Европа, Россия и Молдова с Приднестровьем

В Европейском Союзе готовятся к выходу Греции из зоны евро. Это станет самой видимой трещиной в общем европейском доме, который возводится уже 60 с лишним лет. Дом сразу не разрушится, но желания принимать на постой новых жильцов у его обитателей явно не прибавится.

В то же время на Востоке начинается строительство другого общего дома — Евразийского Союза. Этот проект также рассчитан не на одно десятилетие. Как будет выглядеть данная конструкция, сегодня никто сказать не может.

Зажатые между двумя крупными геополитическими проектами, молдавская «хижина дяди Иона» и приднестровский «шалаш дяди Вани» рискуют оказаться никому не нужными сооружениями. Не только потому, что они сами по себе малоинтересны, но и потому — это особенно верно в случае с «дядей Ионом», ― что они сами не знают, чего вообще от этой жизни хотят.


Империя 21-го века

За последние 20 лет в Европе создана новая система подчинения одних государств другими.

Имперский инстинкт германцев, французов, голландцев, австрийцев никуда не исчез, он просто принял новые формы. Природа капитализма также не изменилась: сильный кушает слабого. В результате в Европе возник некий гибрид Священной Римской империи германской нации и изощренного финансового империализма.

Европа в целом достигла невиданного уровня развития и благосостояния. Но развитие это и, соответственно, благосостояние крайне неравномерны.

Сегодня такие страны, как Греция, Болгария, Румыния, Испания, Португалия, Венгрия, Литва, Латвия и даже Италия, уже стали, или в ближайшие годы станут, колониями Германии, Франции, Нидерландов. Все должны платить дань немцам. Для этого в Брюсселе издаются «директивы», за исполнением которых следят «комиссары». Они не носят кожанки и не машут наганами, как красные советские комиссары. Они одеты в дорогие костюмы, очень политкорректны, и гея не обидят. Их инструмент принуждения — долги. Германия предлагает ввести должность «еврокомиссара по долгам», представители которого будут сидеть в правительствах таких стран, как Греция, и следить за тем, чтобы доходы ее бюджета не тратились на всякие там социальные пособия, а шли прямиком в немецкие банки. А французы предлагают ввести евробонды, которые можно было бы обменивать на суверенные долги стран ЕС, в результате чего полдюжины ведущих экономик еврозоны скупили бы все долговые обязательства аутсайдеров и еще больше усилили бы их колониальную подчиненность.

Как всякая империя, ЕС тоже рано или поздно развалится. Центростремительные тенденции уже идут на спад. Желания и дальше расширяться у ЕС все меньше и меньше. Переваривание нынешних девяти кандидатов, даже если исключить из их списка Турцию, займет 10-15 лет. Если все пройдет нормально и ЕС не развалится, к 2030 году это будет крайне перегруженный корабль из 35 государств-членов, которые немцам и французам будет все труднее и труднее выстраивать в шеренгу. Если этот корабль и не перевернется, то охота брать на борт новых пассажиров у него точно окончательно отпадет.

Дефолт Греции усилит центробежные тенденции. Разрыв между богатым ядром ЕС и бедными окраинами, в том числе членами-неофитами, будет порождать всплески национализма и политические кризисы. В какой-то момент — не завтра, но через 20-30 лет — из-под спуда могут выйти на поверхность вековые противоречия между Германией и Францией за влияние на колонии.

Если затрещит по швам капиталистическая система в целом, в дело придется вмешаться Соединенным Штатам. Они попытаются повторить то, что им удавалось сделать в 70-е и 80-е годы прошлого века — обвалить цены на нефть. Это уже ударит по интересам России, поскольку поставит под вопрос ее возможности развиваться самой и укреплять Евразийский Союз. Имперский инстинкт русских, который, как и имперский инстинкт германцев, французов или американцев, тоже никуда не исчез, будет этому сопротивляться.

Все это будет происходить на фоне множащихся региональных конфликтов, роста международного терроризма, распространения ядерного оружия, обостряющейся борьбы за природные ресурсы. Великие державы будут стремиться избежать всеобщей ядерной войны, но мир будет становиться все более нестабильным.


Бухарестские румыны и кишиневские румынчики

Из-за Молдовы большие страны ядерную войну точно не начнут. Расчеты еврошизоидных кишиневских политиков на то, что ЕС и США вступят в конфликт с Россией, чтобы привести Молдову к западной демократии, наивны и безответственны.

То, что Европе мало дела до Молдовы, лучше всего подтверждается тем, что ЕС закрывает глаза на то, как гадит в Молдове член ЕС Румыния. Пренебрежительное, почти презрительное отношение к Румынии, самой бедной стране ЕС, со стороны его старых и богатых участников, ни для кого не секрет. В этих условиях Бухарест решил компенсировать свою шестистепенную роль в ЕС менторством по отношению к Кишиневу, чьих политиков румыны считают еще более убогими, чем их самих считают в ЕС. Сервильность кишиневских румынчиков не может не тешить самолюбие бухарестских румын, которых постоянно шпыняют немцы и не пускают в Шенген голландцы.

