Сегодня Че исполнилось бы 84 года

Если бы дух Че Гевары посетил сознание политикана, играющего в левые убеждения, тот бы немедленно подозвал охранника и застрелился из его пистолета.

Два года жители Аргентины собирали бронзовые предметы. Для изготовления памятника Че Геваре потребовалось три тонны бронзы. Более 14 тысяч человек предоставили личные бронзовые вещи (ключи, колокольчики, подсвечники - всего около 75 тысяч единиц), из которых был отлит монумент. Среди пожертвований, по словам скульптора Андреса Сернери, были удивительные экспонаты, например, корпус самодельной бомбы, изготовленной анархистами в 30-е годы прошлого века, или фрагмент первого микроскопа, появившегося в Аргентине. Памятник установлен на родине Че Гевары, в Росарио, к восьмидесятой годовщине со дня рождения. Это вдвое больше его земного срока. Эрнесто Че Гевара.

Че – это аргентинское междометие, что-то вроде молдавского «мэй». Кубинцам это было забавно, и они дали ему такое прозвище, а вообще-то его звали Эрнесто Гевара де ла Серна. Или майором. На Кубе это высшее воинское звание. Я мог бы подумать, что Че Гевару выдумали, как Павку Корчагина, если бы сам не встречался с его сыном Камило, когда тот приезжал в Кишинёв, только это было уже давно, когда нам было лет по двадцать. Сын был поразительно похож на фотографии Че, только волосы у него были светлыми, и что-то пел под гитару, а у Че не было музыкального слуха. Я сунул ему для автографа книгу о Геваре на молдавском языке. Было жарко. Камило долго её листал, рассматривал знакомые картинки. Я к тому времени уже читал «Боливийский дневник» и «Партизанскую войну».

Биографии красных идолов - благодатная тема. Много неожиданного. Отдельные харизматические вожди, вроде Мао, имеют по нескольку биографий – партийная, официальная, неофициальная, подлинная – очень удобно. А у Гевары одна биография и ни одного тёмного пятнышка, так и подмывает поковырять ногтем.

Самое смешное, что он и разговаривал такими же фразами, как правильные герои пролетарской литературы: "Только дурак может не сознавать огромную опасность попытки остановить революционный импульс на экономическом фронте. Чтобы в такое время защищать нашу экономику, мы нуждаемся в способных, храбрых и честных руках".

Прекрасно, когда есть за что умирать

До революции на Кубе Гевара был едва знаком с марксизмом. Если разобраться, в Латинской Америке не марксизм имеет определяющее значение - средой для революций была нищета и угнетение. Когда всё вокруг бесконечно несправедливо, то востребована любая протестная идея или теория – сапатизм, сандинизм, троцкизм, маоизм – неважно. Бывают времена, когда умереть легче, чем жить в несправедливости и неправде.

Вспомните Джека Лондона, рассказ «Мексиканец» - генерал Порфирио Диас это типаж латиноамериканского диктатора, этот тот же Батиста, Самоса, Стресснер, Пиночет, Дювалье. Популярность крестьянских вождей, левых лидеров и героев, вроде Симона Боливара, Эмилиано Сапаты и Эрнесто Гевары, это не следствие «заразности» коммунистических идей - Гевара никогда не был силён в марксизме – это протест обездоленных.

"Группы в 30-50 человек достаточно, чтобы начать вооруженную борьбу в любой стране латиноамериканского континента, где имеются такие условия, как местность, благоприятная для боевых действий, где крестьяне стремятся получить землю, и где попираются принципы справедливости".

Симпатии экзистенциалиста Сартра и европейских левых к Че Геваре вовсе не означают, что Че был «еврокоммунистом» - напротив, он был крайним и последовательным радикалом: "Чтобы завоевать что-то, мы должны это у кого-то отобрать, и лучше говорить об этом прямо, нежели прятаться за концепциями, которые могут быть извращены".

Об этом не принято говорить, но Че Гевара откровенно плохо относился к СССР – он почему-то не считал, что в Союзе удалось создать нового человека, и не видел больших различий между американцем и таким советским человеком, который трудится лишь для того, чтобы заработать побольше денег. И в чём-то был прав – пришло время, и советская элита совершила правый переворот. Гевара пытался уйти от общества потребления, отказывался участвовать в создании "еще одного американского общества". Читая Троцкого и Маркса, он искал ответы на свои вопросы, метался, не находя общего языка ни с советскими коммунистами, ни с китайскими.

Экономические статьи Че Гевары не содержат ничего интересного – социалистическое планирование, хозрасчёт, бюджетное финансирование - некоторый вариант социализма, общие места. Всё это было одинаково нежизнеспособно, всё не то.

