О начале Второй Мировой войны. Ответ Николаю Дабижа

Жаль, что Николай Дабижа и подобные ему воинствующие историки - так до сих пор и не поняли, что это и по их персональной вине наша Молдова находится сегодня на «задворках Европы», что это по причине их пещерной русофобии, истерического антикоммунизма, бьющего через край унионизма, циничного восхваления «подвигов» румынского фашизма, упорного нежелания признавать очевидные исторические факты, осторожные европейцы продолжают держать нашу страну перед закрытыми воротами Евросоюза, где, к сожалению, хватает и своих собственных «дабиж».

В газете «Literatura si Arta» опубликована статья Николая Дабижа, в которой утверждается, «Пакт Молотова-Риббентропа все еще держит нас, бессарабцев, в заложниках на задворках Европы» В этой статье Дабижа задается вопросом: «Действительно ли Вторая Мировая война началась 22 июня 1941 года?», а затем сам же и утверждает, что «начало крупнейшей войны в истории человечества необходимо датировать 23 августа 1939 года, когда был подписан Пакт Молотова-Риббентропа».


Во-первых, никто, нигде и никогда до господина Дабижи не утверждал, что Вторая Мировая война началась 22 июня 1941 года, ибо, как известно, в этот день, нападением фашистской Германии на Советский Союз, началась Великая Отечественная война советского народа против гитлеровских агрессоров и их союзников, в числе которых была и столь любимая его сердцу Румыния.

Во-вторых, общепринято считать, что Вторая Мировая война началась не 23 августа 1939 года, когда в Москве был подписан «Пакт Молотова-Риббентропа», а 01 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу, в связи с чем 03 сентября 1939 года о состоянии войны с ней заявили союзные с Польшей великие державы - Франция и Великобритания.

В-третьих, в настоящее время большинство историков склоняется к мнению о том, что датой начала Второй Мировой войны всё-таки следует считать аншлюс Германией соседней Австрии, куда она 12 марта 1938 года (при полном попустительстве со стороны «западных демократий» в лице США, Франции и Великобритании) ввела свои войска.

Следующим её этапом стал преступный Мюнхенский сговор 29 сентября 1938 года между германским нацистским фюрером Адольфом Гитлером, итальянским фашистским дуче Бенито Муссолини, премьер-министром Франции Даладье и премьер-министром Великобритании Чемберленом об «уступке» Германии «Судето-немецкой области», то есть территории суверенного государства – Чехословакии, после чего 01 октября 1938 года немецкие войска её благополучно оккупировали.

Кстати, в октябре 1938 года на Чехословакию, пользуясь удобным случаем, вероломно напала и представляемая господином Дабижей в качестве «невинной жертвы германо-русских агрессоров» панская Польша, отхватив от неё Тешинскую область, в которой на тот момент проживало 156 тысяч чехов и только 70 тысяч поляков. Причём эти местные поляки прекрасно чувствовали себя в Чехословакии и, в отличие от тяготевших к Германии судетских немцев, вовсе не собирались присоединяться к Польше. Причём Польша, в отличие от Германии, напала на Чехословакию безо всякого разрешения со стороны Франции и Великобритании.

Поэтому, когда в конце лета 1939 года ясно обозначилась угроза нападения Германии на Польшу, британский политики Уинстон Черчилль записал в своём дневнике: «…и вот теперь… Англия и Франция предлагают гарантировать целостность Польши – той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства».

15 марта 1939 года Германия полностью оккупировала оставшуюся часть Чехословакии. Немецкие войска вторглись в Моравско-Остравский выступ, чтобы обезопасить витковицкие металлургические заводы от возможного захвата их поляками.

Не лишне напомнить, что аншлюс Австрии и захват Чехословакии в 1938 – 1939 г.г. были вменены Германии на Нюрнбергском процессе как акты агрессии, что подкрепляет точку историков, считающих эти действия Гитлера началом Второй Мировой войны.

Что же касается утверждения господина Николая Дабижи о том, что «в сентябре Германия и СССР нападают на Польшу и делят ее между собой», а также его ссылок на признанного фальсификатора истории Виктора Суворова (Резуна), утверждающего, что «Сталин готовился напасть на Германию 6 июля 1941 года для того, чтобы «освободить Европу до Атлантического океана от фашизма» и установить в во всей Европе «мировой лагерь социализма», но Гитлер узнал об этом и напал на Сталина на несколько недель раньше, предвосхищая удар…это был самоубийственный шаг, но у него не было выбора», то здесь вообще всё перемешано, передёрнуто и поставлено с ног на голову.

Во-первых, ни один серьёзный и добропорядочный историк, как на Востоке, так и на Западе никогда не утверждал, что «Сталин хотел напасть на Гитлера», поскольку имеющиеся в нашем распоряжении документы (а не бредовые измышления господ-русофобов типа Николая Дабижи) не дают ни малейших доказательств этой версии.

