Кто победит унионистов?

Сегодня в Молдове присутствует запрос на конструктивно-антиунионистскую партию, которая одновременно опиралась бы на молдавское село и занимала менее конфликтную позицию в отношении умеренных центристских сил в правящем Альянсе за европейскую интеграцию.

Уже не первый год молдавское общество бьётся над вопросом: почему в Молдове побеждают унионисты, если унионистские идеи разделяет явное меньшинство граждан Молдовы? Почему, например, неизменным участником всех коалиций последних лет является Либеральная партия, превратившаяся в идеологического надсмотрщика над правящим Альянсом за европейскую интеграцию, в то время как подавляющее большинство граждан страны придерживаются взглядов, прямо противоположных взглядам Гимпу, Киртоакэ и Фусу?

И в 2009, и в 2010, и в 2011 годах разумным представлялся компромисс между партиями, отстаивающими государственнические взгляды: нейтралитет Молдовы, мирное разрешение приднестровского конфликта, открытость и Западу, и Востоку. Однако Демократическая и Либерально-демократическая партии неизбежно делали выбор в пользу крайне унионистской Либеральной партии. В результате у власти и в стране, и в молдавской столице в очередной раз оказываются крайне правые силы, чью политику не разделяет подавляющее большинство населения Молдовы.

Проблема в том, что на молдавской политической арене отсутствует партия, способная стать выразителем интересов устойчивого большинства молдавских государственников. На протяжении последних лет мне хотелось бы, чтобы такой силой стала Партия коммунистов Республики Молдова. Я не скрывал своих симпатий к этой партии и к её лидеру Владимиру Воронину. Я голосовал за ПКРМ именно тогда, когда для этой партии настали трудные времена: в июле 2009 года, в ноябре 2010 года и на муниципальных выборах 2011 года (на которых Игорь Додон выступал как член команды ПКРМ).

Однако факт остаётся фактом: Партия коммунистов на протяжении последних лет если не теряет свои позиции в молдавском обществе, то, по меньшей мере, не проявляет тенденции к росту своего влияния. Отложим в сторону аргумент о фальсификациях на выборах: в июле 2009 года ПКРМ была у власти, никаких фальсификаций не было, но это не спасло партию от поражения на выборах – причём в той ситуации, когда не победить было трудно.

В 2010 году, когда, казалось бы, результаты правления АЕИ-1 были видны всем, коммунисты потерпели ещё более сокрушительное поражение на выборах, чудом сохранив блокирующий пакет при избрании президента (а после выхода из ПКРМ «группы Додона» не стало и этого рычага влияния). Если бы в 2011 году общенациональные выборы принесли такие же результаты, как и местные выборы, ПКРМ ещё в том году получила бы менее 40 парламентских мандатов.

Показательны данные последнего опроса «Барометр общественного мнения» за апрель 2012 года. Почти 70% опрошенных считают, что страна движется в неправильном направлении. 76% считают, что Республика Молдова не управляется волей народа. Правительству, парламенту и президенту доверяет меньшинство населения страны. Только 30% положительно оценивают деятельность АЕИ по сравнению с ПКРМ, при этом 37% отдают предпочтение коммунистам перед правящим Альянсом. 64% считают, что в молдавских школах должен преподаваться предмет «История Молдовы».

57% готовы проголосовать на референдуме за вступление Молдовы в Таможенный Союз России, Белоруссии и Казахстана. Из тех, кто определился между Таможенным Союзом и Евразийским Союзом, 52% выступают за ТС и 48% - за ЕС. 58% выступают за нейтралитет Молдовы, а 12% - за её вступление в ОДКБ, и только 8% - за членство Молдовы в НАТО. Из всех мировых политиков наибольшим рейтингом среди опрошенных молдавских граждан пользуется Владимир Путин (76%), от которого значительно отстают Барак Обама (34%) и Тудор Бэсеску (33%).