«Будьте реалистами – требуйте невозможного»

Хотя по возрасту Гевара был намного младше Брежнева, в чём-то он был старше - Гевара был из первого поколения революционеров, а Брежнев был успешным функционером из третьего поколения советских руководителей - им было непросто понять друг друга. Второй человек на Кубе ходил в штопаной военной форме и до изнеможения работал на уборке сахарного тростника. Сафра для него была тем же, чем для Павки Корчагина - Боярская узкоколейка. Че Гевара как и Павка был очень болен, и так же крепко выражался. По нашим меркам Гевара жил где-то в 30-х, ему ближе была бы Паша Ангелина, или Алексей Стаханов. Сартр назвал Че Гевару "самым совершенным человеком нашего века". Я почему-то думаю, что Сартр не понимал Че.

Че Гевара свято верил в пришествие мировой революции, и не хотел её ждать, а хотел её делать. Если однажды это удалось на Кубе, то почему бы нет? Он был оскорблён тем, что Чехословакия и СССР продают оружие освободительным движениям: "Это не социализм, даже не что-то подобное ему; они должны были просто дать его".

Эрнесто был нетипичным вождём революции. Троцкий, оказавшись в Мексике, писал мемуары. Ленин выписал в сибирское село Шушенское рояль. Я не хочу сказать, что рояль - это плохо, но Ильич не строил бы Боярскую узкоколейку, а Сталин не полез бы под шальные пули.

Из Конго майор вернулся в ужасном состоянии – астма, туберкулёз, гайморит, кишечные и подкожные паразиты, постоянно делал себе инъекции адреналина. И это человек, который на Кубе занимал посты директора Нацбанка, министра промышленности, члена Политбюро ЦК, главы кубинской делегации в Генеральной Ассамблее ООН. Семья, пятеро детей, правительственные награды.

Исходя из общих соображений, Гевару должен был бы вытеснить Фидель. Революции делают несистемные люди, а затем выстраивается новая система, для которых они так же неудобны, как и для старой, и тогда система руками первого вождя отрывает им головы. Я искал свидетельства конфликта с Фиделем, но ничего не нашёл. Может быть, кто-то будет удачливее.

После кубинской революции прошло полвека, сегодня за границей больше миллиона кубинских эмигрантов, в США бежали многие высокопоставленные деятели режима Кастро, и вся подноготная о Че Геваре давно должна была бы всплыть. Но даже политэмигранты с уважением относятся к команданте и спорят только о том, кто предал героя в Боливии.

Вечность

Боливийский поход был заведомо провальным предприятием. Марио Монхе, лидер местных коммунистов оправдывался: «Я сказал Геваре: - Ты выбрал для партизанской войны зону, где никто не встанет на твою сторону. Ты не знаешь здешних крестьян совсем. Они не пойдут за чужестранцами … - Ты уверен, что нас всех перестреляют? - Убежден в этом. Та армия, которую ты считаешь никчемной, разобьет вас, - пожимая руку, еще раз пристально взглянул на Че: на его лице не было ни гнева, ни растерянности…»

Даже если Монхе эту беседу придумал позже, всё случилось именно так. Через полгода войны в джунглях раненого Эрнесто взяли в плен, и спустя сутки по команде из Вашингтона расстреляли. После смерти ему отрезали кисти рук, чтобы иметь доказательства того, что на самом убили того самого Гевару.

Больше всего Че боялся, что возраст и болезни сделают его непригодным для партизанской войны. Есть письма, где он говорит об этом друзьям. Выходит, успел.

Футболка, водка, часы.

Герои умирают в пивных

Сегодня мало кто помнит, кем он был, но его изображения приносят хорошие деньги. Smirnoff выпускает перечную водку с его портретом, Swatch - часы с Че Геварой и надписью Revolucion, его изображения украшают французский одеколон, банки кофе, пивные бутылки. Под красным знаменем с суровым ликом Че Гевары ходят партийные бонзы, мимикрирующие проходимцы, разного рода пламенные революционеры, имитирующие классовую борьбу и активно симулирующие революционный энтузиазм.

Бизнес – ничего личного.

Если бы дух Че Гевары посетил сознание политикана, играющего в левые убеждения, тот бы немедленно подозвал охранника и застрелился из его пистолета. А майка с Че на пухлом бизнесмене, это уже нечто вроде водки «Зоя Космодемьянская», или нынешней газеты «Комсомольская правда».

Hasta siempre Comandante

Можно по-разному относиться к Че Геваре, но он честно умер за свои убеждения. И воевал с вооружёнными мужчинами в отличие от современных «робингудов с гранатомётами», воюющих с детьми и беременными женщинами, торгующих заложниками и героином. Да, экспорт революции это наивно - никого нельзя заставить быть счастливым. Впрочем, так же как экспорт демократии. Разница только в том, что сегодня президенты ведут войны, играя в гольф на ранчо, и кладут чужие жизни за нефтяные интересы, время от времени произнося слова о демократии и правах человека.

"Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта. Снова облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь. Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я — искатель приключений особого рода, из тех, кто рискует своей шкурой, дабы доказать свою правоту. Может быть, я пытаюсь сделать это в последний раз".

Возможно, он где-то играл в легендарного команданте, но на этой сценической площадке умирали по-настоящему.

«Верьте мне, ибо сумасшедшие всегда говорят правду».

Обсудить