Во-вторых, надо учитывать, что и Польша, и Великобритания в 1939 году категорически отказались от военно-политического союза с СССР против Германии, причём даже тогда, когда Гитлер начал мобилизацию, по причине того, что в Варшаве, как и в Лондоне и Париже, очень надеялись направить германскую агрессию на Советский Союз.

В-третьих, в этой ситуации СССР сделал очень точный и верный шаг: не имея возможности предотвратить надвигающуюся войну, с целью выиграть время для перевооружения своей армии, он заключил Договор о ненападении с Германией. Этот вынужденный договор, конечно, никого в Правительстве Советского Союза не обманул и не обрадовал, поэтому когда Риббентроп при его подписании в Кремле заявил о «духе братства, который связывает русский и немецкий народы», советский представитель Молотов резко оборвал его речь, заявив, что «между нами нет и не может быть никакого братства».

Кстати, и в своём докладе германскому фюреру Адольфу Гитлеру по возвращении из Москвы Риббентроп привёл слова присутствовавшего при подписании договора советского лидера Иосифа Сталина, который прямо заявил ему, что «не может быть нейтралитета со стороны СССР, пока Германия не перестанет строить агрессивные планы в отношении нас. Мы не забываем, что вашей конечной целью является нападение на Советский Союз».

Что же касается освободительного похода Красной Армии в Польшу в сентябре 1939 года, то он начался только тогда, когда Польское государство, фактически, прекратило своё существование и возникла необходимость взять под защиту проживающих там украинцев и белорусов от ужасов войны и нацистского рабства.

Как заявил 01 октября 1939 года в своём выступлении по лондонскому радио сэр Уинстон Черчилль, «…Для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует. Следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть… Я не могу предсказать, каковы будут действия России. Это загадка… Однако ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря, чтобы она оккупировала Балканы, покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России».

На этом документальном фоне любому ученику средней школы, конечно, изучавшему новейшую историю не по учебнику «История румын», не составит труда опровергнуть сомнительные во всех отношениях утверждения господина Николая Дабижи о том, что «Нельзя фиксировать начало Второй мировой войны 22 июня 1941 года, как это делает советская пропаганда… В это время война была уже в самом разгаре, - после того, как Германия оккупировала множество стран Западной Европы, а СССР силой оружия захватил Восточную Европу – Польшу, Финляндию, Литву, Латвию, Эстонию, части Румынии… Началом Второй мировой войны нужно считать 23 августа 1939 года, когда Гитлер и Сталин подписали «мирный» Договор, известный как Пакт Молотова-Риббентропа, оставивший свой след на судьбах десятков миллионов человек и который, к сожалению, все еще держит нас, бессарабцев, заложниками здесь, на задворках Европы».

Во-первых, приходится снова повторить, что советская пропаганда нигде и никогда не «фиксировала» начало Второй Мировой войны датой 22 июня 1941 года.

Во-вторых, Советский Союз никогда не «захватывал силой оружия» Польшу (он вернул лишь исконные украинские и белорусские земли), Финляндию (он лишь отодвинул советско-финскую границу от Ленинграда на несколько десятков километров), части Румынии (он вернул лишь украденную румынами в 1918 году Бессарабию), а Литва, Латвия и Эстония вообще вошли в состав СССР по воле их народов.

В-третьих, утверждать, что Пакт Молотова-Риббентропа «держит бессарабцев заложниками на задворках Европы» может только человек, который до сих пор не признал ни существования суверенного и независимого государства – Республики Молдова, ни права молдавского народа жить своим собственным умом.

Жаль, что господину Николаю Дабиже неизвестны подлинные исторические факты, согласно которым, ни Вашингтон, ни Лондон, ни Париж не выразили Москве протесты в связи с освободительным походом Красной Армии в Польшу, а также не протестовали против возвращения Советскому Союзу Бессарабии, освобожденной от румынской оккупации.

Вот и получается, что западные юристы, дипломаты, правительства США, Великобритании, Франции, ставших политическими и военными союзниками СССР в борьбе с гитлеровским Третьим Рейхом, никогда не называли Советский Союз агрессором и не подвергали сомнению правомерность возвращения им в свой состав Бессарабии, западных частей Украины и Белоруссии, Литвы, Латвии.

Жаль, что Николай Дабижа и подобные ему воинствующие историки - так до сих пор и не поняли, что это и по их персональной вине наша Молдова находится сегодня на «задворках Европы», что это по причине их пещерной русофобии, истерического антикоммунизма, бьющего через край унионизма, циничного восхваления «подвигов» румынского фашизма, упорного нежелания признавать очевидные исторические факты, осторожные европейцы продолжают держать нашу страну перед закрытыми воротами Евросоюза, где, к сожалению, хватает и своих собственных «дабиж».

Обсудить