Можно ли верить Воронину?

Вот и приходится гадать, что же ещё может преподнести молдавскому обществу этот многоликий политик, который, «идя налево – песнь заводит, направо – сказки говорит»? Что нового предложит Воронин на съезде своей Партии коммунистов, назначенном на 9 июня 2012 года, какие новые идеи он на нем выдвинет?

На днях председатель ПКРМ, экс-президент Республики Молдова Владимир Воронин заявил, что внешняя политика, проводимая правящим Альянсом «За европейскую интеграцию» (АЕИ-2), по его мнению, абсолютно недальновидная и однобокая. Он сказал об этом на встрече с новым Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Кишиневе Фаритом Мухаметшиным.

Изображая из себя «лучшего друга России» в Молдове, лидер ПКРМ выразил «искреннее возмущение и сожаление» по поводу участия правящего АЕИ-2 в антироссийских проектах, в том числе в программе так называемого «Восточного Партнёрства», затеи с весьма сомнительными целями, задачами и результатами, что, по его мнению, не соответствует интересам нашей страны.

Как известно, Европейская Комиссия представила концепцию «Восточного Партнерства», в котором сегодня участвуют шесть государств (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Украина, Молдова и Грузия), еще в конце 2008 года, когда Владимир Воронин был президентом Республики Молдова.

Известно и то, что Владимир Воронин вначале весьма настороженно отнёсся к этому проекту и даже открыто выразил своё недовольство им, но вовсе не в связи с его антироссийской направленностью. Нет, причина его недовольства была совсем иной.

Воронин был недоволен тем, что Республика Молдова в рамках этого проекта оказалась «в одной корзине» с Беларусью, Азербайджаном и Арменией, то есть странами, не желающими вступать в Европейский Союз и не внедряющими демократические реформы. Воронин посчитал, что «еврокомиссары», поместив «идущую по пути демократии» Молдову рядом с «авторитарной» Белоруссией, просто забыли о его заслугах перед Евросоюзом.

Но прошло совсем немного времени, и лидер ПКРМ, президент Воронин забыл об обидах и уже больше «не возражал» против включения Молдовы в проект «Восточного Партнёрства». Впрочем, удивляться этому не приходится, зная, как причудливо и бессистемно менялись взгляды «товарища» Воронина на протяжение всех лет его нахождения «в большой политике».

1. Идя во власть, накануне парламентских выборов в феврале 2001 года, лидер ПКРМ Владимир Воронин выступал активным сторонником вступления Молдовы в Союз России и Белоруссии. Думаю, что если бы он не изменил после прихода к власти свою позицию по этому вопросу, то Молдова давно была бы уже в этом Союзе и, соответственно, в Таможенном Союзе.

Но Воронин, как известно, свою позицию изменил, отказавшись от предвыборных обещаний и сняв тему вступления Молдовы в Союз России и Белоруссии с повестки дня правящей ПКРМ, имевшей тогда в парламенте конституционное большинство.

2. До прихода к власти в 2001 году Воронин неоднократно заявлял, что его задача состоит в том, чтобы «не пустить натовские танки к Брянску». Это заявление, с одной стороны, чётко выражало его «дружеские симпатии к России», и, с другой стороны, демонстрировало антинатовскую позицию лидера ПКРМ, обеспечившую ему массовую поддержку молдавского электората, негативно относящегося к НАТО.

Но прошло несколько лет, наступил 2005 год, и на заседании Совета НАТО молдавский президент, же лидер ПКРМ, всё тот же Воронин чётко и ясно высказался за разработку и внедрение «Индивидуального Плана действий и партнерства Молдавия – НАТО», который и был принят годом позже.

На этом же заседании Воронин заявил, что на пути продвижения Молдовы в Евросоюз и её сближения с НАТО есть, дескать, одна досадная преграда, которую без помощи извне (со стороны НАТО!?) молдавскому руководству никак не преодолеть.

В качестве этой преграды Воронин назвал «незаконное присутствие российских войск на территории Молдавии и нерешенный приднестровский конфликт, которые неблагоприятно влияют на безопасность региона в целом». По словам Воронина, именно «недружественная» политика Москвы «мешает Молдавии объединиться», вернув под контроль Кишинева «сепаратистское Приднестровье».

3. Примерно в то же самое время, столкнувшись с «винным эмбарго» со стороны России, «товарищ» Воронин грозно заявил, что «лучше выльет молдавское вино в Днестр», но ни в чем не уступит Москве.

