Расцвет застоя, или Партийный винегрет по-молдавски

На этой неделе исполнилось 100 дней с момента вступления Николае Тимофти в должность президента Молдовы.

В других странах такие даты обычно становятся предметом активных общественных дискуссий о том, что удалось новому главе государства, что не удалось, чего он вообще хочет, насколько это хорошо или плохо.

Новый президент Молдовы оказался настолько никаким, что и дискуссии на тему его первых 100 дней пребывания у власти не было никакой. Такое впечатление, что в администрации президента действует четкая установка — ничего не делать, и все работники этого госучреждения, начиная с его шефа, строго этой установке следуют.

В такой позиции, а точнее, в полном отсутствии позиции президента, нет ничего удивительного, учитывая то, в каких условиях и как он был избран. Очевидно, что между 62 избирателями Тимофти, депутатами от Альянса за европейскую интеграцию и примкнувшими к ним «группой Додона» и Годей-одиночкой, есть четкая договоренность: мы тебя избрали, и на этом все и должно закончиться, президент не имеет права вмешиваться в происходящее в стране, делами которой могут заправлять лишь партии АЕИ.

На дне

Избрание президента отодвинуло от головы АЕИ дамоклов меч досрочных выборов, но никак не способствовало переходу страны к нормальному развитию.

Даже официальная статистика, которая обычно приукрашивает действительность, дает негативные цифры по основным отраслям экономики и рост ВВП всего лишь в один процент в первом квартале этого года. Эксперты говорят, что реально в Молдове уже имеет место экономический спад. Но даже если поверить цифрам статистики, один процент роста — это вообще ничто.

Экономика Молдовы напоминает человека, который упал на дно водоема и над которым толща воды в десять метров. Если он будет подниматься в год на один процент, то есть на десять сантиметров, он сможет выбраться на поверхность через сто лет. Такие «темпы роста» не только изначально обрекают Молдову на то, что она и дальше будет оставаться самой бедной европейской страной, но и гарантируют, что разрыв между нею и даже предпоследним по бедности государством Европы будет лишь увеличиваться.

Лидеры АЕИ вообще не говорят о развитии экономики, тех или иных ее отраслей, об инвестициях, о роли во всем этом государства. Ни президент, ни парламент, ни правительство не ставят никаких целей и задач в этом направлении.

Вместо того чтобы расширять налогооблагаемую базу, правительство выжимает последние соки из тех предприятий, которые еще как-то держатся на плаву. Минфин действует по принципу «Чтобы корова меньше ела и давала больше молока, ее нужно меньше кормить и больше доить». Минэкономики и депутаты парламента послушно кивают головой.

За секвестром бюджета почти на полмиллиарда леев, осуществленным в этом месяце, осенью ожидается новый секвестр на сумму, в два раза большую. Это может вызвать перебои в выплате зарплат и пенсий, не говоря уже о неспособности правительства инвестировать в будущее развитие. Вся надежда опять на внешнюю помощь, которая позволит правительству заткнуть бюджетные дыры и не допустить массовых акций протеста уже на социально-экономической почве.

На фоне полной неспособности решать экономические вопросы АЕИ продолжает заниматься всякой политической ерундой, чтобы и дальше возбуждать общественное мнение и отвлекать людей от насущных проблем повседневной жизни. Чем меньше хлеба — тем больше зрелищ. Ничего нового.

Закончив шоу с лоббированием законодательства о защите прав сексменьшинств, АЕИ решил вернуться к инициативе по принятию новой Конституции.

Судя по идеям, которыми пытаются «нафаршировать» Основной закон разные партии АЕИ, — сделать Декларацию независимости преамбулой к Конституции, назвать государственный язык румынским, ввести всеобщие прямые выборы президента и одномандатные выборы в парламент, сохранить унитарный характер государства, отказаться от нейтралитета, ― Конституция и сами споры вокруг нее не только не станут актом примирения, нахождения консенсуса, общественным договором для всех граждан Молдовы, но, напротив, еще больше углубят раскол в обществе.

АЕИ собирается вынести проект Конституции на всенародный референдум весной 2013 года. Если с этим плебисцитом будут совмещены и досрочные парламентские выборы, продолжение хаоса в Молдове гарантировано.


Левые олигархи, бронза ЛДПМ и unirea forever

Избрание президента не положило конец и раздраю между участниками АЕИ.

