Михай Гимпу: Все наши беды идут с Востока

Yекоторые люди рождены творить, а некоторые – уничтожать и воровать.

На прошлой неделе лидер Либеральной партии Михай Гимпу предложил парламенту объявить 16 мая Днем траура в Республике Молдова. Напомним, что в этом году исполнилось 200 лет со дня подписания Бухарестского мирного договора между Россией и Турцией, согласно которому Бессарабия (восточная часть Молдавского государства) была аннексирована Российской империей. Коллеги по АЕИ инициативу Гимпу не поддержали, что вызвало недоумение общества. В интервью изданию Timpul Михай Гимпу рассказал о влиянии Российской Федерации на Республику Молдова на протяжении последних двух десятков лет, а также о своих встречах с российскими чиновниками в то время, когда он занимал пост временно исполняющего обязанности президента.

Господин Гимпу, почему 16 мая должно быть днем траура в Республике Молдова?

Думаю, что каждая страна, пострадавшая от оккупационного режима, когда запрещались история и родная речь, и чья национальная идентичность была уничтожена, не имеет права отрицать эту горькую истину. Дата 16 мая знаменует двести лет, прошедших со дня национальной трагедии, причиной которой стал русско-турецкий договор. Мое предложение парламенту основывалось на том, что власть АЕИ предполагает Свободу, Справедливость и Благосостояние. Но ведь ни один народ не может стать свободным для того, чтобы строить свое будущее, не осудив сначала преступления, которым подвергались его предки. Однако коллеги отвергли мое предложение…

Как вы считаете, почему они вас не поддержали?

Может быть, они не согласились поддержать меня из электоральных соображений, может еще по какой-то причине, спросите у них самих. Я надеялся на их поддержку, помня о том, что все мы обязаны управлять страной с достоинством. Мы не собирались нападать на Россию или портить с ней отношения, но мы дорожим своей историей. Когда Россия празднует 9 мая и осуждает фашизм, значит ли это, что она оскорбляет Германию? Я был свидетелем политической борьбы в Молдове в последние 22 года и заметил, что все молдавские власти всегда были лояльны по отношению к Москве. На самом деле, руководители нашей независимой страны, вне зависимости от того, были ли они трусами или преданными российской политике, должны были понять, что царская Россия или советская Россия – все это тоже Россия. Какая нам польза от того, что сейчас это демократическая страна, если армия, которая оккупировала нас в 1812 году, вот уже двести лет занимает крепость Штефана чел Маре, переименованную русскими в Бессарабию? Они переименовали нас в 1913 году потому, что как-то не получалось у них говорить, что они освободили молдаван от молдаван. Также и в 1940 году русские нас назвали молдаванами, чтобы не говорить, что они освободили румын от румын.

То есть Москва всегда старалась внедрить во власть в Молдове своих людей?

Лучше дела обстояли в парламенте первого созыва, когда был осужден пакт Молотова – Риббентропа, и со скрипом принята Декларация о независимости. Однако, никто не захотел осудить оккупацию 1812 и 1940 годов, потому что русские утверждают, что освободили нас, им не нравится правда о нашем трагическом прошлом. Хорошо, если нас освободили, то почему в Республике Молдова до сих пор находится русская армия? То, что освобождение из-под турецкого ига является ложью, нам доказывает история, согласно которой во времена османского господства мы сами управляли княжеством. И никто не пытался украсть наш язык, тогда как русские, придя на эту землю, сразу начали закрывать румынские школы. Именно в это время весь цвет нашей интеллигенции, включая Негруцци, Донича, Стамати, перешел Прут. Все же их произведения включены в наши школьные программы, иначе нам нечего было бы изучать, после того, как русские уничтожили нашу идентичность, наш язык, литературу, историю.

Кишинев всегда объяснял свою лояльность по отношению к России необходимостью поддержания дружественных отношений с этим государством…

Если мы друзья, то и они должны отвечать нам дружбой. Но на каких основаниях АЕИ обязал меня, как врио президента, отправить солдат на Красную площадь в то время, как российская армия находится на нашей территории?

Таким образом, мы можем не принимать в расчет мнение граждан, многие из которых считают, что русские нас освободили и выступают за преподавание в школах истории Молдовы, а не Румынии?

Не стоит винить граждан, так как за 21 год мы так ничего и не сделали, чтобы донести до них истину. Некоторые их них учили царскую историю, и до сих пор не знают чему верить. На первый взгляд у нас нет истории, так же как нет памятников. Все памятники на территории Республики Молдова – советские. Установил и я камень в память о жертвах тоталитарного коммунистического режима, но он должен быть памятником, а не камнем… А менталитет людей невозможно изменить за день. Если бы мы с самого начала руководствовались исторической, научной правдой, то все было бы иначе. А если у нас партии, которые, руководствуясь своими интересами, говорят избирателям то, что нужно Москве, тогда что делать гражданам? К сожалению, многие партии используют нашу национальную трагедию для того, чтобы накопить политический капитал. Они лгут для того, чтобы набрать побольше голосов. Лучше всего для Республики Молдова было бы, если бы все партии признали правду. Тогда можно было бы подвести черту и начать заниматься социально-экономическими проблемами граждан.

