Если бы Республика Молдова вступила в Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан…

Если бы Республика Молдова вступила в Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан, то апологеты последнего заверяют нас, что мы станем жить лучше, газ станет дешевле для нас, а наше вино будет беспрепятственно литься на российском рынке, а приднестровский вопрос будет, наконец, решен.

Данные обещания/аргументы неоспоримы для многих из тех 57% молдаван, которые, согласно данным последнего Барометра общественного мнения, готовы проголосовать за вступление нашей страны в соответствующий Таможенный союз. Они звучат, как сладкая песнь русалки, в частности, для той части нашего общества, которая еще с ностальгией относится к „пролетарскому благосостоянию” бывшего СССР.

„Русалки” Таможенного союза с берегов реки Бык не говорят, однако, ни единого слова о том, что, как бы там ни было, но „дешевый природный газ” стоит определенные деньги, которыми никак не следует пренебрегать. Беларусь, например, добилась более-менее сносной цены за импортируемый из России природный газ только после того, как Лукашенко уступил Газпром-у полный контроль над газопроводом. Минский лидер пошел на эти уступки ради предупреждения банкротства белорусской экономики, спасая тем самым собственный режим от возможного коллапса.

Обходятся также молчанием и менее радостные стороны „успешного проекта”, который называется Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан.

Действительно, за первые два года своего существования объем торговли между тремя государствами увеличился ежегодно на 30%, в основном благодаря росту импорта из России казахстанскими и белорусскими экономическими агентами. Тем не менее, лишь 18,2% от общего объема внешней торговли Казахстана в 2011 году приходятся на проводимую торговлю в рамках Таможенного союза. Что касается России, то данное соотношение составляет всего лишь 7,5%, а Беларуси – только 46,4%. Отсюда можно сделать вывод, что только белорусская экономика ориентирована, в основном, на рынок Таможенного союза.

В то же время, экономические преимущества далеки от того, чтобы быть справедливыми. Что касается Казахстана, вступление в Таможенный союз привело к повышению таможенных тарифов с 6,2% до 10,2%, цены на продовольственные товары (сахар, подсолнечное масло, крупы, молоко, мясо) возросли в два раза, а на бензин и дизельное топливо – на 29% и, соответственно, на 34%. Таможенные пошлины на импорт технического оборудования и сырья с западного рынка возросли на 10-20% и, соответственно, на 20%, способствуя, тем самым, повышению цен на товары, выпускаемые с использованием западного оборудования и сырья. Возросли также в 30-40 раз пошлины на импортируемые автомобили. К тому же, хотя и является членом Таможенного союза и Единого экономического пространства, Казахстан не имеет непосредственного доступа к системе газопроводов на территории России, которая, как и ранее, контролируется исключительно Газпром-ом. В данных условиях казахстанские компании не имеют возможности напрямую участвовать, без посредничества Газпром-а, в экспортных операциях природного газа, добытого в Казахстане.

Нам обещают, что Таможенный союз решит приднестровский вопрос, но нам преднамеренно не говорят, каким образом будет решен данный вопрос. Апологеты Таможенного союза не случайно молчат, им известен ответ на данный вопрос еще с ноября 2003 года, когда парафировали Меморандум Козака, но они не осмелились реализовать его, боясь неминуемой народной революции. Нам хорошо известно, что предусматривал Меморандум Козака: пребывание российских войск на территории нашей страны как минимум еще лет на 20, конфедерализация, транснистризация и постепенная ликвидация Республики Молдова как независимое и суверенное государство. Другими словами, именно такой станет настоящая цена, которую мы заплатим за получение от Таможенного союза, точнее говоря – от России, долгожданного „дешевого газа” и „решение” приднестровского вопроса.