Румынии не нужно жизнеспособное Молдавское государство, которое объективно выступало бы ее конкурентом. В лице нынешнего кишиневского руководства, уровень убогости которого трудно сравнить с руководством какой-либо другой страны от Атлантики до Тихого океана, Бухарест нашел именно то, что ему нужно.

На следующий день после праздника Вознесения так называемый Альянс за европейскую интеграцию принимает в парламенте закон о защите гомосексуалистов под давлением таких деятелей, как гей-министр иностранных дел Германии, который открывает кишиневским лидерам двери в канцелярию Ангелы Меркель.

Из последних заявлений вице-премьера, министра экономики Валериу Лазэра мы вдруг узнаем, что реформы в экономике еще не начинались и что в бюджете вдруг образовалась дырка в 1,4 млрд. леев. Данные Национального бюро статистики свидетельствуют о падении производства и экспорта, при том что почти половина этого экспорта — реэкспорт. Никто не может объяснить, что, откуда и куда реэкспортирует Молдова. Есть подозрение, что реэкспорт этот фальшивый, существует только на бумаге и представляет собой криминальную схему по отмыванию денег в международном масштабе.

Заявления лидеров АЕИ о борьбе с коррупцией, наверно, заставляют давиться от смеха их самих. Как может бороться с коррупцией бюрократия, смысл существования которой состоит именно в занятии коррупцией?

Экономикой не только никто не занимается, о ней никто даже и не говорит. Все, чего добивается частный бизнес, делается не благодаря, а вопреки политике властей.

Сама власть представляет из себя сообщество бизнес-группировок, которые занимаются не государственными делами, а всякого рода сомнительными схемами, вариантами, рейдерством, антирейдерством, «правильным» проведением тендеров, распилом скудных бюджетных ресурсов и иностранных кредитов.

Так называемая Стратегия национального развития до 2020 года ― очень бестолковый документ. Представьте, что вы считаете стратегией своей жизни получение хорошего образования, создание семьи, приличную работу и карьеру, сохранение здоровья, обеспечение достойной старости, а вам говорят: «Нет, стратегия состоит в том, чтобы чистить по утрам зубы, передавать в маршрутке три лея водителю, и еще менять каждый день носки». Примерно таков и уровень «стратегии» АЕИ для Молдовы.

В то время, когда вопрос стоит о сохранении государства и народа, когда даже в районе Валя Морилор каждый третий дом продается, потому что люди продолжают массово покидать страну, эта власть занимается полнейшей ерундой, укрепляя убежденность населения в том, что настоящая цель политиков-бизнесменов — наворовать как можно больше и самим «свалить» за границу.


Путину пока не о чем говорить с Тимофти

В условиях, когда Молдове совершенно не светит членство в ЕС, а Румыния наращивает свою подрывную деятельность в Бессарабии, кишиневская власть не может наладить нормальные отношения с Россией и рискует потерять Приднестровье не только фактически, но и юридически.

ЕС и США признали переизбрание Владимира Путина на пост президента России. При том, что американские неоконы спеклись, старая Европа не воспринимает Россию как угрозу, а глобальные вызовы растут, Запад предпочел бы иметь Россию если не в союзниках, то в партнерах, и уж точно не во врагах, тем более из-за Молдовы и Приднестровья.

ЕС хотел бы видеть на своей границе жизнеспособную, целостную, устойчивую, демократическую Молдову, жители которой имели бы достойный уровень жизни и не бежали бы из своей страны из-за бедности, нестабильности и неопределенности.

Россия, со своей стороны, желала бы видеть на границе с НАТО дружественную и нейтральную Молдову. В одном из своих первых указов Путин выделил отдельным пунктом приднестровское урегулирование, достижению которого готова содействовать и Россия. России не нужен второй Калининград за спиной Украины в лице Приднестровья.

Но, говорят в Москве, кишиневские политики сначала сами должны определиться, чего они вообще хотят. Эти политики должны пересмотреть многие из тех представлений, которые культивировались на протяжении последних 20 лет и успели покрыться толстым слоем мха. Способны ли молдавские политики на такое? Большой вопрос.

Устами Дмитрия Рогозина Россия четко сформулировала свою позицию: «Молдавские политики должны определиться, молдаване они или румыны. Если румыны, то границы будут другими».

Москва выступает за признание Приднестровья равной стороной диалога и за создание будущего общего государства исключительно на федеративной или конфедеративной основе. Россия не намерена менять формат миротворческой операции на Днестре и выводить своих военных. Она готова оказывать Приднестровью экономическую и финансовую помощь, превосходящую по своим размерам ту, что оказывает правобережной Молдове Запад.

То, что в новом правительстве России сохранили свои посты сам Рогозин, министры иностранных дел и обороны Сергей Лавров и Анатолий Сердюков, а главой кремлевской администрации остался Сергей Иванов, свидетельствует о том, что от своей позиции Россия отступать не намерена.

