Главный «скелет в шкафу» Воронина - Плахотнюк

Фундаментально необходимым представляется также институционализированное, т.е. программное, на самую ближайшую перспективу, обязательство (озвученное) избавить страну от Плахотнюка и плахотнюков, освободить государство от олигархической удавки, разрушить все без исключения преступные схемы, опутавшие и разъедающие ржой коррупции сегодня Молдову.

Результаты правления АЕИ катастрофичны. По общему мнению, страной руководят контрабандисты, рейдеры и коррупционеры, государство (суды, прокуратура, СИБ, ЦИК, Координационный Совет по Телерадио, ЦБЭПК и пр.) полностью подчинено интересам 2-3 людей, закрываются школы, сокращается госбюджет, скоро нечем будет платить зарплаты и пенсии, карательные органы арестовывают учителей и врачей, а судебная система участвует в захватах банков и госпредприятий. Короче, пожар в бардаке при наводнении. При этом опросы показывают, что рейтинги партий АЕИ хоть и падают, но не очень драматически, а рейтинг ПКРМ, хоть и растет, но на «снежный ком» протестной волны не похож.

Да, этот режим манипулирует общественным мнением через подконтрольные СМИ (закрытие NIT-а из этой оперы); да, фальсифицируются социологические опросы; да, Евросоюз (подло) безусловно поддерживает этот бандитский режим, убивая в Молдове саму идею евроинтеграции; да, АЕИ самым циничным образом издевается над законами и Конституцией; да, ПКРМ подвергается репрессиям – все это, согласна, поддерживает режим на плаву и не дает оппозиции расти. И тем не менее …

И тем не менее, не оставляет ощущение, что при всех выше названных условиях, ПКРМ (единственная серьезная оппозиция в Молдове) может и должна сегодня собирать под свои знамена сопротивления (не столько коммунистические знамена, сколько именно «знамена сопротивления») бандитскому режиму, в буквальном смысле разрушающему страну, гораздо больше людей. Как минимум тех, кто во всех опросах (эту цифру, кажется, никто не фальсифицирует) считает, что страна движется в неправильном направлении. А это от 60 до 80 % избирателей, не только сторонников ПКРМ, но и людей аполитичных и симпатизирующих другим политическим партиям. Этого пока не происходит. По вышеназванным причинам? Да, но только отчасти.

Главное, по моему глубокому убеждению, объяснение этому заключается в другом. Не в отсутствии реформ внутри партии, в которых ПКРМ нуждается не в большей степени, чем любая другая функционирующая в молдавской политике партия. Не в уходе «предателей» разных мастей и возрастов. Не в отсутствии идей и грамотных специалистов.

В другом. В «не до конца» искреннем отношении ПКРМ, скорее ее лидера, к своему собственному прошлому. Прошлому, которое в виде сегодняшнего кошмара наяву бьет наотмашь по лицу и другим частям тела не только партию, но и страну. Имя этому прошлому, этому сегодняшнему кошмару - Плахотнюк.

Это может показать недопустимым упрощением, но сегодня Зло в Молдове персонифицировано - Плахотнюк. Лакей, прорвавшийся в хозяева.

Нельзя объяснить прошлое, не называя имя этого человека, не говоря о том, как закладывались основы того, что мы имеем сегодня. Нельзя объяснить настоящее, не говоря о Плахотнюке, о том, как он подчинил себе не только не способную к сопротивлению Демпартию, не только прокуратуру, ЦБКЭП, суды, госпредприятия и прочие «металферосы», но и президента, парламент, большую часть политического класса страны. Нельзя говорить о будущем, не давая ответ на вопрос, что в этом будущем должно произойти с Плахотнюком и с плахотнюками.

Однако, именно это пытается делать Владимир Воронин. Говорить о прошлом, настоящем и будущем, не называя Плахотнюка, не говоря о главной проблеме страны, избегая называть вещи своими именами. И у него это получается плохо. Он и, соответственно, партия им руководимая, не очень убедительны.