Является ли „дешевый газ” квинтэссенцией современной, функциональной, процветающей рыночной экономики и демократического общества, которое предоставляет всем своим членам равные права и возможности? Может ли „дешевый газ” заменить свободную прессу, свободу собраний, независимость правосудия, свободные и корректные выборы, соблюдение основных прав человека, принцип верховенства закона, борьбу с коррупцией, демонополизацию экономики, прозрачность принятия решений и обеспечение реальной экономической конкуренции? Эти ценности менее важны для развития нашей страны? Для сторонников вступления Республики Молдова в Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан данные вопросы кажутся не столь значительными, но ведь для полной оценки преимуществ и ущербности последнего, мы не можем абстрагироваться от демократической модели власти и экономического предложения, которое предоставляет данный Союз.

Демократическое предложение

С данной точки зрения Таможенный союз представляет собой клуб государств с авторитарными системами правления: руководимая Кремлем демократия в России, последняя белорусская диктатура в Европе; и просветленный авторитаризм с пожизненным президентом в Казахстане. Согласно Докладам Freedom House о свободе в мире и переходных государствах, эти три государства отличаются крупными недостатками по всем вопросам оценки состояния демократии, а именно: свобода и корректность избирательного процесса; свобода и роль гражданского общества; независимые средства массовой информации; качество демократического правления на национальном и местном уровне; независимость правосудия и борьба с коррупцией. В результате проведения исчерпывающей оценки независимыми экспертами, Freedom House предоставил данным трем государствам статус НЕСВОБОДНЫХ (Not Free Countries) государств, а это означает, что в России, Беларуси и Казахстане основные политические права и гражданские свободы отсутствуют или они постоянно нарушаются властями.

Во всех трех государствах свобода прессы ограничена, а коррупция носит системный характер и почти неконтролируема. Согласно Индексу свободы прессы организации Репортеры без границ, охватывающей 178 государств, Россия, Беларусь и Казахстан занимают 142, 168 и 154 места вместе с Угандой (139-е место), Гамбией (141-е место), Афганистаном (150-е место), Руандой (156-е место) и Сомали (164-е место). Что касается коррупции, согласно опубликованного Transparency International „Индекса восприятия коррупции-2011”, они числятся среди самых коррумпированных государств мира. Россия и Беларусь занимают 143-е место, их опережают такие государства, как Сьерра Леоне, Нигер и Пакистан (134-е место), а Казахстан занимает 120-е место и его опережают такие государства, как Мали (118-е место), Сенегал (112-е место), Танзания (100-е место). Соответствующую неблаговидную констатацию поддерживают и Показатели глобального правления (Worldwide Governance Indicators) Всемирного банка, которые отнесли Россию, Беларусь и Казахстан к государствам с самыми низкими показателями контроля в области коррупции, а именно: 12,9%, 23% и 15,3%. Для сравнения, контрольные показатели коррупции в Болгарии и Румынии – странах-членах ЕС – которых больше всего критикуют по вопросам борьбы с коррупцией, составляют 52,2% и, соответственно, 53,6% и они занимают 86-е и, соответственно, 75 места в списке самых коррумпированных государств мира, опубликованном Transparency International.

Экономическое предложение

Согласно данным за 2011 год, Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан представляет собой рынок 165 миллионов потребителей и экономику со следующими показателями:
- ВВП составляет $2,74 триллиона, а на одного жителя составляет $14,866 тыс;
- объем внешней торговли составляет $1.021 триллиона;
- ежегодные внутренние инвестиции составляют $603 миллиарда или 22% от ВВП;
- запас внутренних кредитов составляет $853 миллиарда;
- объем ежегодных расходов на научные исследования и развитие новых технологий на сумму $15,3 миллиарда;
- объем прямых иностранных инвестиций в государства Таможенного союза составляет $435,38 миллиарда;
- объем прямых инвестиций за рубежом, выполняемых в основном Россией и Казахстаном, составляет $330,86 миллиарда.