Говоря от имени всего молдавского народа (мнение которого, как всегда, никто не спрашивал!), Воронин утверждал, что «мы готовы жить в холоде, замерзать без российского газа, но не сдадимся!».

Правда, до сих пор осталось тайной, кто и когда требовал от Воронина «сдаться России».

4. После того как на президентских выборах в 2005 году «лучшего друга России» Владимира Воронина поддержали, срочно прибыв в Кишинёв, такие известные русофобы и евроатлантисты, как президент Украины Виктор Ющенко, президент Румынии Траян Бэсеску и президент Грузии Михаил Саакашвилии, он круто развернул курс Молдовы с Востока а Запад и «пошёл на сближение с ЕС», а в 2009 году предвыборным лозунгом возглавляемой им Партии Коммунистов стал слоган «Европейскую Молдову строим вместе!»

5. В 2007 году, на саммите глав государств СНГ, когда был подписан Договор о Таможенном Союзе между Россией, Беларусью и Казахстаном, Воронин заявил президентам этих трех стран, что Молдова никогда не вступит в Таможенный Союз, потому что её курс лежит на Запад - она будет интегрироваться в Европейский Союз и даже вообще может выйти из СНГ.

Впрочем, этому тогда уже никто не удивился, так как ещё 19 сентября 2003 года, после саммита глав государств СНГ, который состоялся в Ялте, лидер ПКРМ, президент Воронин заявил, что Республика Молдова может выйти из Содружества Независимых Государств и направить свои усилия на более тесную интеграцию с Европейским Союзом.

6. Политическое «флюгерство» Владимира Воронина особенно ярко проявилось в 2003 году в его отношении к урегулированию проблемы Приднестровья.

Красноречивые свидетельства его политического непостоянства и конформизма содержит рассказ тогдашнего спецпредставителя президента Российской Федерации Дмитрия Козака, опубликованный в 2005 году. Вот что он пишет:

«Я не хотел возвращаться к этой теме и подробно комментировать то, что два года назад приключилось с президентом Молдовы, хотя бы из уважения к его должности и седой голове.

Владимир Николаевич Воронин все-таки глава государства, а по возрасту – мне почти в отцы годится. К сожалению, сегодня появилась удивительная, не имеющая ничего общего с действительностью интерпретация совсем недавних событий.

Не верю, что реальные события стерлись в памяти и самого президента, и его подчиненных и коллег. Остались на месте достаточно молодые и трезвомыслящие люди – председатель правительства, лидер его парламентской фракции, советник, которые были непосредственными участниками и свидетелями тех событий, которым Владимиру Николаевичу если не каждый день, то довольно часто приходится смотреть в глаза.

Своими рассказами он им преподносит очень плохие нравственные уроки и делает плохую услугу себе. Жизнь долгая – эти молодые люди наверняка когда-нибудь вынуждены будут интерпретировать факты его политической биографии. Впрочем, пусть это останется на совести самого Владимира Николаевича. Остались ведь документы. Да, это самое главное: остались подлинники документов, которые опровергнуть невозможно…

Первый вариант после подписания был изменен по просьбе президента Молдовы. Приднестровское руководство пошло на дополнительные уступки в отношении статуса русского языка в объединенной Молдове.

Заметьте, что ни в одном, ни в другом варианте та самая злополучная для президента Молдовы страничка оставалась неизменной. Ни разу не подвергалось сомнению наличие российского миротворческого контингента на переходный период, на период до полной демилитаризации объединенного уже государства.

В первом варианте меморандума срок нахождения миротворческих сил и их наименование вписаны Владимиром Николаевичем собственноручно. Эта страница, как и весь документ, выдержит любую экспертизу.

На сохранении российской миротворческой миссии настаивали приднестровцы, и это была позиция официального Кишинева: до тех пор пока не произойдет полная демилитаризация, не будет упразднена армия на обеих сторонах Днестра – должен быть сохранен тот миротворческий российский контингент, который выполнял эту миссию в течение уже 11 лет и который справлялся с этой задачей. Как следует из документов, он должен быть совсем небольшим, с предельной численностью до 2000 человек, без тяжелых вооружений и военной техники.

