Затишье в ПКРМ. Перед бурей или перед съездом?

Все обратили внимание на то, что ПКРМ в последнее время ведет слишком уж флегматично. Сотрясая кишиневские улицы бесконечными протестами еще пару месяцев назад, эта партия вдруг приняла позу наблюдателя, и, кажется, вполне удовлетворена этим положением.

Действительно, протестную линию «против румынских легионеров», «закона о недискриминации» удачно развивают мелкие левые формирования, которые своей активностью и даже показным антикоммунизмом не способны особо навредить репутации коммунистов. Зато они наносят серьезный урон партиям власти, которым трудно все сложнее отмахиваться от этой внесистемной политической мошкары. С образом «возмущенного общества» эти партии, выводящие на протесты по 200-300 человек, справляются удачнее, чем десятки тысяч делегатов коммунистических гражданских конгрессов. Складывается впечатление, что все эти «гарбузы», «шелины» и даже «додоны» специально спущены коммунистами с поводка, лишь бы заполнить паузу, которую самим коммунистам по каким-то причинам заполнять не хочется. Нет никаких сомнений, что даже пресловутый референдум социал-демократов по вступлению Молдовы в Таможенный союз также инспирирован коммунистами. Ведь, когда Шелин соберет подписи для такого референдума, то судьба этих подписей будет решена в Парламенте. Вот тогда коммунисты и заявятся в законодательный орган и потребуют голосования за референдум. И все в этот момент забудут о социал-демократах, о тех, кто «месил болото», а коммунисты окажутся в первых рядах борцов за самую популярную идею в стране. Тем более, что по этому вопросу они, кажется, действительно выступили раньше эсдеков. А в качестве компенсации за хорошую работу Шелин и какой-нибудь Барладяну возможно получат, наконец, места в предвыборных списках ПКРМ.

Как-то сошла на нет и интрига с коммунистическим бойкотом Парламента. Вернее, интрига с втягиванием коммунистов в пленарные заседания. Воронин не дал своей фракции сыграть в поддавки с правящим большинством, предоставив Альянсу совершать ошибки в одиночестве. Плахотнюк, рассылая письма избирателям от своего имени и открыто претендуя на лидерство в Демпартии, убивает остатки рейтинга этого политиформирования. Филат все больше превращается в усталого философа, отпуская редкие высказывания, из которых ясно только то, что премьеру невероятно тоскливо и скучно. Министры все больше напоминают сторонних комментаторов-политологов, которые бесстрастно что-то рассказывают о Молдове, будто речь идет о положении дел в какой-нибудь Ботсване или Непале. Гимпу тренирует собственное остроумие на Додоне. Додон куда-то все время пропадает, сбрасывая в СМИ намеки на свои регулярные и судьбоносные встречи с кем-то очень важным и влиятельным.

Некоторые аналитики уже высказали предположение, что пауза, которую очевидно взяла ПКРМ, во многом связана с тем, что коммунисты готовятся к съезду и не хотят отвлекаться на «мирскую суету». Наблюдение в чем-то справедливое. Но все при этом очень хорошо понимают, что никаких особых сюрпризов очередной съезд коммунистов не сулит. Положено проводить съезд один раз в четыре года – вот коммунисты и проводят его. И какая особая подготовка им нужна в этом случае?

С другой стороны, не исключено, что в рядах ПКРМ все-таки зреет заговор и именно его пытаются либо подавить, либо, напротив, успешно реализовать различные коммунистические группировки. Но это предположение слишком уж искусственное. Какой заговор? Во имя чего? Против кого? Против Воронина? С целью заменить его на нового, молодого, по-реформистски мыслящего вождя? – Допустим, но ясно как божий день, что такой заговор будет успешно и показательно подавлен. И кто на такой заговор пойдет в рядах ПКРМ? Все нынешнее более-менее авторитетное окружение Воронина состоит из предельно верных ему людей, верных ему лично – от Мунтяна, Ткачука и Мишина до Марии Постойко и Григория Петренко. Заговор может, конечно же, быть направлен и не против Воронина, а против «талибов» в коммунистической фракции, по вине которых фракция намерзлась этой зимой на кишиневских улицах, но так и не добилась ни одной из поставленных целей. При всей возможной популярности этой затеи она может выйти партии боком. Никто точно не знает, сколько этих самых «талибов», «непримиримых ястребов» сегодня находится в ПКРМ. Рисковать и дробить фракцию, создавать еще одну многочисленную левую группировку в Парламенте во главе с Ткачуком, Мушуком, Сырбу и Петренко – никто не захочет. Ведь впереди еще два с половиной года до выборов и каков окажется будущий электоральный вес этой группировки предсказать невозможно. Так что заговоров не будет.

Другое дело, что, быть может, сам Воронин решился на операцию «преемник». Тогда пауза в политической активности ПКРМ объясняется достаточно легко. Идет согласование кандидатуры, ищутся компромиссы и т.д. Хотя мне совершенно не ясно, зачем было бы Воронину идти сегодня на этот шаг? Его личный рейтинг сегодня таков, что для любого преемника это неподъемная высота на многие-многие годы. А передать бразды правления неавторитетному политику – значит угробить партию. Да и с самими кандидатурами в ПКРМ не так уж весело.

