Воронин. Оттенки красного

К некоторым итогам Первомайского митинга, проведенного Партией коммунистов

Для участия во Втором Гражданском Конгрессе и одновременно в Первомайском митинге ПКРМ товарищ Воронин и особо к нему приближенные вырядились в красные майки. Они готовились к мероприятиям, продумывались мелкие детали своего появления на людях и перед телекамерами, тщательно подбирали для выступлений слова, соответствующие торжественно-предреволюционному моменту, из вороха приветствий в адрес ВГК выбирали для озвучивания особенно сокровенные и тоже соответствующие.

И что вышло? Опять сплошное вранье и переливающаяся через край агрессия. Будто бы «объединение 120 организаций Общероссийского народного фронта из 70 стран мира направило в адрес Гражданского конгресса приветствия», будто бы более 35 тысяч вышло на тесную кишиневскую площадку, чтобы протестовать против властей-узурпаторов»… А тексты-то какие!

«Конгресс стал силой.., способной привести в чувство пляшущее под дудку Бухареста и НАТО руководство…», «станьте полноправными хозяевами своей страны», «не допускайте, чтобы вашим государством не помыкали из Бухареста», «независимость надо защищать». И, наконец, воронинское: «я призываю всех вас: ни шагу назад, отступать больше нельзя, нам нельзя проявлять отчаяние и малодушие!» как живучая, несмотря ни на «снег и ветер», цитата из революционных страниц о «последнем и решительном бое», о «восстании рода людского».

Воронинцы запутались в цифрах, сколько же их сторонников собралось для участия в Конгрессе и Первомайском митинге. 35 тысяч? Семь-восемь? Зачем это им? Большевистские гены мешают трезво глядеть вокруг? Природный воронинский грех, приобретенный в советские времена, когда нужны были показатели (чем больше – тем лучше) и когда за приписки партия наказывала только тех, кто попался на чем-то другом, только не за приписки? Тогда кабинетные увеличения силы и мощи КПСС приветствовались и считались партийной доблестью и знаком преданности делу Ленина.

В переложении на нынешний молдавский коммунизм это так: нет сегодня 35 тысяч, ерунда, завтра точно будет 35, да что там 35! 135 наберем! Воронин, выступая перед собравшимися 1 мая по написанному заранее тексту, назвал примерно точную цифру – нас тысячи и тысячи, то есть две плюс две. Это четыре. Организаторы «двух в одном» митингов понимали, что примерно столько и придет народу, чтобы под красными флагами покричать и постращать узурпаторов жестами, означающими «смерть».

У Воронина, идущего в колонне митингующих, спросили, а что же ваших сегодня маловато числом? Воронин с присущей ему находчивостью и партийной изворотливостью сказал, во-первых, сегодня праздник, 1 мая, кишиневцы отдыхают, шашлыки на природе едят, но если посмотреть, подумав, то нас много, полстраны… Зимой ему мешал неожиданный по молдавским срокам и температурам мороз собрать пугающее число сторонников. Сейчас помешала неожиданная по тем же обстоятельствам погода, и, если слушать внимательно лидера ПКРМ, то помешал собраться «должным количеством» на Первомайский митинг и сам праздник Первомай.

Беда Воронина и всей его компании под названием ПКРМ еще и в том, что здесь так и не поняли настоящих причин гибели Советского Союза и долгого гниения правящей в нем партии. А все рассыпалось в один день, пропало, улетучилось из-за повального вранья, возведенного в официальную государственную политику. И никто не взялся защищать это, с позволения сказать, добро, потому что всем вранье надоело.

Воронинские митинги своим числом и числом их участников сокращаются по той же причине. Воронину уже никто не верит, а агрессивная публика, желающая (есть еще такие, что лукавить) «до основания, а затем», понимает, что сталинский боевой девиз «ни шагу назад» эффективен лишь в одном случае: когда нет вранья, а есть одна на всех цель. Вранья вокруг ПКРМ, да и во всем молдавском государстве, хоть пруд пруди. Оно, конечно, ведет к цели. Цель – власть Воронину. Достигнутая цель превратит «35 тысяч, 60 тысяч…» в кучу залапанных древков на асфальте, в поломанную мебель.

Их потом навалят в революционные грузовики и без охраны вывезут подальше от глаз и до новых выборов, или когда потребуется показать, как народ любит Воронина, всю его партию, а также отдельных ярких и перспективных членов ПКРМ. Похоже, стороны чувствуют надвигающееся разочарование друг в друге.

Лидеры явно ждут, что кто-то из их партийных рядов рванет в настоящий бой то ли громить натовские танки, то ли утверждать «знамя Штефана», вот тут-то проявит свою силу ПКРМ, защищая их в судах, спасая от произвола властей. А партийная пехота ждет подвигов от своих лидеров, например, сложения депутатских полномочий, создания партизанских отрядов для борьбы против всех антимолдавских напастей. В самом деле, сколько можно «ни шагу назад», а вперед когда?

… Потому-то Воронин и нарядился в красную майку 1 мая 2012 года. Он сигналит – я свой, я такой же, как вы все, вместе мы сила, вы и я – мы одной крови… Он тщательно готовился к первомайской встрече со своими, как ему хотелось бы думать, «кровными братьями»… Тщательность выбора выдала Воронина окончательно. Красный цвет несимпатично висящей на семидесятилетнем лидере ПКРМ, конечно, знак «свой идет».

Красный цвет Воронина еще и знак внутренней тревоги: пусть меня видят, замечают, не забывают, надо, чтобы видели, замечали, не забывали, иначе сгину, как все прежние; известно, как молдаване любят забывать своих вождей; а как они любят их ненавидеть!; о, это злая песня о молдавском характере, где все еще больше советского, чем иного, нового и свободного. Ему, выбирающему цвета и «спецодежду для митингов», верят все меньше. Причины для сторон не являются секретом.

Трудно верить ни в чем не нуждающемуся человеку, зовущему на баррикады несытую и обворованную массу. И какое-то неравное предлагается «распределение добычи», какие-то несправедливые условия выполнения задачи: ему, зовущему и ничем не рискующему, - власть, а им, идущим, чтобы избавиться от воспетых коммунистической идеологией цепей, кусок хлеба, может быть, каждый день и право подчиняться зовущему.

Воронин просто образец коммунистического лидера. Ради такого обмена он готов не только одеваться в красное, он для нас скоро на площади разденется и посвятит поступок неизбежному счастью молдаван, отыскав в работах красных вождей соответствующую случаю цитату. Злые языки считают, что Воронин ради власти и не на то пойдет. На что? Ну, хорошо, попробуем предположить «на что».

Вспомним о действиях, из анекдота про Воронина, Путина, Красную площадь и табуретку, и потом еще о предложении Воронина «запустить крысу в ширинку мэра», и еще о его сравнении молдавской политики с «армянской баней» – вот и готов ответ. Воронин даже элегантно не обиделся, когда его сравнили со свиньей. Полезное и чистоплотное животное, сказал он. Он, видимо, нарочно не понял, что одно из ярких отличий свинье – ее всеядность и жадность; она и свининой не брезгует.

Обсудить