Съезд «кукловодов», или Кто в Молдове всех левее?

14 июня ПКРМ внезапно вернулась в парламент. Столь же внезапно, как и ушла из него. Мало кто сомневался, что после съезда партия вернется к пленарным заседаниям. Вопрос состоял лишь в том, когда это произойдет и под каким предлогом.

ПКРМ открывает второй фронт

Предлог был прост, как ясный день: мы вернулись, чтобы добить АЕИ изнутри. Дабы доказать, что партия не шутит, коммунисты предложили отправить в отставку Владимира Плахотнюка и вылили по уже сложившейся «доброй традиции» ведро помоев на Додона. Последний ответил тем же. Тем не менее в действиях ПКРМ сохраняется некая непоследовательность, даже противоречивость. Партия фактически открыла второй фронт, воюя одновременно не только против альянса, но и против остальных левых партий. Хватит ли сил у коммунистов, чтобы добить всех и вся, остается только гадать.

Заявив о нелегитимности парламента и о том, что партия отменит все принятые парламентом законы, коммунисты тут же проголосовали вместе с альянсом за проект о дополнении Закона о правительстве, выдвинутый либералами, не скупясь при этом на похвалы в адрес ЛП. Зачем голосовать за законы, которые ты потом отменишь? В чём смысл? Да и возможно ли в принципе отменить несколько сотен законодательных актов, договоров и т. д., которые будут приняты за два с половиной года? Это же полная бессмыслица, которая в лучшем случае приведет к серьезным проблемам. Если парламент, к примеру, ратифицирует договор о свободной торговле с СНГ, станет ли ПКРМ его отменять? Партия коммунистов заявляет, что пришла в парламент с проектами законов о нейтралитете, о защите прав русскоязычных, о цене на социальный хлеб. И если парламент каким-то чудом примет эти законы, что тогда? Куда логичнее было бы заявить, что партия отменит те законы, которые противоречат национальным интересам, но будет жестко отстаивать социальные и этнические права граждан.

Зачем вернулись коммунисты?

Видимо, партия не всегда и не до конца обдумывает свои позиции, жертвуя идеологической принципиальностью ради тактических соображений. А такие соображения есть, и возврат ПКРМ в парламент, даже без серьезного обоснования этого акта, приносит партии определенные выгоды. Этим ходом партия полностью дискредитировала группу Мишина. Получается, что Мишин вышел из ПКРМ без видимой причины. Должность вице-спикера также была востребована, и своим шагом коммунисты лишили Мишина возможности ее заполучить и перетащить депутатов от ПКРМ. Последний гвоздь в гроб «новых левых» Мишина — это обещание продвигать законопроекты по защите прав русскоязычных. В то же время Партия коммунистов ограничивает поле для маневров социалистов, которые до сих пор имели возможность заявлять, что они являются единственной оппозицией, воюющей с властью в парламенте.

Вернувшись в парламент, ПКРМ получила передышку, возможность укрепить ряды, избежать дальнейшего распада фракции и партии. Чем будут дальше заниматься коммунисты? Недавний пленум партии объявил курс на досрочные выборы. Видимо, этот ход говорит и о том, что партия будет делать всё возможное, чтобы разложить альянс, скомпрометировать левые партии, не дать им возможности сгруппироваться. Именно так можно объяснить обвинения Воронина в адрес Додона в том, что тот не только якобы взял 3 млн евро, проголосовав за президента, но самое главное — не поделился с Гречаной и Абрамчук. В общем, тактика ПКРМ, хоть и грубая, всё же не лишена логики. А логика очевидна — самосохранение.

Тем не менее В.Цуркан выразил надежду на объединение с социалистами. Произойдет ли объединение и, главное, что оно даст, неизвестно.

Демпартия левеет. На словах

16 июня прошел конгресс Демократической партии, прозванный некоторыми аналитиками «съездом кукловодов». Накануне съезда Мариан Лупу предупредил честной народ, что, дескать, против демократов плетутся нити заговора, что будут провокации и чуть ли не теракты. Ничего такого, как и следовало ожидать, не произошло. Видимо, «провокаторы» просто испугались. Оно и понятно. Съезд скорее напоминал сходняк воров в законе, чем конгресс левой партии, провозглашающей к тому же (наверное, потехи ради!), что защищает права обездоленных и угнетенных.

Шестисотые «мерсы», новейшие BMW, десятки автобусов с надписью «ДПМ» поражали вызывающей роскошью не только граждан, но и олигархов. «Слуги народа», пришедшие на съезд, открыто кичились своим богатством, соревновались друг с другом. Кто-то щеголял дорогими машинами и костюмами, кто-то часами, а кое-кто - золотыми зубами. Их безопасность охраняли вооруженные до зубов молодчики, нетерпеливо ждавшие команды «фас!». Тем не менее господин Плахотнюк, «владелец заводов, машин и пароходов», глазом не моргнув, заявил, что будет бороться за права бедных!

Чем же занимались до сих пор демократы в парламенте, на съезде мы так и не услышали. Невольно вызывает подозрение тот факт, что вследствие «борьбы» демократов с бедностью граждане страны стали еще беднее, а господа демократы – еще богаче. Говоря о некой глубокой демократизации ДПМ, партия избрала, причем единогласно, тех же Лупу и Плахотнюка на должность председателя и первого вице-председателя. На всякий случай не пустили на съезд некоторые СМИ (агентство «Омега» и др.).

Вовсю разглагольствуя о реформах внутри партии и ее «полевении», демократы и слова не промолвили о своем отношении к решению проблемы Приднестровья, к Таможенному союзу, к евразийской инициативе Президента России Владимира Путина, к международной гарантии нейтралитета, к истории румын, а также к выстраиванию взаимоотношений с левыми партиями. Мы уже молчим про зарплаты и пенсии. А ведь ПКРМ пришла с законопроектом по нейтралитету. Додон предложил снять с должности министра просвещения за внедрение курса истории румын. Ранее оппозиция предложила увеличить субсидии фермерам. Демпартия от этих инициатив цинично отмахнулась.

«Левая» ДПМ неплохо чувствует себя в откровенно правом, а местами — и унионистском альянсе, а ее лидеры не упускают ни одного случая, чтобы поцеловаться с Михаем Гимпу. О какой левизне мы говорим в таком случае? Не Демпартия ли через министра соцзащиты предложила заморозить социальные программы? Не ей ли принадлежали инициативы по приватизации за бесценок прибыльной госсобственности?

Вопросов много — ответ всё тот же. За что боролись, на то и напоролись.

Аргументы и Факты

Обсудить