Михаил Формузал: «Уже к осени многие члены ПКРМ начнут вступать в Партию регионов»

Уход «группы Мишина»: предательство или следствие партийного застоя? Кризис ПКРМ: есть ли шанс на выздоровление? Будущее левых сил: кто придёт на смену коммунистам? – на эти темы редакция gagauzlar.md беседует с Главой Гагаузской автономии, Председателем Партии регионов Молдовы Михаилом Формузалом.

- Михаил Макарович, главной новостью минувшей недели стал выход из ПКРМ очередной группы видных её представителей во главе с Вадимом Мишином. Как вы оцениваете этот шаг теперь уже бывших соратников Владимира Воронина?

- Знаете, когда несколько лет назад ПКРМ покинули Мариан Лупу, потом Владимир Цуркан и Виктор Степанюк, я в одном из интервью высказал своё убеждение, что начавшийся исход из ПКРМ – это следствие кризисных тенденций в этой партии. Коммунисты, сумев 8 лет быть руководящей партией, оказались неспособны на эффективную деятельность в оппозиции. Для восстановления своего влияния после утраты власти им требовалось «освежить» свою идеологию, руководство. Ведь общество за время их властвования изменилось, изменились и сами партийцы. Поэтому со стороны граждан существовал определённый запрос на обновление ведущей силы левого фланга, который руководство Партии коммунистов не смогло удовлетворить.

-И всё-таки, три года назад это не было столь очевидно…

- Совершенно верно. Тогда, в 2009 году ещё мог быть предмет для обсуждений. Тогда ещё можно было найти разумные аргументы и представить выход из рядов ПКРМ, как предательство, или как нечто другое. Теперь же, даже для многих активных членов этой партии стало очевидным, что в их организации проблемы. Причём это проблемы системного характера. По словам самого Владимира Воронина за последние годы ПКРМ покинуло более 5200 человек. Утверждать при этом, что все они – предатели, могут только люди, лишённые здравого смысла и способности объективно оценивать ситуацию. Такие люди живут иллюзиями и верой в непогрешимость своего руководства и партийной линии. И чем больше такие фанатики начинают преобладать в Партии коммунистов, тем более она походит на структуру сектантского характера. Поэтому те, кто пророчат новые т.н. предательства со стороны действующих членов ПКРМ, правы.

- Вы тоже считаете, что ряды коммунистов продолжат редеть?

- Конечно. Исход из этой партии будет продолжаться до тех пор, пока её руководство либо не проанализирует причины своего кризиса и не сделает верных выводов, либо пока окончательно не превратится в маргинальную политическую группировку во главе с вечным Ворониным. Только в последнем случае окажется, что «предавать» уже некому, поскольку кроме Вождя и кучки его воинственных адептов, в некогда могучей Партии коммунистов, за которую голосовало до 700 тыс. человек, уже никого не осталось.

- Если вернуться к Мишину, то в чём конкретно, по вашему, заключались его расхождения с ПКРМ? Тот же Воронин утверждает, что Вадим Николаевич никаких возражений против курса партии не озвучивал…

- Озвучивал или нет – это их внутренне дело. Думаю, через некоторое время г-н Мишин более детально представит общественности мотивы своего решения. Но из того короткого комментария, который он дал, объявляя о своём выходе из парламентской фракции коммунистов, следует, что главной причиной послужила безрезультатная стратегия ПКРМ по бойкотированию парламентской работы. Около половины избирателей страны проголосовали за то, чтобы коммунисты отстаивали в законодательном органе принципы социальной справедливости, влияли на баланс внешнеполитического курса государства, защищали государственность Молдовы от разрушительной идеологии румыноунионистов. Но ничего этого не происходит. Более того, депутаты от ПКРМ своей стратегией бойкота загнали себя в угол. С одной стороны, они заявляют, что действующий парламент нелегитимен и должен быть распущен. С другой, они не спешат отказываться от мандатов, служебного транспорта и ежемесячной зарплаты, что в глазах избирателей выглядит не очень последовательно.

Второй причиной, повлиявшей на решение Мишина, могла быть утвердившаяся репутация ПКРМ, как партии, у которой заявления почти всегда расходятся с делами. В самом начале своего правления они много говорили о необходимости дружбы с Россией. На деле получился скандал со срывом «Меморандума Козака» и винная война с РФ. Говорили о скором разрешении приднестровского конфликта – на деле отношения с Тирасполем оказались замороженными, как никогда. Говорили о евроинтеграции – на деле топтались на месте. Обещали сделать русский вторым государственным – на деле отказались от своих обещаний. И так практически по всем направлениям.

Думаю, что Мишин принадлежал к тем немногим представителям ПКРМ, которые относились к обещаниям своей партии на полном серьёзе и рассчитывали воплощать их в жизнь. Когда же в определённый момент он пришёл к выводу, что повлиять на политику партии нет никаких шансов, то исчезла необходимость нести ответственность за репутацию лживой партии.

- Заявляя о своём выходе из ПКРМ, Мишин акцентировал внимание на том, что интересы русскоязычного населения не защищены и дал понять, что будет это делать, используя парламентскую трибуну. Насколько успешной может быть эта деятельность, учитывая, что единомышленников в этом вопросе у Мишина в нынешнем парламенте единицы?

- Во-первых, я надеюсь, что другие бывшие коллеги Мишина по ПКРМ поймут, что мандат депутата надо использовать по назначению, то есть для выражения воли своих избирателей. Тогда группа депутатов экс-коммунистов может стать многочисленнее. В любом случае, если даже несколько человек, которые с парламентской трибуны будут последовательно защищать интересы русскоязычной части граждан – это будет намного действеннее, чем целая депутатская фракция из почти 4 десятков народных избранников, которые занимаются популизмом и внушают людям напрасные надежды.

Тема, которую затронул Мишин крайне актуальна. Необходимость отстаивания прав русскоязычных, защита статуса русского языка должны стать объединяющим началом для всех политических организаций, разделяющих данные цели. Поэтому, если «группа Мишина» намерена всерьёз поднимать эту проблему, то важно использовать потенциал и внепарламентских партий, а также гражданского общества. Общность интересов должна быть превыше политического эгоизма.

- И всё же, допускаете ли вы возможность, что Партия коммунистов может извлечь уроки из критики своих сторонников и возродить своё влияние?

- Я в это не верю. ПКРМ - это партия вождистского типа. А такие партии, будучи очень закостенелыми и консервативными организациями, практически не воспринимают критику. Вместо реального развития в них происходит накопление противоречий, напряжения и, в итоге – неизбежный раскол или медленный распад.

- Тем не менее, рядовые коммунисты никуда не исчезнут. Как, по-вашему, будет меняться в ближайшие годы левый сегмент политического ландшафта Молдовы?

- Большинству населения нашей республики всегда были близки идеи социальной справедливости. Поэтому, по мере разочарования в ПКРМ, многие граждане будут отдавать предпочтение другим партиям, идеология которых созвучна их ценностям. В частности, некоторые наши районные организации Партии регионов имеют в своих рядах многих бывших сторонников коммунистов. Должен сказать, что рядовые члены ПКРМ заслуживают большого уважения, поскольку они всегда являлись искренними государственниками Молдовы. Так что есть все предпосылки для успешного сотрудничества с ними. Уже к осени стоит ожидать, что многие члены ПКРМ начнут вступать в Партию регионов. При этом речь идёт не только о Гагаузии, но и о республиканском уровне. Начавшись на юге, эти процессы потом можно будет наблюдать и в других частях Молдовы.
gagauzlar.md

Обсудить