Приднестровье настаивало на сохранении этого контингента на 49 лет. Президент Молдовы подписал первый документ как раз в том виде, в котором предложили приднестровцы. Мы считали, что демилитаризация обеих сторон в условиях объединенного государства может и должна завершиться значительно раньше.

Поэтому ему было предложено: "Здесь можно возражать, и мы попытаемся уговорить приднестровцев, что на такой длительный срок такой контингент не требуется". И он своей рукой уже после приднестровцев вписал другой срок, до 2020 года. Это было 14 ноября.

Второй документ был подписан 24-го числа, это чистовой вариант первого, правленного его рукой, и в той редакции, которую предложил сам президент Молдовы.

Вот, собственно, и вся история. Вопрос: почему спустя 12 часов президент Молдовы отказался официально подписывать этот документ, уже парафированный, а спустя два года сказал, что этого не было? И что Россия чуть ли не жульничала, подменяя страницы? Для меня это необъяснимо. Есть только версии, на которые ссылаться будет неправильно.

Сегодня удивляет беспардонная и беспричинная ложь. Тогда – непредсказуемые действия, недопустимые даже в отношениях между враждующими соседями в коммунальной квартире. Хотя первый сигнал поступил уже в середине ноября 2003 года.

Но там была хотя бы мотивированная просьба о пересмотре достигнутых договоренностей. Когда первый раз уже был подписан проект меморандума, вдруг 17 ноября позвонил президент Молдовы и попросил еще раз вернуться к тому, что уже подписал, потому что еще раз осмыслил пункт про государственный статус русского языка и понял, что у него будут политические проблемы, что националистическая оппозиция довольно сильна...

Пришлось немедленно вернуться в Молдову. Мы начали обсуждать уже десятки раз обсужденные вопросы. За ночь, проведенную с руководством Приднестровья, нам удалось договориться. Положения о статусе русского языка были изменены. Это был непростой диалог. Приднестровцев пришлось довольно сильно уговаривать и договариваться, что ну ладно, ну хорошо, главное – не название, государственный или официальный, а главное, чтобы были гарантии, что по языковому признаку не будет никакой дискриминации. И об этом мы с ним договорились уже в ночь накануне 24-го числа.

24 ноября примерно через час после повторного подписания меморандума, как только сел в самолет лететь в Киев для встречи и обсуждения подписанного меморандума с Кучмой, раздался звонок Воронина: "Возвращайтесь скорее. Ко мне тут пришел иностранный дипломат (он назвал страну) и такое рассказал, такое написал..." Думаю, что уже в этот момент все было решено.

…Первый разговор с Ворониным был в тот самый вечер, после возвращения моего из Киева в Кишинев. Тяжелый был разговор. Господин Воронин ничего, кроме покаяния, не мог произнести. Я уж не хочу, чтобы это освещалось в СМИ, все слова, которые произносились в том разговоре, он был при свидетелях, пусть они соберутся вместе и вспомнят тот ноябрьский вечер...

Он просил прощения и корил себя, называл себя уничижительными словами за такой поступок, называл себя обманщиком России, обманщиком президента… »

Да, крайне неприглядный портрет политика и человека Владимира Воронина предстаёт перед нами при знакомстве с этим рассказом Дмитрия Козака.

Вот и приходится гадать, что же ещё может преподнести молдавскому обществу этот многоликий политик, который, «идя налево – песнь заводит, направо – сказки говорит»? Что нового предложит «товарищ» Воронин на съезде своей Партии коммунистов, назначенном на 9 июня 2012 года, какие новые идеи он на нем выдвинет?

Самое главное, однако, заключается в том, сколько времени он будет поддерживать эти свои новые идеи? Месяц? Год? Или, может быть, откажется от них сразу же после съезда ПКРМ? С него ведь станется. Ему ведь это не впервой. По части политической мимикрии ему нет равных в молдавской «большой политике».

Так можно ли, уважаемые сограждане, после всего того, что нам уже известно о бесподобной «политической гибкости» лидера ПКРМ Владимира Воронина, вновь поверить ему? Можно ли будет поверить возглавляемой им ПКРМ, если её съезд вновь изберёт Воронина своим председателем?

Ведь, как известно, эта партия – в отличие от молдавского общества – ни разу не выразила недоверие своему лидеру Воронину, покорно прощая ему очередные «кульбиты через голову», отказ от своих обещаний и заверений, предательство поверивших ему избирателей и политиков других стран.

Обсудить