Судите сами. ПКРМ в оппозиции ведет титаническую работу: выступает с социальной инициативой «Молдавский Проект», формулирует программу модернизации «Сорок городов», срывает референдум по пересмотру Конституции, организует Социальные марши, мобилизует людей под знамена «Гражданского Конгресса», проводит массовые уличные протесты, провозглашает амбициозные планы строительства демократического социализма в стране. Все говорит об активности, профессионализме, интеллектуальном и организационном потенциале, однако, за исключением срыва референдума, все идет со скрипом, буксует и вызывает все больший скептицизм у публики (не путать с телевидением). И рады бы в рай, да грехи не пускают.

Почему это так? Думаю, ответ очевиден. И «Молдавский проект», и «Сорок городов» и идея демократического социализма, и само будущее ПКРМ есть и будет под вопросом, пока партия не даст гарантий, что маразм и кошмар по имени Плахотнюк, как периода коммунистического правления, так и периода АЕИ не повторится. «Зачем, - задаются многие вопросом, - бороться за возвращение ПКРМ к власти? Чтобы продолжалось воровство только при других, новых старых действующих лицах?».

При этом то, что Плахотнюк останется при своих при новой власти, ни у кого не вызывает сомнений. Останется не только он, но и все воровские схемы, контролируемые сегодня им. Такая перспектива очень-очень многих совсем не воодушевляет.

Гарантией того, что после прихода ПКРМ к власти не будет в Молдове плахотнюков и их схем, по моему мнению, может быть выволакивание на свет Божий главного «скелета в шкафу» Воронина и ПКРМ – Плахотнюка. Т.е. признание со стороны Владимира Воронина своей доли ответственности за возникновение в Молдове такого явления как Плахотнюк/Улинич.

Фундаментально необходимым представляется также институционализированное, т.е. программное, на самую ближайшую перспективу, обязательство (озвученное) избавить страну от Плахотнюка и плахотнюков, освободить государство от олигархической удавки, разрушить все без исключения преступные схемы, опутавшие и разъедающие ржой коррупции сегодня Молдову.

В дополнение к сказанному, мне кажется, правильным и безопасным было бы прекратить все закулисные «сношения» с Плахотнюком, которые не только подрывают доверие людей к Воронину и к его семье, но и создают взрывоопасную ситуацию в самой ПКРМ, в отношении которой у Плахотнюка одна цель – уничтожить. Думаю, Владимиру Николаевичу не стоит больше рисковать, продолжая "общение" с Плахотнюком и его людьми. Не стоит продолжать рисковать собой и партией.

Скажи завтра Воронин (пусть поздно, чем никогда): «Люди добрые, извините, не доглядел, под моим боком росло такое чудовище, которое сегодня измывается над всей страной. Приложу все силы, чтобы от этого Плахотнюка, его схем , делишек и следа не осталось в Молдове» - и ему не только все простят, но и сильно-сильно поверят. Эффект случится такой, какой никаким пиаром не получишь.

Нет сегодня более выгодной политической программы, чем не боятся и открыто противостоять Плахотнюку и плахотнюкам (филаты, лупы и гимпы тут идут, естественно, вторым эшелоном). Это программа на самую ближайшую перспективу, которая будет поддержана народом, если ее будет вести не политический лилипут Сержиу Мокану, а monster sacré молдавской политики Владимир Воронин. А уж ко всему этому приложатся и «Молдавский проект», и «Сорок городов» и Демократический социализм, и ... у оппозиции появится реальный шанс на массовую "победную" поддержку.

Может так случиться, что Воронин не поймет, что бояться не выгодно и продолжит избегание темы Плахотнюка, и однопартийцам не будет давать возможность об этом открыто говорить. В этом случае и за будущее ПКРМ, и за будущее самого Воронина и его семьи ручаться сложно. А уж о месте в Истории и говорить не хочется.

Нам, избирателям, что делать, голосовать за лондонский суд?

eNews.md

Обсудить