Названные цифры довольно внушительны, однако для лучшего понимания объема предложения Таможенного союза, их следует сравнить с аналогичными данными ЕС, к которому Республика Молдова собирается присоединиться политически и экономически. Следовательно, в отличие от Таможенного союза, ЕС представляет собой рынок на 503 миллиона потребителей и экономику с:
- общим ВВП на сумму $15,39 триллиона, а на одного человека - $34 тысячи;
- внешней торговлей в объеме $3,791 триллиона;
- ежегодными внутренними инвестициями на сумму $2,88 триллиона или 18,7% от ВВП;
- объемом внутренних кредитов на сумму $29 триллиона;
- объемом ежегодных расходов на научные исследования и развитие новых технологий в сумме $239,7 миллиарда;
- объемом прямых иностранных инвестиций в государства ЕС на сумму около $7,972 триллиона;
- объемом прямых инвестиций за рубежом государствами ЕС на сумму $9,524 триллиона.
Следовательно, по сравнению с ЕС, экономическое предложение Таможенного союза включает:
1. Рынок потребителей - в три раза меньше.
2. Общий объем ВВП - в 5,6 раза меньше, а на душу населения – в два раза меньше.
3. Объем внешней торговли - в 3,7 раза меньше.
4. Внутренние инвестиции - в 4,7 раза меньше.
5. Запас внутренних кредитов - в 34 раза меньше.
6. Объем годовых расходов на научные исследования и развитие новых технологий - в 15,6 раза меньше.
7. Объем прямых иностранных инвестиций - в 18 раз меньше.
8. Объем прямых инвестиций за рубежом - в 28,7 раза меньше.


В то же время, в отличие от Единого экономического пространства ЕС, который является многоцентрным и, таким образом, исключено экономическое и политическое господство в рамках ЕС одного единственного государства, в Таможенном союзе господствует исключительно Российская Федерация. Данные говорят сами за себя, без дополнительных комментариев:
- не менее 83,6% населения Таможенного союза являются российскими гражданами, а к этой цифре можно добавить еще 3,1% российских соотечественников, которые проживают в Беларуси и в Казахстане;
- 86,8% от ВВП Таможенного союза производится Российской Федерацией;
- 79,2% объема внешней торговли Таможенного союза приходится на Россию;
- 93,4% валютных резервов Таможенного союза принадлежат России;
- 65,2% объема внутренней торговли Таможенного союза приходятся на Россию;
- 57% прав голоса в Комиссии Таможенного союза принадлежат России, а Беларуси и Казахстану – по 21,5% каждому.

Кстати, Таможенный союз является пробным камнем будущего Евразийского союза (Eurasian Union), который содастся в 2015 году или, имея в виду вышеназванные параметры, volens-nolens спрашиваешь себя: что за Союз это будет – евразийским (Eurasian) или евророссийским (Eur-Russian)?

Вместо эпилога

24 марта 2005 года Парламент Республики Молдова обнародовал свою Декларацию о политическом партнерстве по выполнению задач европейской интеграции страны. Этим документом, который поддержала также и Партия коммунистов, европейская интеграция была объявлена официально стратегической задачей внутренней и внешней политики. Более того, было единогласно объявлено о том, что дальнейшее развитие Молдовы не может быть обеспечено, кроме как „через последовательное и бесповоротное проведение стратегического курса на европейскую интеграцию”, а подписавшие партии обязались поддерживать:
- создание независимой судебной системы, которая соответствовала бы нормам и стандартам Европейского союза;
- соблюдение демократических норм и принципа верховенства закона в качестве основополагающих условий для любых политических и институциональных реформ;
- развитие функциональной рыночной экономики с благоприятным инвестиционным климатом;
- борьба с коррупцией и обюрокраченной экономической жизни;
- гармонизация национального законодательства с европейскими стандартами и т.д.

Прошло более семи лет от того события, Декларация и обязательства были преданы забвению, а значительная часть тогдашних „евро-оптимистов и про-европейцев” стали евро-реалистами, евро-скептиками, евро-циниками и совсем недавно про-евроазиатами, которые пытаются убедить нас в том, что вступление в Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан, а впоследствии – в Евразийский союз, принесет нам долгожданное процветание, которое заключается в дешевом газе и в „затоплении” России молдавским вином.