Наш электорат надеялся на перемены после 2009 года, когда к власти пришел новый политический класс, но сейчас ходят слухи, что Филат и Лупу – это ставленники Москвы, которые намереваются исключить вас из политического процесса…

Меня исключить из политики могут только избиратели. Не могу сказать, являются ли Филат и Лупу ставленниками Москвы, но иногда их молчание вызывает вопросы. Все наши беды идут с Востока, но все претворяются, что ничего не замечают. К сожалению, партийные и денежные интересы ставятся некоторыми выше исторической правды. И я верил в перемены одновременно с обновлением политического класса, но пришли мы к тому, что русскоязычные просвещают нас, на каком языке мы говорим.

Как именно Москва влияет на решения молдавских политиков?

При помощи своих посланников тут. Когда мы хотим сказать правду, нам говорят, что еще не время. А в это время башкан Формузал, который не имеет никакого отношения к истории этой земли, позволяет себе предлагать сделать русский язык вторым государственным. И никто не называет его предателем. Но достаточно сказать, что ты румын и все, - ты предатель. Замечаете последствия российской оккупации? Вот вам еще пример. В девяностые годы, когда значительная часть политиков была воодушевлена национально-освободительным движением, появилась идея, что новые постсоветские государства должны иметь президентов. Но на эту должность были назначены только секретари партии, так как Москве было удобнее руководить одним человеком, чем целым парламентом. А после того, как избиратели воспротивились и появились партии, которые могли противостоять президенту, отпала необходимость избирать его всенародно. Республики превратились в парламентские, так как президент, избранный парламентом – как свеча. Но одной свечой не осветить весь храм.

Ваши оппоненты говорят, что в 1812 году русские, будучи христианами, освободили нас от язычников. Вам есть что возразить?

Какая глупость! Османская империя не навязывала нам свою религию. Мы находились в подчинении и платили дань. Покажите мне хоть одно молдавское село, в котором бы говорили по-турецки. А сколько у нас русскоязычных сел, сколько молдаван пишет на кириллице? Ваш аргумент использовался русскими для того, чтобы захватить наши земли. Руки русским развязал мирный договор с французами в 1806 году, который предусматривал оккупацию всей Молдовы и Валахии. Освобождение – это когда ты помогаешь народу, и уходишь домой. И если османам мы платили дань овцами, то русским – человеческими жизнями. Русские оккупировали нас для того, чтобы отдалить свои границы от других империй, а в случае войны воевать на территориях румынских княжеств, Польши и других государств. Такова политика Москвы, и в прошлом, и сейчас. В настоящий момент они держат армию в РМ, чувствуя приближение НАТО. И все это несмотря на тот факт, что существует не аннулированное решение парламента от 1992 года, в котором отмечается, что территория Молдовы на левом берегу Днестра оккупирована российской армией. Я и президенту Медведеву говорил: «Как президента и как гражданина, меня не интересуют ваши отношения с НАТО. Это ваши проблемы. Я не согласен, чтобы мой народ страдал из-за этого».

В этих условиях, с какой стати России нам уступать?

Они должны уважать нас, и дать нам самостоятельно решать вопросы с нашей идентичностью, языком. Но это возможно только тогда, когда сменится поколение. К сожалению, в России сейчас преобладает имперский менталитет.

Вы действительно верите в то, что в России может вырасти поколение, которое откажется от геостратегических интересов своей страны?

Я надеюсь на то, что придет поколение, которое поймет, что период империй уже минул. Перемены зависят от нас всех, включая и Европу. Русские должны понять, что важнее сохранять мирные отношения с румынами, без давления и без перекрытия газа. Осудив прошлое, Россия также выиграла бы. Она смогла бы продвигать свой язык в качестве интернационального, как английский. Мы не противимся английскому языку, так как мы не страдали из-за тех, кто на нем говорит. А те, кто говорит по-русски, украли наш язык.

Как отнеслись к вам русские во время официальных встреч с вами в качестве врио президента – как к равному, или смотрели на вас свысока?

В беседе русские продвигают свою политику, и дискуссия зависит от нашей позиции. Я, например, полтора часа рассказывал русскому чиновнику о советской оккупации. С нами за столом сидел и посол Кузьмин, очень умный человек. Он постоянно подпрыгивал, пытаясь что-то сказать. Когда я изложил аргументы в поддержку своей идеи, Кузьмин сказал: «Хорошо, но не стоит забывать о 1812 годе». Я ответил: «О 1812 годе вообще лучше не говорить. Кто позволил вам разделить с турками Молдавское государство?». Несмотря на то, что я говорю о трагедии нашего народа, я ни в коем случае не являюсь врагом России. Я приветствую взаимовыгодное сотрудничество между нашими государствами, основанное на правде. Мы не требуем, чтобы Россия приняла новый государственный язык, и не меняем названия русского языка. Если я не обижаюсь на них за то, что они русские, почему их должно возмущать, что я румын? Их проблема в другом: если мы зовем себя румынами, тогда почему существует два государства?