Давайте посмотрим на возможных кандидатов.

Андрей Негуца все чаще называется новым возможным лидером ПКРМ. Но те, кто связывает свои умозрительные планы с этой фигурой, не могут не отдавать себе отчета в том, что протолкнуть ее можно исключительно против воли Воронина. А это заговор. А про заговор я писал выше.

Артура Решетникова, которого многие эксперты называют в числе будущих руководителей партии и которого активно раскручивает коммунистический агитпроп, также вряд ли поддержат в сегодняшней ПКРМ. Трудно себе представить того же Вадима Мишина или Марию Постойко, которые с неподдельным интересом внимают словам такого нового Председателя партии. Не говоря уже о региональных руководителях, которым вся эта «асфальтовая молодежь» в коммунистической фракции надоела до зубной боли. По этой же причине очень сложно было бы Воронину протолкнуть на пост нового Председателя таких известных представителей коммунистической молодежи, как Григорий Петренко или Сергей Сырбу. Последние, наряду с Ионом Чебаном и Александром Петковым, Вадимом Витюком и Инной Шупак, Ириной Влах и Олегом Бабенко надежно увязываются с так называемыми «умниками» в рядах партии, захватившими Политбюро ЦК в 2008 году.

Вадим Мишин наверняка не плохо бы смотрелся в качестве Председателя партии. Умный и гибкий политик он много раз опровергал сплетни о своей оппозиционности Воронину. Но уходить Воронину для того, чтобы оставлять после себя пожилого Мишина - это по меньшей мере глупо. При этом феномен Мишина нераздельно связан именно с Ворониным. Одного от другого оторвать невозможно. Кроме того, не исключено, что против Мишина восстала бы часть руководителей партии из центральных районов, негласным лидером которых остается ушедший из ПКРМ Виктор Степанюк. Они давно выступают против засилья в ПКРМ лиц некоренной национальности.

Марк Ткачук – готовый преемник. Никто не отрицает его качеств не только идеолога и оратора, но и основного красного менеджера в ПКРМ, впитавшего все положительные и отрицательные замашки своего шефа. Но, во-первых, Воронин ясно и открыто дал понять, что молдавскими коммунистами будет командовать только молдаванин. Во-вторых, сам Ткачук похоже искренне заявляет, что собирается после «очередной победы» уйти в науку, в свою антропологическую академию и явно не желает публично демонстрировать знания румынского языка. Так что и тут интрига невозможна. Кроме того, фамилия Ткачука для очень многих районных коммунистических руководителей звучит примерно столь же угрожающе, как имя Малюты Скуратова. Известно: он готов также как этот нарицательный персонаж за любую сплетню об измене рубануть без разбора подозреваемого саблей поперек плеч.

Юрий Мунтян – как-то ушел в тень. В тень воронинскую и, насколько известно, борется сейчас за сохранение своего поста исполнительного секретаря. Хотя его американское образование и опыт работы в правительстве могли бы принести ему большие дивиденды, чем репутация вечного оппонента Игоря Додона.

Вполне возможна кандидатура Виолеты Ивановой – новой звезды ткачуковского клана и одновременно безусловной фаворитки всей партии. Отличный английский, хорошо поставленная речь, не говоря уже о внешних данных – не плохо работают на имидж политического руководителя нового поколения коммунистов. Но именно это наверняка и является главным препятствием для продвижения Ивановой на этот пост. Партия, да и сам Воронин поостерегутся очередной раз с энтузиазмом связываться с дамами. Казус Гречаной – открытая рана в партии.

Другими словами, особых альтернатив Воронину нет. И никто их в ПКРМ не ищет. И не будет никакой операции «преемник», пока сам Воронин остается безусловным лидером оппозиции.

Я убежден, что затишье в поведении коммунистов связано совсем с другими вещами. Идет скрытая работа по созданию широкого левого фронта. Возможно, очень скоро мы как раз и увидим воочию некую одноименную структуру, которая объединит в одно целое и социал-демократов, и «патриотов Молдовы», и дьяковскую часть «Демократической партии», которая очевидно не намеренна мириться с безраздельным господством Плахотнюка и карикатурной пассивностью Мариана Лупу. Тот факт, что коммунисты практически не критикуют ни левый фланг Демпартии, ни новообразованные структурысвоих явных конкурентов на антиальянсовском поле – явное доказательство сказанному. Все меньше критикуют коммунистов и так называемые левые аналитики, собравшиеся вокруг Виталия Андриевского и Богдана Цырди. Не нужно забывать, что эта группа, не смотря на свою приближенность к Владу Филату, очень чутко реагирует на указания Москвы и ее предпочтения. А недавний визит Воронина в белокаменную не оставляет никаких сомнений в том, что именно там Воронин не только согласовал с Рогозиным новый план приднестровского урегулирования, но и утвердил в общих чертах содержание нового этапа своего правления.

Ближайшее будущее покажет, какая из версий получит право на жизнь. Но затишье в ПКРМ – это затишье перед многоходовой комбинацией, которую на этот раз затеяли не одни лишь молдавские коммунисты.

Обсудить