Война двадцать лет спустя

Достаточно было только одной фразы генерала Лебедя: "Позавтракаем в Тирасполе, пообедаем в Кишиневе, а поужинаем в Бухаресте", чтобы охладить пыл политиканов, решивших восстановить государственную целостность республики столь бездарным образом.

Словесные признания политиков в желании разрешения Приднестровского конфликта не стоят ломаного гроша без устранения причин разгоревшейся двадцать лет назад войны на Днестре.

Казалось бы, трагедии последствий боевых действий, многочисленных человеческих жертв должны были способствовать подтверждению ошибочности проводимой политики по игнорированию национального вопроса и инициировать процесс выхода из состояния гражданской войны. Но отнюдь, причины раздора только усугубляются со временем. Как и на заре независимости Республики Молдова сегодня остро стоит вопрос об идентичности молдавского народа и языка, более того, не менее активно на политическом уровне озвучиваются антиконституционные идеи унионизма, направленные на разрушение молдавской государственности.

Достаточно было в 1990-1992 гг. политическим путем решить вопрос построения демократического и многонационального государства с учетом интересов всех проживающих граждан в границах по состоянию на 1991 год. Но никак не путем насильственного изгнания из Парламента народных избранников от национальных меньшинств, придерживавшихся иной позиции, являвшимися представителями довольно не малой части молдавского общества.

Для многих до сих пор остается ошеломляющей неожиданностью, каким образом удалось столкнуть на путь братоубийства фактически один народ единой веры, отличающийся своим трудолюбием, добродушием и гостеприимством. Видно все надежды и усилия "режиссуры" событий были направлены на пролитие первой крови, после которой вступают в действие законы инстинктов мести военного времени - око за око, кровь за кровь, и надолго отбивают все желания к разумному диалогу.

Не смотря на это, во время той войны было немало примеров житейской человеческой мудрости, когда противоборствующие стороны, не смотря на приказы своих вышестоящих командиров и указания политиков, по взаимной договоренности прекращали вести огонь и уславливались сообщать друг другу обо всех намечающихся провокациях.

Неприемлемо также подвергать осуждению действия российской армии, вменяя в вину поддержку непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Возвращаясь в те дни, хотелось бы напомнить о концентрации войсковых соединений дислоцированных в Приднестровье, а также о низком уровне управляемости и дисциплины в армейских частях на территории всего постсоветского пространства. Этому только негативно способствовал дезорганизованный процесс передачи воинских частей МО СССР в подчинение органов власти новообразованных стран, с выделением отдельных из них в прямое подчинение так и нереализованного МО СНГ (даже такое ведомство тогда было) и ещё не до конца сформированного МО РФ.

В тот момент действиями многих кадровых офицеров проходивших службу в "горячих точках" руководствовало, в первую очередь, желание любыми способами защитить своих родных и близких от надвигающегося военного конфликта, разжигаемого на национальной почве. Хаос в частях, независимо от их расположения и принадлежности достиг апогея. Отсутствие внятных приказов, самовольное покидание частей военнослужащими срочной службы, растаскивание военного имущества, оружия, боеприпасов создало благодатную почву для широкомасштабных действий радикально настроенных сил - ослабление вероятной военной поддержки властным органам и получение безграничного доступа к вооружениям.

Но реализация военного сценария по разрешению национального вопроса в Республике была нарушена назначением Александра Лебедя в качестве нового командующего 14 армии, которым четко и оперативно были поставлены основные задачи - прекратить кровопролитие, развести конфликтующие стороны и предотвратить растаскивание из воинских частей вооружений и боеприпасов. Кому, как не военным известно, что стоимость даже одного патрона, прежде всего, исчисляется не в денежных единицах, а ценой человеческой жизни. Только благодаря решительным действиям российской армии в 1992 году были прекращены боевые действия, а присутствие объединенных миротворческих сил позволяет гарантировать стабильность в зоне конфликта до настоящего времени.

Достаточно было только одной фразы генерала Лебедя: "Позавтракаем в Тирасполе, пообедаем в Кишиневе, а поужинаем в Бухаресте", чтобы охладить пыл политиканов, решивших восстановить государственную целостность республики столь бездарным образом. Примечательно, что ровно к вечеру того же дня румынское дипломатическое представительство существенно опустело. Возможно из чувства своей сопричастности к происходящему.

По сей день актуален вопрос неразрешенности Приднестровского конфликта, ответ на который скрывается в решении проблем возникших при зарождении Республики Молдова как современного государства. Два пути развития событий, по сценарию построения демократического, многонационального и поликультурного государства, либо отказа от Приднестровья - порождают дилемму, в решении которой с точки зрения благоразумности превалирует первый вариант. Потому что, второй сценарий не позволит окончательно решить тот же национальный вопрос в Правобережье, более того повлечет цепную реакцию эскалации напряженности и нестабильности во всем регионе, вызванного инициацией процесса передела границ.

Ясно одно, что без диалога и принятия решений по обоюдному согласию Приднестровскую проблему не урегулировать. Но все попытки ведения вялотекущих и не раз прерываемых переговоров без публичного озвучивания конечных целей сторон теряют свой логический смысл и превращаются в абсурд. Ведь ни Кишинев, ни Тирасполь пока ещё не опубликовали ни одной приемлемой концепции и плана по реинтеграции. За двадцать лет с обоих берегов Днестра ясно звучали только идеи полного подчинения Приднестровья центральным органам власти, унири Молдовы с Румынией и независимости ПМР, вплоть до присоединения к Российской Федерации. Тогда спрашивается, зачем вести переговоры?

Только публичное однозначно сформулированное предоставление Правобережьем и Левобережьем своих вариантов конечных условий по реинтеграции и программ их осуществления, согласованных и одобренных обществом каждой из сторон, способны придать переговорному процессу реалистичность и сдвинуть его с мертвой точки.

Исключительно зрелые и благоразумные действия нынешних политиков в разрешении затянувшегося конфликта, развязанного по вине их предшественников, смогут доказать достойны ли они памяти невинно погибших в той бессмысленной братоубийственной войне.

Обсудить