Ни ума, ни чести, ни совести нашей эпохи

Опубликованный на этой неделе «Барометр общественного мнения» подтвердил состояние стагнации в экономике, политике, социальной сфере.

Большинство людей полагают, что страна движется в неправильном направлении, не удовлетворены ситуацией в экономике, уровнем и качеством жизни своих семей, совершенно не доверяют институтам государства, считают, что АЕИ управляет страной не лучше ПКРМ, и не верят в то, что власти учитывают мнение народа.

Этот «смертный» приговор не обошел и политические партии. Им не доверяют трое из четырех опрошенных, и лишь каждый пятый сказал, что он партиям доверяет. Ни у одного из партийных лидеров рейтинг недоверия не опустился ниже 50 процентов.


Высшая лига, она же низшая

Стагнация в партийной жизни выражается и в том, что сформировалась некая высшая лига из четырех партий, которые проходят в парламент, причем с результатами, практически не меняющимися в последние три года. Эта высшая лига одновременно является и низшей, и вообще единственной, потому что рейтинги остальных партий колеблются на уровне статистической погрешности, и их можно считать как бы несуществующими.

Мы не видим в партийной сфере ни ума, ни чести, ни совести нашей эпохи. Власть в лице трехглавого АЕИ делает вид, что правит, но реально ничего не делает. Оппозиция в лице ПКРМ делает вид, что строит из себя оппонента власти, но реально тоже ничего не делает.

Народу Молдовы от политических партий нет никакой пользы. Ни одна из них не способна генерировать и претворить в жизнь какие-либо существенные идеи, ответственные решения. Надежды на то, что многопартийность сама по себе даст толчок развитию, оказались иллюзорными.

Вроде бы в Молдове есть партии с разными доктринами, и левые, и правые, и либеральные, и социалистические, они сменяют друг друга у власти — но развития нет. Эти партии идут на выборы с высосанными из пальца программами под пошлыми слоганами, потом переносят все эти бестолковые тексты в правительственные программы — и всё продолжает стагнировать.

Именно партии раскалывают молдавское общество с целью сберечь и дальше окучивать свои электоральные грядки. Это политики сеют вражду между людьми, ссорят их друг с другом. Атомизация общества, распад социальных связей, люмпенизация — это их рук дело.

Регулярные выборы, которые почему-то стали считаться такой большой ценностью, приобретают совершенно нелепые формы, когда десятки тысяч партийных активистов, как чумные, носятся по всей республике, пытаясь в очередной раз обмануть электорат. Для партийной верхушки это просто бизнес, для населения — самая настоящая дебилизация.

Партии занимаются, по преимуществу, повышением материального благополучия и удовлетворением тщеславия своего руководства. Народу они ничего реального не дают. Если в один, действительно, прекрасный день все политические партии Молдовы исчезнут — ничего не изменится. Мир не перевернется, хуже не станет. Появятся какие-то другие политики, которые, может быть, даже сделают что-то лучше.


Кризис лидеров


Ни в одной из молдавских партий не видно, кто из молодых преемников мог бы сменить лидера. «У государственного пульта всех поражает вирус культа, идет зараза от пульта — видать, конструкция не та». То же и в партиях: стал кто-то вождем, и хочет оставаться таковым до тех пор, пока его не вынесут вперед ногами на Армянское кладбище.

Исключение составляет лишь Либеральная партия, лидеру которой Михаю Гимпу очень сильно повезло с племянником, который ничего делать не умеет, управлять городом не способен, но все равно почему-то нравится определенной части избирателей. Если бы Киртоакэ не возглавлял предвыборные списки ЛП, еще неизвестно, прошла бы она вообще в парламент.

Лидерам других партий передать руководство вообще некому.

На очередном съезде в июне председателем ПКРМ будет переизбран Владимир Воронин. Учитывая его авторитет и рейтинг, это единственно возможное решение. Но вопрос, имеется ли в партии моложежь, которая способна принять у Воронина переходящее красное знамя лидерства, остается открытым. А если даже такая молодежь имеется, то где гарантии, что под ее руководством ПКРМ сумеет получить на выборах хотя бы половину того результата, который она получала при Воронине?