Демократическая партия на недавнем съезде объявила о претензиях на то, чтобы стать партией №1 в Молдове. Задача совершенно нереальная, учитывая, что на выборах в 2010 году ПКРМ получила 39,3%, ЛДПМ — 29,4%, а ДПМ — всего 12,7%. Столь же абсурдно и объявление о том, что ДПМ, с ее несмываемой репутацией партии олигархов, жуликов и воров, должна стать главной силой левого центра. «Левый» Влад Плахотнюк — это примерно то же самое, что Билл Гейтс — компьютерный пират и хакер.

Если сравнить политические партии с поездами, то у ДПМ самые шикарные вагоны — бизнес-класс, лоск и гламур, проводницы-модели, все навороты, ― но слабый локомотив. Мариан Лупу не может тащить поезд ДПМ так мощно и быстро, чтобы обогнать ПКРМ и ЛДПМ. Отрицательные рейтинги Влада Плахотнюка и Дмитрия Дьякова настолько высоки, что гасят тот позитив, который еще остался у Лупу.

Зеленый «вагон» ЛДПМ, несмотря на такой мощный локомотив, как лидер партии, премьер-министр Влад Филат, тормозят ухудшающаяся социально-экономическая ситуация и все большая «брежневизация» самой партии. Ее лидеры предпочитают закрыть шторки и раскачивать вагон, не замечая, что тот стоит на месте, а за окнами царит застой, который, в полном соответствии с приснопамятными традициями все более бронзовеющего «дорогого Леонида Ильича», приказано считать расцветом. О том, какая путаница царит в головах у либерал-демократов, свидетельствует хотя бы тот факт, что они одновременно выступают как за союз с олигархами, так и за борьбу с коррупцией, как за интеграцию Молдовы в ЕС, так и за ее реинтеграцию с Приднестровьем, которая делает невозможной интеграцию в ЕС.

У выкрашенного в цвета румынского триколора «вагона» ЛП самый «чистенький» тепловозик в лице Дорина Киртоакэ. К тому же, в отличие от ДПМ и ЛДПМ, он еще и идейный. Михаю Гимпу просто повезло, что у него есть такой племянник и преемник. Этот партийный «состав» может резко рвануть вперед, но только на короткую дистанцию. Сам по себе далеко он тоже не уедет. Слишком невелика прослойка румынских унионистов, чьи интересы представляет ЛП.

Недавно к трем «поездам» АЕИ присоединилась «платформа» «группы Додона», а к той — еще и «дрезина» «группы Мишина». Можно предположить, что осенью эти две группы сформируют общую фракцию, лидером которой станет Игорь Додон, а Вадим Мишин может занять должность вице-председателя парламента. АЕИ при этом сохранится, никакого формального переформатирования правящей коалиции ожидать не приходится, потому что АЕИ никак не может переформатироваться без того, чтобы не развалиться. А развалиться он не развалится до тех пор, пока этого не захотят западные «кукловоды» Альянса.


Чего хочет Владимир Воронин?

Статью под таким заголовком «Панорама» опубликовала в начале этого года.

«Лидер ПКРМ Владимир Воронин, судя по всему, сам не знает, чего он хочет. А если знает, то не может толком это объяснить ни своим товарищам по партии, ни широкой молдавской общественности. Или не хочет объяснить, что еще хуже», ― говорилось в той статье.

Хотя с тех пор прошел партийный съезд, а парламентская фракция ПКРМ сократилась еще на трех депутатов, сегодня точно так же не ясно, чего же хочет Владимир Воронин.

Если продолжить сравнение партий с поездами, то «состав» ПКРМ сформирован из стареньких броневагонов вперемежку с теплушками, по которым ведется постоянная стрельба со стороны АЕИ и которые сами постоянно отстреливаются, теряя личный состав и уверенность в том, что проигранные сражения — это еще не проигранная война. Несмотря на потери и полное отсутствие гламурности, «поезд» ПКРМ остается самым устойчивым из всех партийных «составов». А главное, у него, хоть и старенький, но очень надежный «паровоз» в лице Воронина, который еще долго будет обгонять все остальные партийные «локомотивы».

Понятно, что ПКРМ хочет пустить под откос «поезд» АЕИ, но непонятно — зачем, если, конечно, не принять самое простое объяснение — чтобы самим вернуться к кормушке, от которой коммунистов в 2009 году отодвинул Альянс.

