Румынские сплетни от Николая Дабижи

Наши отношения с Николаем Дабижей в последние 20 лет нельзя назвать враждебными, хотя мы не раз вступали в схватку в печати и на всяких собраниях. Даже судились однажды.

Но никогда ничего личного не было между нами. Во всяком случае, не приходилось делить деньги, женщин, имущество. И никогда я ему не завидовал, как прочие его недоброжелатели, - например, за то, что у него имеется дом типа дворца в квартале олигархов, над бывшим Комсомольским озером. Нас сближает и разъединяет лишь то, что мы идейные противники, а война между нами – политическая, хотя и не холодная. По балканским понятиям оснований для этого более чем: он бессарабский румын и унионист. А я - молдопатриот, родом из Приднестровья, с двумя классами румынской школы военного времени, и примитивный молдовенист, по выражению румынодемократов.

1.

Честно скажу, подобные обзывалки меня не злят, просто потому что я не верю в так называемую научную истину про историю румын, которая для них является истиной в последней инстанции. Да еще потому, что с давних до сих пор национал – патриоты наклеивали на меня ярлыки похлеще: манкурт, национал – предатель, враг румын… Смешно только, что эдак «привечали» меня, бывшего диссидента и узника ГУЛАГа, многие вчерашние партсовработники и даже кэгэбисты, за одну ночь «перековавшиеся» в правоверных румын, которые прежде преследовали подобных мне антисоветчиков, делая себе карьеру на этом.

Признаюсь, однако, что меня зацепил новый эпитет, присвоенный мне господином Дабижей – «писатель – интерфронтист» - в статье «Доброта как грех», опубликованной в еженедельнике «Литература ши Арта» (ЛА) от 5 апреля с.г. Это сердитая реплика в адрес Общего собрания молдавских писателей, состоявшегося незадолго до этого, а именно 30 марта с.г. В ней он расквитался со всеми обидчиками, первым из которых является новый председатель Союза писателей (отныне - Ассоциации) Аркадий Сучевяну, а третьим я.

Тем не менее, упомянутый выше колючий эпитет вряд ли заставил бы меня взяться за шпагу, ели бы злая реплика доброго дяди Коли не содержала ряд лжеутверждений, с которыми я не могу смириться никак. Вспоминается, что всякий раз, когда приходилось спорить с этим господином, я замечал его особую тягу к искажению исторических фактов, но это, как говорится, полбеды: в пылу полемики, при высокой эмоциональной температуре, такое вполне допустимо. Однако считаю недопустимым даже в идеологической войне применение заведомой лжи в прямом, повседневном смысле, в особенности, сплетен. Но именно Дабижа, который в своей статье несколько раз искренне возмущается лживыми утверждениями своих противников, возводит такую же напраслину на меня. Например, заявляя, будто «Борис Мариан вернулся из альтернативного писательского союза Константина Мунтяну»…

Сколько же можно повторять, господа бывшие руководители СПМ, что я не только не состоял в писоюзе «Нистру» Мунтяну – Савостина, но и критиковал его со дня основания! Тем не менее, был исключен из старого союза Чимпоем и К* за предполагаемое членство в альтернативном мунтяновском союзе. Допускаю, что Дабижа проголосовал тогда за исключение по неведению, будучи неверно проинформирован. Но зачем же он сам дезинформирует общественность после того, как я на упомянутом же писательском собрании опроверг с трибуны эту ложь? Неужто он не расслышал меня из второго ряда, глядя мне прямо в глаза? Не верится, поскольку все остальные высказывания отлично расслышал и некоторые даже процитировал в своей статье.

Следующая сплетня рыцаря румынской справедливости в мой адрес высказана в виде явного шантажа: « Мариан … ждет, чтобы я опубликовал его дело с отнюдь негероическими поступками, за которые он получил высокую венгерскую награду».

Да, господа унионисты, получил! И не одну, а две награды: в 1996 году – медаль, а в 2006-ом – орден за участие в коллективном протесте против подавления советскими войсками Венгерской революции 1956 – го года, когда был студентом Киевского госуниверситета. Это стало главным пунктом обвинения на моем процессе в 1957 году, закончившимся для меня пятилетним сроком заключения, который я отбыл от звонка до звонка в Дубравлаге (Мордовская АССР).

2.

