Почти ностальгическое Форум

"Ну, прямо как в старые времена", - перешептывались мы с Поладом Бюльбюль оглы, глядя на сцену Центрального концертного зала "Казахстан".

15 июня в честь присвоения Астане титула "Культурная столица СНГ" и по случаю завершения Международного форума "Евразийская культура в новом мире", организаторами которого выступили Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ и министерство культуры Республики Казахстан, был дан праздничный гала-концерт, собравший музыкальные и танцевальные коллективы со всего почти постсоветского пространства. Азербайджанские, армянские, белорусские, киргизские, молдавские, русские, таджикские, узбекские, украинские и, естественно, казахские исполнители сменяли друг друга, образуя ярчайшую палитру дарований, которой позавидовал бы любой торжественный концерт в Кремлевском дворце съездов в Москве начала 70-х годов прошлого века, посвященный, скажем, 50-летию образования СССР. Потрясающий класс мастерства танцовщиков и музыкантов вызывал неизменный восторг забитого до отказа трех с половиной тысячного зала, восторг этот время от времени переходил в радостный рев одобрения. Никакие исторические и политические перипетии последних десятилетий не смогли разрушить незыблемости классических фольклорных композиций Павла Вирского и Митрофана Пятницкого, равно как хоровод молдавского "Флуераша" или мистическое горловое пение, которое продемонстрировал казахский этнографический ансамбль "Туран". Выросшие за минувшие двадцать лет молодые певцы, танцовщики и инструменталисты, сохраняющие и умножающие богатство национальных традиций, демонстрировали непрерывность развития культур разных народов, на протяжении тысячелетий живущих бок о бок, по-соседски, на общей территории "леса и степи", которое в начале двадцатых годов прошлого века определили как "евразийское пространство".

Замечу, что само это понятие, используемое в политической и историко-культурной литературе без малого сто лет, вовсе неоднозначно. Его трактовки менялись во времени и обретали различные акценты, а порой и несхожие смыслы. Для авторов этой концепции - Трубецкого, Сувчинского, Алексеева, Савицкого, Хара-Давана и других - евразийство было понятием в первую очередь историко-политическим и историко-культурным. Не думаю, что многие современные российские политики и историки безоговорочно разделяют, например, утверждение Н.С. Трубецкого, что "Московское царство возникло благодаря татарскому игу". Даже для Л. Н. Гумилева, настаивающего на том, что "если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство", пассионарность русского народа была связана с преодолением рабской психологии, во многом определяемой столетиями правления Чингизидов. И, разумеется, совсем иное значение имеет это понятие в политических доктринах, сформировавшихся после распада СССР. Оно связано прежде всего с геополитическими интересами стран, сосуществующими на этом пространстве. Впервые эту идею на новейшем этапе развития постсоветского пространства сформулировал Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев в своей лекции , которую он 29 марта 1994 года прочитал перед преподавателями и студентами МГУ. Евразийская реинтеграция, по его мнению, должна была привести к созданию Евразийского союза, конфедеративного государства, к участию в котором предполагалось пригласить государства Центральной Азии, Южного Кавказа, Восточной Европы. В известном смысле это был политический ответ на создание СНГ, которое учредили руководители трех славянских республик бывшего Советского Союза в декабре 1991 года в Беловежской Пуще. Но в 90-е годы прошлого столетия создание подобной конфедерации не отвечало интересам национальных элит. И хотя вопрос о некоем евразийском сообществе не был снят с повестки дня, к реализации этого проекта удалось приступить только через пятнадцать лет после памятной лекции лекции Н. Назарбаева в МГУ. Создание Евразийского экономического союза неизбежно стимулирует все интеграционные процессы на территории России, Белоруссии и Казахстана, а так же в других государствах, которые готовы выступить хотя бы наблюдателями в этом новом надгосударственном объединении. Только важно понимать, что авторы этого проекта пытаются создать качественно новое сообщество, принципиально новый союз, который не предполагает актуализации ни старого советского наследия, ни традиций Российской империи.

Это остро ощущаешь в Астане - самой новой столице постсоветского пространства, которая создана энергией устремленности в будущее. Этот город не только материализация воли президента Казахстана Н. Назарбаева, но и выражение потребности в преодолении той самой "азиатчины", что парализует стремление к творчеству и развитию. Во многих выступлениях участников дискуссии на форуме речь шла о том, что экономическая интеграция, безусловно расширяющая и углубляющая межнациональное общение, равно как и определяющая необходимость в языке этого общения (а им, очевидно, по-прежнему будет русский язык), не отменяет глубинных культурных различий, которые веками обосабливали один народ от другого. И вовсе не случайно на форуме прозвучала мысль о преимуществах кочевой модели человеческого бытия. Явно не кочевники построили Астану - всерьез и надолго, на века. Город первоклассных зданий и сооружений, созданных лучшими архитекторами мира. Ни на какие другие города не похожий, но вписывающийся в ряд столиц, задающих стиль ХХI столетия. Однако люди, его задумавшие и построившие, пусть и с помощью архитектора Нормана Фостера, не собираются расставаться со своей культурной идентичностью.

"Российская газета"

Обсудить