„Волшебный евразийский сон” нравится многим молдаванам. Согласно опубликованному Институтом публичных политик (ИПП) Барометру общественного мнения (БОМ), если бы в следующее воскресенье был проведен референдум о вступлении Республики Молдова в Таможенный союз Россия-Беларусь-Казахстан, 57% молдаван проголосовали бы за вступление страны в соответствующий союз. Данная тенденция, по всей видимости, не очень беспокоит нынешних про-европейских правителей. Они спокойно и ответственно занимаются делом, добиваясь новых успехов в диалоге и на переговорах с ЕС. Парадоксально, но данные БОМ говорят о том, что по мере нашего продвижения по пути сближения с ЕС, количество евро-оптимистов постоянно сокращается. За последние три года количество про-европейцев сократилось на 10,9%: с 62,9% в ноябре 2009 года до 52% в апреле 2012 года. Почему же? Каковы причины данного парадокса? Виноваты ли недавний глобальный финансовый кризис или нескончаемый кризис еврозоны? Или, может быть, виновен Евразийский союз, которого даже не существует?

Вполне понятно, что внешние факторы нельзя исключить, тем не менее, было бы близорукостью пренебрегать внутренними причинами. Во-первых, хотелось бы выделить отсутствие широкого, разнообразного, практического и систематического информирования о различных аспектах европейской интеграции, в том числе о нынешних трудностях. Информирование общественности об европейской интеграции сводится в основном к сухим репортажам о переговорах, принятых законах, рапортах о достигнутых успехах, заявлениях, высоких оценках, протокольных встречах, региональных встречах и т.д. Это – обюрокраченное, скучное, сухое и без хорошо определенной цели общение. Подобное общение никак не помогает молдаванам лучше понимать, что такое ЕС и какие конкретные/ощутимые возможности и пользу предоставляет нам европейская интеграция. Три года назад ЕС оказал финансовую поддержку в разработке соответствующей стратегии. Где она теперь? Почему не применяется? Кстати, это убедительный пример того, как донорские деньги используются без никакой практической отдачи, а проще говоря, выбрасываются на ветер.

Во-вторых, граждане устали от бесконечных обещаний, они хотят убедиться, что по мере продвижения в диалоге и на переговорах с ЕС, продиктованные европейской интеграцией реформы повышают качество их жизни. Снижение цен на авиабилеты в европейском направлении это, безусловно, определенный успех в нашем приближении к ЕС. К сожалению, однако, структурные/ фундаментальные изменения, связанные с независимостью и эффективностью правосудия, реформой центральной администрации, демонополизацией экономики, обеспечением реальной экономической конкуренции происходят медленно. Между тем, именно эти изменения выведут нас из категории самых бедных и самых коррумпированных европейских государств, именно от успеха данных реформ зависит наше благосостояние, привлекательность и, в конце концов, легитимность европейской интеграции в сравнении с другими вариантами развития страны.

К сожалению, вопреки достигнутым успехам, мы продолжаем быть самым бедным европейским государством, с ВВП на душу населения в сумме около $3400, который в 10 раз меньше ВВП на душу населения в ЕС, в пять раз меньше ВВП на душу населения в Хорватии, которая вступит в ЕС в 2013 году, и в четыре раза меньше ВВП на душу населения в Болгарии и Румынии, которые являются самыми бедными странами в ЕС. Согласно Докладам Freedom House и Transparency International, коррупция остается глубоко укоренившейся системной проблемой в наших публичных институтах. Определенный экспертами Freedom House показатель коррупции для Республики Молдова остается неизменным с 2006 года: 6 пунктов из 7, где семь означает самый низкий показатель. А согласно Докладу Freedom House о свободе в мире, Республика Молдова уверенно находится уже на протяжении 20 лет в категории Частично Свободных государств. До настоящего времени ни одно государство Центральной и Восточной Европы не вступило в ЕС с подобными параметрами успехов демократической и экономической власти. Станет ли Республика Молдова исключением? Может быть, но не для ЕС.



Обсудить