А мне-таки любопытно узнать, какую еще крапленую карту вытащит из своего сундука мой старый недруг после заявленной угрозы, зная, что каждая страница моей биографии давно проверена и задокументирована? Впрочем, попытаюсь угадать. Скорее всего, это будет заплесневелая сплетня о том, будто Мариана судили якобы за элементарное изнасилование, но после выхода на волю он стал выдавать себя за бывшего политзэка. Подобная «утка» уже была запущена однажды, лет 12 -15 тому назад, тем же Дабижей

( об этом он писал в своем еженедельнике) и Николаем Андроником – в то время известным, а ныне забытым политиком. Последний, узнав, что его ввели в заблуждение, извинился передо мной по-мужски, а первый… Ладно не буду вдаваться в подробности. Главное, что он в судебном порядке вынужден был опубликовать в «ЛА» перевод статьи из одного украинского журнала с пробным и правдивым описанием моего судебного процесса.

Судя по тому, как агрессивно набросился Дабижа на меня и на все собрание, я сильно разозлил его... «Когда Луминица Думбрэвяну предложила принять Декларацию по поводу 200-летия захвата Россией Бессарабии,- сокрушается автор,-- и писатель - интерфронтист Борис Мариан запротестовал, зал безропотно промолчал. Тогда я ощутил дыхание Приднестровья в зале. И никто ему не возразил, ни один писатель не указал ему на дверь».

Вот какие «евродемократические» методы против инакомыслия предлагает главарь румынских демократов Молдовы! А я-то потому и воспротивился одобрению антироссийского документа, что за час до того наше собрание приняло новый устав СП, который рекомендует ему воздерживаться от политических акций и поддержки любых партий, чем так грешил наш Союз при 20-летнем правлении Михая Чимпоя.

И потому еще, что декларацию эту так горячо пропихивал опять-таки Николай Дабижа, в качестве председателя Демократического форума румын Молдовы (ДФРМ). Он-то и подталкивал растерянную Луминицу к трибуне для оглашения документа, посылая ей подсказки с места. Одиозная декларация была все же проголосована ( из 169 рук лишь две – моя и Олеси Рудягиной – поднялись против) при невообразимом шуме и неразберихе. Так что вряд ли кто из голосовавших осознавал, за что он поднял руку. Тогда-то я понял, как политические бесы зомбируют и дурят публику. Таким образом, Дабижа в очередной раз загреб руками писателей политический жар, который сможет с выгодой продать в Бухаресте.

Документ, нахраписто вырванный у Общего собрания, является лишь писательским «одобрямсом» известной Декларации ДФРМ, требующей от руководства республики объявления 16 мая с.г. Днем национального траура в связи с присоединением («захватом») Бессарабии к России в 1812-щм году. Сама же Декларация -- это, по сути дела, сценарий для правительства, где расписано, как именно провести траурное празднование. Предлагается, к примеру, приспустить флаги, передавать траурную музыку, провести собрания и лекции в вузах и школах. Даже церквам дано указание учинить соответствующие молебны. Не оставлена без внимания и молодежь, которой предписано «организовать факельное шествие». Словом, спектакль театра политического абсурда в легионерском стиле!

Все это задумано было ради события 200 -летней давности, потерявшего всякую актуальность после приобретения Молдовой государственного суверенитета. Причем события, которое лишь крикливое меньшинство населения считает трагическим («захватом», «румынской голгофой», «российским рабством» и т. д. и т.п.). Тогда как большинство современников и 99 процентов наших предков, включая молдавских бояр и духовенство, считало его благом для народа и православной церкви, о чем свидетельствуют исторические документы. Пусть ответят нам румынские патриоты, вроде Николая Дабижи: у кого Россия захватила Бессарабию? Не у Турции ли, с которой и был подписан Бухарестский договор! Пусть Турция и объявляет траур. Молдова же тогда была ее вассалом и ничего не решала. И уж во всяком случае, не у Румынии, просто потому что ее в то время не существовало. Как высказался столетие спустя выдающийся и обожаемый националистами историк Николае Йорга, « румыны не должны сожалеть о том, что произошло в 1812 году, когда восточная Молдова отошла к России»… Так что успокойтесь, господа унионисты, и не устраивайте спектакля на костях наших предков!

Более двух десятков лет, шагая вслед за вашим лжепророком и воюя против своих соплеменников, вы пытаетесь заразить их русофобией, не уразумев до сих пор, что у молдаван имеется исторический иммунитет к этому микробу. А ваши бухарестские кукловоды бросают деньги на ветер, вкладывая их в эту авантюру…

Слава Богу, что нашим парламентариям, несмотря на их прорумынский окрас, хватило ума не поддаться на провокацию с вышеупомянутой декларацией и отклонить ее. Только столичный примар принял сценарий Дабижи к исполнению. Но сделал это, нарушив закон, то есть самовластно, без согласования с Муниципальным советом. Значит, его постановление юридической силы не имеет.

Обсудить