В будущее – без фермеров и бедных

Пока власть и профсоюзы не раскрыли мне и другим таким же непонятливым глаза, смею предположить, что введение ставки НДС в 20% на продукцию сельского хозяйства призвано решить две, действительно, стратегические задачи: извести напрочь мелкого производителя и ускорить «естественное» сокращение числа бедных.

В апреле текущего года Минфин на своём портале разместил информацию о проекте налоговой политики на предстоящие три года (2013 – 2015). В том числе в приложении 4 «Obiectivele politicii fiscale şi politicii de administrare fiscală» на 8-ми страницах были сконцентрированы основные, ожидающие нас нововведения. (См. http://www.mf.gov.md/common/middlecost/cctm2013/cbtm20apr/Anexa_4.pdf).

Из разрозненных источников известно, что зуд новаторства на этом не утих и к настоящему времени дополнения и изменения разбухли по объёму уже в разы. В частности, добавили, как и в прошлом году, увеличение НДС на сахар с 8-ми до 20%. А ведь, сколько об этом уже говорилось и писалось? Тогда эта идея не прошла, но власть, надо полагать, эту проблему по-прежнему не считает граблями.

Но, что пока остаётся неизменным, так это инициатива о грядущем увеличении ставки НДС на продукцию сельского хозяйства с 8-ми до 20%: «În anul 2013 se prevedeb) introducerea cotei standard TVA de 20% pentru producţia agricolă primară în schimbul cotei reduse a TVA de 8%, cu restituirea (subvenţionarea) directă din partea statului».

Правда, министр финансов, хоть и устно, но обещает, что эти добавленные 12% вернут сельхозпроизводителям, вот только попозже: в течение полугода (этакая, завуалированная форма кредита от аграриев в помощь худосочному бюджету), и они якобы ничего не потеряют, а даже где-то выиграют, получив эти проценты на своё развитие.

До сих пор, как известно, действует норма Налогового кодекса: «8 процентов – на продукцию растениеводства и садоводства в натуральном виде и продукцию животноводства в натуральном виде, живом и убойном весе, произведенную в стране и поставляемую на территории страны».

Что больше всего поражает, так это то, что предстоящее подобное «реформирование» уже более двух месяцев оставляет безучастными наши «доблестные» профсоюзы и отраслевое Министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности? Первые, не щадя живота своего, денно и нощно бьются за права трудящихся, а вторые – за динамичное развитие этого важнейшего сектора экономики.

А может за этими новациями кроется какая-то конгениальная идея, в которую мне, да и моим коллегам, с которыми пришлось поделиться своими сомнениями, никак не удаётся «въехать»? Разумеется, то, что измышляют наши чиновники, это не для среднего ума, и всё же…?

А сомнений скопилось не мало:

Во-первых, разве неизвестно, что часть продуктов питания крайне значимых для элементарного выживания малоимущих людей, в том числе и пресловутый сахар, включена в перечень социально значимых товаров? (См. «Приложение № 3 к Постановлению Правительства № 547 от 4 августа 1995 г.) Ведь и школьнику понятно, что введение ставки НДС в 20% автоматически повысит на 12% розничные цены на весь ассортимент выращиваемой сельскохозяйственной продукции: от петрушки и укропа до молока и мяса. А это, разумеется, весьма ощутимо ударит, как раз по трудящимся и особенно по бедным!

А может для компенсации вводимого подорожания в проекте фискальной политики предусмотрена адекватная индексация заработной платы и пенсий? Но таких предложений я не смог найти.

Или в Молдове с будущего года уже не будет социально уязвимых?

Во-вторых, что скрывается за фразой: «Вернут в течение полугода»? Лично мне в качестве бизнес-менеджера неоднократно приходилось заниматься проблемой возмещения НДС. Первое, что предпринимает налоговая в подобных случаях, так это направляет проверяющего с тем, чтобы, хоть высоси из пальца, но обоснуй отказ в возмещении, а ещё лучше – штрафани экономического агента…

И одно дело, когда у вас крупная фирма с «подкованными» бухгалтерской и юридической службами, и, совсем другое, если вы мелкий фермер. Бухгалтер-то у вас, как правило, приходящий. Да и где в селе найдёшь «гладиатора», способного дать адекватный ответ налоговику?

К тому же, высокопрофессиональный бухгалтер и стоит дорого, рядовому фермеру его содержание, как правило, не по карману.

В-третьих, переработчик сельскохозяйственного сырья или же торговое предприятие, реализующее «свежьё», тут же сформулируют условие заготовки: «Если сдаёшь мне продукцию без налоговой накладной на НДС, принимаю её на 20% дешевле». И это логичное требование, так как выплаченные поставщику суммы в качестве НДС идут в зачёт в расчётах с государством. (Налогоплательщик перечисляет в бюджет разницу между НДС, полученным от реализации собственных товаров и услуг, и НДС, ранее выплаченным поставщикам товаров и услуг).

Но, чтобы фермеру стать плательщиком НДС, необходимо иметь годовой оборот более 100 тыс. леев в год. Однако многие мелкие сельхозпроизводители до этой суммы не дотягивают. К тому же, сегодня далеко не все являются плательщиками НДС и с оборотом до 600 тыс. леев, уж очень много мороки с отчётностью.

В-четвёртых, в настоящее время значительная часть продукции заготавливается посредниками, зачастую, за наличные, законодательство это позволяет, а они уже, в свою очередь, продают её перерабатывающему или торговому предприятию. Здесь возврат 12% НДС аграрию вообще становится невозможен.

В-пятых, у крупного производителя всё-таки есть шансы вернуть названные 12% и получить соответствующую фору перед мелким, которому тут ничего не светит. Следовательно, с предстоящего 2013 года изначально формируются предпосылки для нелояльной конкуренции: стимулирующие – для крупного бизнеса и разоряющие – для мелкого.

В-шестых, взятый курс на ежегодный пересмотр правил ведения бизнеса в сторону отмены действующих льгот, ужесточения санкций и увеличения ставок налогов вносит запредельные риски в организацию, практически, для всех видов предпринимательской деятельности. По ныне действующим условиям у вас ещё может просматриваться прибыль, а завтрашнее ужесточение, о котором вы даже не предполагали, отбросит в минус. А отсюда в Молдове и крайне низкая инвестиционная активность, в разы меньшая, чем у наших соседей.

Таким образом, пока власть и профсоюзы не раскрыли мне и другим таким же непонятливым глаза, смею предположить, что введение ставки НДС в 20% на продукцию сельского хозяйства призвано решить две, действительно, стратегические задачи: извести напрочь мелкого производителя и ускорить «естественное» сокращение числа бедных.

Обсудить