За восемь лет пребывания у власти, с 2001 по 2009 год, у ПКРМ была уникальная возможность провести важнейшие решения и реформы, которые сделали бы необратимым процесс консолидации молдавской государственности. Но ПКРМ за все эти годы не приняла ни одного по-настоящему ответственного решения. Одна история с Меморандумом Козака чего стоит. Если бы он был все-таки подписан, сегодня мы жили бы в совершенно другой стране.

Из своего последнего съезда ПКРМ вышла с еще более запутанной идейной платформой.

ПКРМ однозначно выступает против АЕИ, но она не говорит о своей позитивной повестке.

Партия называет себя главной силой молдавских государственников, но она не говорит, каким она видит это самое Молдавское государство.

В своем докладе на съезде Воронин хвастался либеральными реформами, которые были проведены во времена пребывания ПКРМ у власти. Коммунисты, хвастающиеся тем, что они либеральнее либералов из АЕИ, ― это странно.

В уставе партии по-прежнему записано, что «ПКРМ выступает за евроинтеграцию». При этом партия резко критикует европейские структуры за то, что они покрывают все безобразия АЕИ, но одновременно жалуется этим же самым евроструктурам на то, что АЕИ такой безобразный.

Продолжая выступать за евроинтеграцию, ПКРМ заявляет о своей «интеграционной открытости», в том числе для таких проектов, как Таможенный и Евразийский Союз. При этом ПКРМ прямо не говорит, что она поддерживает вступление Молдовы в ТС и ЕврАзЭс, зато предлагает объединить все компартии бывших советских республик в единую «общесоюзную» организацию, как будто в том только и состоит смысл интеграции на Востоке, чтобы объединить партии Зюганова, Симоненко и Воронина. В то же время ПКРМ тихо саботирует инициативу СДПМ по сбору подписей за проведение референдума о присоединении Молдовы к ТС, видя в этой инициативе угрозу собственным электоральным позициям, причем угрозу, исходящую не столько от СДПМ, сколько от якобы стоящих за нею «кукловодов» из АЕИ.

При том, что ПКРМ так гордится своими либеральными реформами, она сохраняет в своем самоназвании слово «коммунизм» и заявляет устами Воронина, что собирается изменить программные документы в направлении демократического социализма. Получается странный коктейль из либерализма, коммунизма и демократического социализма.

Непонятно, сколько времени займет переход к демократическому социализму и какая из десятков его разновидностей будет признана наиболее подходящей для молдавских либерал-коммунистов. Если в качестве модели демсоциализма признавать Социнтерн, то его членом уже является ДПМ. И как соединить современный демсоциализм европейского типа с созданием единой коммунистической партии в бывшем СССР?

В любом случае, каким бы ни был социализм, он предполагает ключевую роль государства, его активную политику во всех областях — экономике, социальной сфере, здравоохранении, образовании, науке, культуре. ПКРМ ничего внятного о том, какой она видит роль государства, не говорит. Если же ПКРМ полагает, что общество может быть организовано без государственного принуждения, то это уже не социализм, и даже не капитализм, а анархизм.

Наряду с предполагаемым переходом к демсоциализму и возможной «интеграцией на постсоветском пространстве», третьим пунктом повестки дня ПКРМ «на ближайшие годы» Воронин назвал «наступление на двух прямо противоположных направлениях» ― «активизация нашей парламентской деятельности» и «продолжение консолидации Гражданского конгресса» с целью «выхода страны из кризиса».

В «нелегитимный» парламент с целью его «подрыва изнутри» ПКРМ уже вернулась. Осенью Гражданский конгресс может возобновить свои акции протеста. Но как это наступление ПКРМ двумя колоннами на АЕИ будет способствовать выходу из кризиса, окутано туманом. Даже если будут объявлены досрочные выборы, и даже если ПКРМ возьмет на них большинство, непонятно, что она собирается делать с властью.

Съезд ПКРМ не прояснил позицию партии по важнейшим проблемам развития государства и общества. На сегодня у этой партии нет ни одной стержневой идеи, которая была бы объявлена большинству общества, и оно бы ее однозначно поддержало. Пока что ПКРМ продолжает вести позиционную борьбу против «Альянса за евро», не раскрывая сами конечные цели этой борьбы.

В итоге, так называемая политическая элита предлагает гражданам Молдовы непонятный винегрет из гламурной и левоолигархической ДПМ, «брежневеющей» и бронзовеющей ЛДПМ, унионистской ЛП и либерально-коммуно-демосоциалистической ПКРМ. Что-то не тянет все это кушать.
pan.md

Обсудить