающих агрессию как тягчайшее преступление. Отвечая на небывалые в мировой истории злодеяния фашистов и милитаристов, эти процессы стали важной вехой в развитии международного права. Впервые к уголовной ответственности были привлечены официальные лица, ответственные за планирование, подготовку и развязывание агрессивных войн. Было признано, что положение главы государства, ведомства или армии, а также исполнение распоряжений правительства или преступного приказа не освобождают от уголовной ответственности.

По сей день принципы Нюрнбергского процесса служат основанием для отказа выполнять преступный приказ, предупреждают о грядущей ответственности тех руководителей государств, которые совершают преступления против человечества.

Этот процесс стал международным в полном смысле этого слова, ибо выражает волю всех стран, подписавших или присоединившихся к Лондонскому соглашению. Всему миру было продемонстрировано, что в послевоенное время имеется существенная основа для плодотворного сотрудничества между государствами с различным социальным строем – это воля людей к миру и упрочению международного правопорядка.

Суд в Нюрнберге не был «скорой расправой» победителей над поверженным врагом. Обвинительный акт на немецком языке был вручен подсудимым за 30 дней до начала процесса, и далее им передавались копии всех документальных доказательств. Процессуальные гарантии давали обвиняемым право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, предоставлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей и т. д.

В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, рассмотрены тысячи документов. В качестве доказательств фигурировали также книги, статьи и публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывали сомнений. Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

Сразу после войны немцы скептически относились к Нюрнбергскому процессу, ожидали мести со стороны победителей, не надеялись на торжество справедливости. Однако уроки Нюрнбергского процесса оказались совсем иными. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех — и для высших военачальников, и для политиков, и для государтсвенных деятелей любого ранга.

Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

После Нюрнбергского процесса многим людям казалось, что отныне перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Снова активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В них, с одной стороны, обеляются и героизируются вожди нацистского Третьего Рейха, а с другой стороны, очерняются советские государственные деятели, политики и военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий.

В их версии, Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, мол, это самые обычные, вполне милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. В позиции современных фальсификаторов истории в Республике Молдова всё чаще прослеживается игнорирование того факта, что юридическое наследие Нюрнбергского трибунала, а также Устав ООН и фундаментальные акты международного права первых послевоенных лет исходили из чёткого различия между статусом государств победившей антигитлеровской коалиции, с одной стороны, и вражеских государств, с другой.

Отчасти они следуют той же тактике, которую применила правящая элита Румынии накануне краха фашистской Германии. Эти господа «сожалеют» по поводу того, что королевская Румыния казнила союзника Гитлера, военного преступника, фашистского диктатора Иона Антонеску и перешла в стан победоносной антигитлеровской коалиции. Но им следовало бы, вспомнив уроки Нюрнбергского трибунала, крепко задуматься над тем, какие последствия для Румынии были бы в том случае, если бы она до конца сражалась на стороне фашистской Германии и была бы отнесена к числу «враждебных государств».

Не желая отказаться от тех преимуществ, которые дал Румынии статус государства – члена антигитлеровской коалиции (получение Трансильвании, части Добруджи, уход от наказания значительного числа соучастников военных преступлений), румынские «реваншисты от истории», тем не менее, продолжают выдвигать и развивать концепцию «Великой Румынии», требовать «воссоединения Молдавии с Румынией».

Современных румынских политиков история ничему не научила. Не научила она ничему и многих политиков стран ЕС, которые никак не отреагировали на заявления президента Румынии Траяна Бэсеску о том, что, окажись он на месте фашистского румынского «фюрера» Иона Антонеску 22 июня 1941 года, то также отдал бы румынским солдатам приказ «Перейти Прут!»

Тенденция реабилитации злодеяний румынских фашистских преступников находит поддержку среди части националистически настроенной интеллигенции, политиков и даже высших должностных лиц как в Румынии, так и в Республике Молдова.

Среди бежавших после войны на Запад румынских военных и политических деятелей, а после 1990 года и в самой Румынии появилось много авторов, которые, искажая истину, рисуют фигуру фашиста Иона Антонеску в ореоле «патриота» и «мученика».

Их последователи в Республике Молдова также принялись изображать Антонеску как «жертву политических обстоятельств», «национального героя». Уже на протяжении ряда лет в Молдове студентам-историкам предлагаются такие темы для курсовых и дипломных работ, как «Маршал Ион Антонеску – государственный деятель», «полководец». «дипломат». В каждой из этих тем его называют «выдающимся». «искусным». «гениальным!».

Основные уроки Нюрнбергского трибунала и вынесенного по его итогам приговора нацистским преступникам для Республики Молдова, - подчеркивали выступавшие участники круглого стола, - состоят в том, что молдавские политики, государственные и общественные деятели, ученые историки должны давать себе отчёт в бесплодности и контрпродуктивности фальсификации исторических фактов и отрицании документально подтвержденных преступлений румынского фашизма и германского нацизма на территории Молдавии с точки зрения принципов научной объективности, историзма и уважения к позиции (и многочисленным жертвам, принесённым ради её защиты), которую занимает подавляющее большинство молдавского народа.

Они должны осознавать опасность игнорирования уроков Нюрнберга и внедрения в государственную образовательную политику апологетики фашизма и агрессии, поскольку это ведёт к росту ксенофобии, неофашистских настроений среди молодежи, провоцирует межэтническую напряженность, лишает перспективы процесс Приднестровского урегулирования.

Им должно быть ясно, что продолжение такой политики неизбежно будет иметь своим следствием осложнение отношении Республики Молдова с государствами-победителями, с наследниками Великой Победы – Россией, Украиной, Белоруссией, их народами, внесшими самую весомую лепту в разгром германского нацизма и румынского фашизма.

В завершение круглого стола его участники констатировали, что успешный опыт противостояния агрессии и террору времен Второй мировой войны актуален по сей день. Многие подходы применимы один к одному, другие нуждаются в переосмыслении, развитии. Время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, — будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время охотно пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать. Коричневая гидра фашизма во многих странах мира вновь подняла голову, а шаманствующие апологеты терроризма каждый день рекрутируют в свои ряды все новых и новых прозелитов.

Деятельность Международного военного трибунала, - подчеркнул историк Сергей Назария, - нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных нацистских организаций это верно. Но зло оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945–1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

Попытки «ревизии истории» в Румынии и Республике Молдова Отражают стремление некоторых политических кругов перекроить карту Европы. Они отражают тенденцию к ликвидации Молдавского независимого и суверенного государства и присоединение его к «Великой Румынии». Попытки «исторического обеления» злодеяний румынского фашизма представляют собой ни что иное, как реализацию великорумынского геополитического проекта по ликвидации Республики Молдова.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности!?

Обсудить