Если рассматривать Молдову как акционерное общество, то у Запада в нем есть контрольный пакет в лице лояльной кишиневской власти, а у России блокирующий пакет в лице не менее лояльного тираспольского руководства. Захотят ли Запад и Россия наладить нормальное управление этим АО и обеспечить его развитие — не факт.

Эксперты говорят, что видели документ non-paper, подготовленный германскими и российскими специалистами, в котором говорится о реинтеграции Молдовы с Приднестровьем на основе федерализации. Этот документ вызвал у лидеров АЕИ настоящий шок. Если немцев федерацией не испугаешь — и сама Германия федеративная, и ЕС во многом федеративный, ― то в «унитарное» сознание румын, в том числе бессарабских румынчиков, такой план совершенно не вмещается. Расширять свое сознание они не хотят, и не могут. Да и не нужна румынам никакая реинтеграция с Приднестровьем, поскольку она поставит крест на их собственном проекте присоединения Бессарабии к запрутской родине-маме.

То, что на недавнем саммите СНГ в Москве Владимир Путин не захотел встречаться с президентом Молдовы Николае Тимофти, свидетельствует о том, что у главы России пока нет предмета для дискуссий со своим молдавским коллегой.

В ответ на совет Рогозина определиться с собственной идентичностью — молдаване вы или румыны, ― власти закрывают глаза на провокационную деятельность унионистов, в том числе на их планы «отметить» 22 июня годовщину нападения Румынии вместе с гитлеровской Германией на СССР.

При том, что Мариан Лупу подписал на одном из последних саммитов СНГ декларацию о противодействии нацизму, он даже не в состоянии инициировать в парламенте осуждение акций поклонников Иона Антонеску, признанного военным преступником и осужденным за преступления против человечества. Москва на такие вещи реагирует очень жестко. Тут не поможет даже прагматизм Влада Филата, тем более что его статус уже не позволяет ему выходить на Владимира Путина.


Тройка с минусом

АЕИ так и не смог наладить нормальные отношения с Россией. За работу на этом направлении Альянсу можно поставить три с минусом по 10-балльной шкале.

Страшилки о том, что Россия хочет навязать Кишиневу новую версию Меморандум Козака, — полная чушь. Это Кишинев должен быть заинтересован в том, чтобы хоть какая-то версия реинтеграции хотя бы начала обсуждаться.

Настаивать на унитарном характере государства значит блокировать переговоры и дальше. Ныть по поводу пребывания российских войск, при том что даже Михай Гимпу не решился денонсировать соглашение 1992 года о прекращении войны, на основании которого российские миротворцы и находятся в регионе, ― это лицемерие. Отмените хоть одно из ранее подписанных соглашений, например Московский меморандум 1997 года или то же самое соглашение о создании Зоны безопасности, ОКК, МС, — а потом возмущайтесь. Тупое нытье о своей тяжелой доле не впечатляет ООН и ОБСЕ, где депонированы эти соглашения.

Без реинтеграции с Приднестровьем Молдове будет сложно сохраниться как независимому государству. Румыны хотели бы добиться цивилизованного развода правого и левого берегов Днестра с последующим объединением правого и левого берегов Прута. Согласятся ли с этим те, кто реально руководит в ЕС, не ясно. Пока Брюссель молчит, Бухарест продолжает свое подлое антимолдавское дело.

Если Германия и Россия достигнут договоренности об урегулировании приднестровской проблемы на основе федерализации Молдовы, то Берлин с Брюсселем, с одной стороны, и Москва, с другой стороны, смогли бы принудить Кишинев и Тирасполь подписать соответствующие соглашения. Но Германия и Россия могут и не достичь такой договоренности, или не захотеть ее достичь — тогда конфликт будет оставаться замороженным еще неопределенное время.

У России есть свой рычаг влияния в лице Приднестровья и экономические инструменты в отношении как правого, так и левого берега, сравнимые с теми, что есть у Германии в отношении Греции. Лезть на рожон и проявлять инициативу в политическом урегулировании Россия не станет.

Россия будет укреплять свои позиции в Приднестровье. Это понятно. Зачем России дополнительная головная боль в лице Бессарабии, руководство которой относится к ней враждебно, непонятно. Даже Владимир Воронин, который пришел в 2001 году к власти на лозунгах о вступлении с Союз России―Белоруссии и придании русскому языку статуса второго государственного, уже в 2003 году под давлением Запада отказался подписывать им же парафированный Меморандум Козака, а затем скатился в откровенную русофобию. Сейчас Воронин пытается восстановить мосты с Москвой, но там к его домогательствам относятся весьма скептически.

При сохранении нынешнего поведения руководство Молдовы ждут сложности на российском направлении. Запад не станет помогать им выстраивать нормальные отношения с Россией. В Европейский Союз Молдову не примут. В Евразийский Союз ее не пускают бухарестские румыны и кишиневские румынчики. Глядя на это, в Тирасполе потирают руки и продолжают курс на независимость ПМР.

Как всегда, в проигрыше оказываются сами молдаване. Неужели у них со времен «Миорицы» такая судьба?


pan.md

Обсудить