Лидер-основатель Демократической партии Дмитрий Дьяков переуступил председательство Мариану Лупу, но того тоже молодым политиком не назовешь. Свежей партийной поросли у демократов тоже не наблюдается. Задача, которую ставят лидеры ДПМ, — превратить ее в партию №1 в Молдове — совершенно нереалистична, поскольку состав этой партии весьма специфичен, представляя из себя собрание чиновников и бизнесменов среднего уровня, которые преследуют исключительно личные меркантильные интересы. Такая партия не способна стать массовой. Теоретически, ДПМ может несколько расшириться за счет электората ПКРМ, который состоит, в основном, из советских людей левых взглядов. Но даже Мариан Лупу, человек вполне советский и сам выдвиженец ПКРМ, с такой задачей не справился. Если же свое положение фактического лидера ДПМ попытается легализовать Влад Плахотнюк, олигарх с зашкаливающим антирейтингом и человек по натуре сугубо антисоветский, демократам на поле коммунистов даже нечего будет искать.

Лидер ЛДПМ Влад Филат, безусловно, на сегодняшний день самый эффективный молдавский политик. (Звучит двусмысленно, но что поделаешь.) По этому показателю он обошел даже Владимира Воронина, что подтверждается тем, что он, Филат, ― премьер, а Воронин вынужден протестовать с мегафоном на улице. Но и Филат политик совсем не молодой. (Биологический и политический возраст — не одно и то же). Стоявшие рядом с ним молодые политики Александру Тэнасе и Михай Годя скоропостижно покинули ЛДПМ. Никакой смены у Филата тоже нет.


«Демшиза»... «Еврошиза»... Что дальше?

Всего лишь один из семи граждан Молдовы считает, что он может влиять на власть. Народ убежден, что в стране нет народовластия, нет демократии, сколько бы политики ни утверждали обратное и сколько бы брюссельские бюрократы ни нахваливали их за прогресс на поприще демократизации, которая, как известно, отличается от демократии так же, как канал от канализации.

Вместо того, чтобы вернуть народу реальную власть, политики, полностью отрицая прошлое и не желая на него опираться, обманывают сами себя и пытаются охмурить всех красивыми утопиями. «Демшизу» 80―90-х, когда все, как помешанные, верили в то, что демократия и свобода сами по себе решат все проблемы и превратят жизнь людей в рай на земле, сменила «еврошиза» нулевых―10-х, когда так называемая евроинтеграция стала примерно тем же, чем для советских людей была программа построения коммунизма.

Отрадно, что все больше людей, по данным все тех же опросов, разочаровываются в еврошизоидных мифах. Это дает надежду на выздоровление. Но пока не более того.

Либералы будут и дальше выступать за объединение Молдовы с Румынией. Либерал-демократы тоже не намерены отказываться от своего еврофанатизма. Эти две партии можно понять: их поставили в евроунионистскую колею, и они уже никуда не могут с нее уйти. Зато демократы, держа нос по ветру общественных настроений, начали высказывать осторожный евроскептицизм.

Совсем не понятно, почему с развенчанием мифа о евроинтеграции медлят коммунисты. Им-то в Европе точно ничего не светит. ПКРМ на своей шкуре поняла, что такое двойные стандарты ЕС. Последнее тому подтверждение — история с закрытием NIT. Брюссельская бюрократия «крышует» АЕИ, а ПКРМ она в гробу (в самом прямом смысле слова) видала. Без внешних союзников ПКРМ будет нелегко, а таких союзников коммунисты могут найти только на Востоке. Кроме того, хоть какие-то подвижки в приднестровском урегулировании возможны лишь в том случае, если геополитический вектор Молдовы сменится с прорумынского и прозападного на промолдавский и провосточный. Реальные перспективы не только устойчивого развития ПКРМ, но просто ее самосохранения есть только в объединенном Молдавском государстве.


Выборы, выборы...


Опросы показывают и глубокое недоверие граждан к существующей системе выборов.

Трое из пяти избирателей не верят в то, что выборы в Молдове проходят свободно и корректно, и только один из четырех убежден в обратном.

Трое из четырех респондентов хотят, чтобы в Молдове была одна партия, а еще 14% ― чтобы были две партии, сменяющие друг друга у власти.

Менее половины опрошенных считают, что президент Николае Тимофти был избран законно.

Лишь один респондент из 12 полагает, что президента должен избирать парламент, 87% выступают за прямые выборы главы государства.

Если система избрания парламента не будет изменена, к примеру, на смешанную мажоритарно-пропорциональную, стагнация партийной жизни, а вместе с ней и дегенерация государственной системы продолжатся.
pan.md

Обсудить