Однако, если бы выборы состоялись, ПКРМ, согласно тому же опросу, получила бы всё те же 39% голосов. У ПКРМ наибольший антирейтинг из всех молдавских партий – 32%. При этом почти 44% из тех, кто точно знает, за какую партию не будет голосовать ни при каких случаях (не считая не ответивших и не определившихся), назвали в качестве такой партии ПКРМ. А это значит, что самый максимальный предел, которого коммунисты могут достигнуть на ближайших выборах, составляет не более 56%, что лишает ПКРМ шансов на самостоятельное, вне коалиций с другими партиями, избрание президента страны.

Следовательно, существует значительный левоцентристский, государственнический сегмент в молдавской политике, не охваченный ПКРМ. Более того – частично этот сегмент покрывается антирейтингом Партии коммунистов, что говорит о неспособности крупнейшей на сегодня оппозиционной партии объединить под своими знамёнами весь антиунистский электорат.

Следует принять во внимание ещё одно обстоятельство: к 2015 году, на который намечены очередные выборы, молдавский электорат значительно изменится. Право голоса получат те, кому сегодня по 15 лет. А именно среди молодёжи значительна популярность унионистских идей и неодобрение деятельности ПКРМ. В частности, из числа опрошенных в возрасте 18 – 29 лет, 34% определившихся, как голосовать, отдали бы голоса ЛДПМ, 29% - ПКРМ, 22% - Либеральной партии и 8% - ДПМ. Среди молодёжи наиболее велик антирейтинг ПКРМ – 39%, в то время как общий антирейтинг ПКРМ составляет 32% от всех опрошенных.

Нельзя сказать, что ПКРМ потерпела полное и окончательное фиаско в качестве ведущей оппозиционной силы. ПКРМ удалось привлечь симпатии подавляющего большинства представителей национальных меньшинств (за исключением Гагаузии, что отчётливо проявилось на местных выборах 2011 года), а также жителей крупных городов и райцентров. Однако Партия коммунистов лишилась поддержки наиболее крупной социальной группы молдавского общества – жителей молдавского села.

Молдавские селяне ещё более, чем городские жители, предпочитают учить историю своей, а не соседней страны - 65% за историю Молдовы против 12% за историю румын. 54% сельских жителей выступает за нейтралитет Молдовы, 59% из них проголосовали бы за вступление в Таможенный Союз. При этом сельские жители в большей мере, чем горожане, отдают приоритет стабильности и не склонны поддерживать крайние силы. Так, в молдавских сёлах значительно больше, чем в городах, поддерживают центристские партии – ДПМ (15% поддержки в сёлах против 7% в городах) и ЛДПМ (соответственно 27% против 23%). В то же время крайние силы пользуются в сёлах гораздо меньшей поддержкой, чем в городах (ПКРМ в сёлах поддерживают 37% в сёлах против 40% в городах, ЛП – 14% против 23% соответственно).

Молдова – аграрная страна. И для победы на выборах в Молдове необходимо в первую очередь опираться на молдавское село. В 1994 году той силой, которая сумела победить унионизм ещё на заре молдавской государственности и принять конституцию Молдовы в том виде, в котором она сегодня существует, стала Аграрно-демократическая партия Молдовы. Именно благодаря АДПМ Молдова является нейтральным государством и входит в СНГ, а государственным языком согласно Конституции является молдавский, а не румынский язык.

АДПМ давно сошла со сцены в ходе внутренних конфликтов. Бывшие члены этой партии сегодня пребывают в списках других партий – в первую очередь ПКРМ и ДПМ. Практически все без исключения молдавские партии в своих программах адресуются к сельской тематике. Однако партии, которая чётко и последовательно отстаивала бы интересы молдавских селян, сегодня на молдавской политической сцене нет.

Сегодня в Молдове присутствует запрос на конструктивно-антиунионистскую партию, которая одновременно опиралась бы на молдавское село и занимала менее конфликтную позицию в отношении умеренных центристских сил в правящем Альянсе за европейскую интеграцию. Появления такой партии как огня боятся как крайне левые, так и крайне правые силы (не случайно именно Либеральная партия через контролируемые ею медиаресурсы выступает против переформатирования нынешнего Альянса и создания центристской коалиции). Однако только такая партия способна спасти молдавскую государственность, как спасла её в середине 90-х годов Аграрно-демократическая партия.

Обсудить