В 2010 году, когда вы издали декрет, объявив день советской оккупации днем траура, и когда на Площади Великого Национального собрания был установлен камень в память о жертвах тоталитарного коммунистического режима, российские власти выразили озабоченность подобными действиями. Как это можно объяснить, учитывая тот факт, что первыми жертвами коммунистического режима были сами русские?

Одно дело осудить коммунистический режим, от которого пострадал русский народ, и совсем другое – признать, что ты оккупировал Кавказ, Балтийские страны, Балканы. Также существует материальная сторона вопроса. Один русский чиновник сказал мне, что если они признают украинский Голодомор, то российско-украинские отношения могут ухудшиться. Все из-за того, что могут появиться претензии, требования, выплаты, компенсаций. Я его упрекнул: «А как же наш голод?». На что он ответил, что и в Америке был голод… То есть давайте рассказывать сказки. Только политика в пользу человека способна создать условия для рождения свободы. А политика подчинения человека способна породить только нелюдей.

Как вы считаете, существуют ли конкретные способы убедить российскую армию покинуть территорию Молдовы?

Я надеюсь на то, что смена поколений приведет на молдавскую политическую сцену партии с новыми взглядами. Я рад, что появляется молодежь с другим воспитанием, которая замечает, что политики живут в довольстве, а они – в бедности, и делает выводы… для того, чтобы изменить ход вещей, мы должны создать демократическое государство с достойным уровнем жизни в Европе. Это способно изменить мнение населения другой стороны Днестра.

АЕИ обещает нам достойную жизнь вот уже три года, но пока перемен что-то не видно. Более того, создается впечатление, что государство защищает воров. Почему?

Видите, мы вроде проводим реформы, и экономика вроде растет… Но, к сожалению, мы попали в период мирового кризиса. Кроме того, некоторые люди рождены творить, а некоторые – уничтожать и воровать. Из-за таких как они и ничего не меняется – как отмывались миллионы, так и отмываются: при помощи контрабанды сигарет, мяса, да чего угодно… Некоторых Гимпу не устраивает, и они сочиняют сказки про то, что готовится объединение. Бедных людей вводят в заблуждение мои политические конкуренты. Тут же светит и кремлевская звезда, которую Додон использует в качестве эмблемы.

Камень, который вы установили на центральной площади, может быть снят, если в Кишиневе сменится власть. Вы будете сопротивляться?

Камень будет там стоять до тех пор, пока на его месте не будет воздвигнут памятник. Если кто-то хочет его убрать, пусть попробует. Мы готовы его защищать день и ночь. Это не камень Гимпу, это камень боли этого народа. Так как коммунисты защищают Ленина, мы намерены защищать свою историю и национальную трагедию. В конце концов либо русские сдадутся, либо мы. Но мы не имеем права уничтожать будущее наших детей и внуков, которые должны войти в европейскую семью народов.

А если никто не сдастся? На днях советник Евгения Шевчука заявил, что Россия будет выступать за территориальную целостность Республики Молдова до тех пор, пока она остается в сфере влияния Москвы.

Я не хочу, чтобы случилось так, как говорила мне мама: «Не смотрите за Днестр, оттуда пришло все зло». В российско-турецком договоре от 1812 года говорится, что левый берег Дуная до Килии и его устье являются границей между двумя империями. Документ предусматривает, что судоходство на Дунае будет принадлежать двум народам, то есть нас сразу объявили другим народом. Также там говорилось, что мелкие острова Дуная от Измаила до Килии, незаселенные тогда, такими и останутся, а «подчиненные двух сил», то есть мы, будем иметь право ловить рыбу и рубить лес. Вот что дало нам это «освобождение»! То есть, уважаемые молдаване, ловите рыбу, растите животных, но не смейте и рта раскрыть по поводу 1812 года. я хочу, чтобы меня поняли правильно – 16 мая не означает ненависти к нынешней России, а к определенному событию, который и сама Россия должна осудить. Я и Нарышкина спросил: «Почему те, кто освободил вас от татаро-монгольского ига – герои, а мы, которые боролись за свободу, фашисты?» и он промолчал… Митрополит Вениамин Костаке писал: «Орел Урала глубоко вонзил свои проклятые когти в кровоточащее тело Молдовы и его нельзя заставить освободить свою добычу с Прута. От нас зависит станем ли мы добычей этого орла. Преклонив колени перед русскими, можно остаться без головы».

Источник: Timpul
Перевод: eNews

Обсудить