Молдова в состоянии стагнации

Немалая часть молдавского общества все еще поддерживает православно-постсоветский застой. Выборы 2014 года могут стать ренессансом ПКРМ и откатом к диктатуре, самоизоляции и нетерпимости.

Молдова находится сегодня в состоянии стагнации — но это устраивает большинство политиков. Под видом путей к лучшей жизни избирателям предлагаются три вида национализма: румынский, молдавский и русский.

Первый апеллирует к культурной и языковой общности с Румынией — и обещает решить все проблемы через объединение с ней. В роли врагов здесь выступают «агенты Кремля» и его «пятая колонна», а в качестве идеологического обоснования — ужасы сталинизма и оккупации.

По версии молдовенистов, современные молдаване — прямые наследники княжества Молдова, избежавшие под защитой России насильственной румынизации, но пережившие румынскую оккупацию и впоследствии освобожденные. Сохранение нынешнего государства, в котором политики-молдовенисты уютно устроились, представляется ими единственной защитой от захватчиков, по-прежнему желающих поработить и ассимилировать молдаван. Сохранить же Молдову можно, лишь отдаляясь от Румынии и сближаясь с Россией. Главными врагами идеологи этого направления видят Румынию и граждан Молдовы, получивших румынское гражданство, а также ЕС и США.

Русский национализм, повторяя в целом положения молдовенизма, исходит из того, что «нетитульное» население Молдовы подвергается дискриминации и неспособно защитить свои права без прямого вмешательства России. Это предполагает максимальное сближение с ней — и максимальную изоляцию от остального мира. Приднестровский вариант этой идеологемы вообще не различает Румынию и Молдову, «уже находящуюся под властью румын».

Потоки взаимной ненависти успешно подпитывают друг друга. При этом, хоть адепты всех трех направлений и пытаются представить Молдову ареной геополитических противостояний, интереса со стороны к ней сегодня нет ни у кого. В Румынии тема «возвращения Бессарабии» стала лужайкой, на которой пасутся романтики, маргиналы и популисты. И лишь иногда на нее переключают внимание избирателей с неудобных вопросов, прикладывая к зудящим экономическим язвам патриотический пластырь. Ту же роль играет в Молдове тема возвращения Приднестровья. Украина не видит ни в Молдове, ни в Приднестровье ничего интересного для себя. Международные структуры просто обозначают присутствие. Россия ищет «пророссийские силы», которых там нет и не было.

Ситуацию усугубляет столкновение интересов Московского и Румынского патриархатов. РПЦ МП, чьи позиции слабеют, стремится создать вторую линию обороны, вмешиваясь в политику в тесной связке с самой клерикальной из всех молдавских партий — коммунистической. Последняя атака с этой стороны была направлена против сближения Кишинева с Брюсселем. Правительству Филата удалось согласовать с ЕС условия безвизового режима и начать работу по их выполнению. Но проект закона о недискриминации вызвал протесты со стороны РПЦ и аффилированных с ней партий, Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) и Социал-демократической (СДПМ). Формальным поводом стала «пропаганда гомосексуализма». На самом деле безвизовый режим грозит ослабить позиции как РПЦ, так и партий, идеология которых основана на антизападном изоляционизме. На подстрекательства к массовым беспорядкам Филат ответил жестко: один из лидеров СДПМ, Серджиу Коропчану, провел некоторое время под арестом, а в церквях Бельцкой епархии, глава которой архиепископ Маркел призывал прихожан выйти на улицы, прошли обыски. Урок был усвоен: сегодня закон близок к принятию.

Помимо этого Филату удалось оторвать от ПКРМ группу Игоря Додона, согласовать кандидатуру Николая Тимофти, предотвратить развал Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ) и новые досрочные выборы.

Однако премьер не сумел консолидировать своих сторонников: в АЕИ царит раздор. Часть Альянса, с которой премьер вынужден считаться и сотрудничать, стоит на резко прорумынских позициях. Положение усугубляется еще и тем, что выпускник Ясского университета так и не научился работать ни с национальными меньшинствами, ни и с теми молдаванами, кто Румынию просто не любит — а таких тоже немало. Такое игнорирование существенной части избирателей может сыграть с премьером скверную шутку.

Кроме того, немалая часть молдавского общества все еще поддерживает православно-постсоветский застой. Выборы 2014 года могут стать ренессансом ПКРМ и откатом к диктатуре, самоизоляции и нетерпимости. Удастся ли Филату этому противодействовать — вопрос открытый. Тем более что на общем фоне молдавского политикума премьер выглядит одинокой белой вороной.


gazeta.comments.ua

Обсудить